Банки высокой концентрации

В 2017 году часть пяти наибольших кредитных организаций на рынке может достигнуть 60%

Банки высокой концентрации

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Часть рынка пяти наибольших кредитных организаций России в 2017 году может достигнуть очередного рекорда — 60%, подсчитали для «Известий» аналитики Национального рейтингового агентства (НРА). Для «громадной пятерки» это указывает рост шансов и прибыли устоять при значительных неприятностей, для других игроков такое положение дел угрожает понижением борьбы, а для компаний и россиян — ухудшением доступности денежных одолжений, полагают аналитики.

Концентрация финсектора на пяти наибольших кредитных организациях повышается . Так, на начало октября удельный вес активов топ-5 достиг 56,9%, увеличившись за III квартал на 0,3 процента, а за 2015 год и того более — на 2,5 п.п. Причем в число тяжеловесов банковского рынка входят уже не только кредитные организации с участием в капитале страны либо госкомпаний, но и одна личная структура — ФК «Открытие».

Активы этих кредитных организаций увеличились практически до 45 трлн рублей, притом что совокупные активы всех российских кредитных организаций В первую очередь 2016-го уменьшились на 4,3%, достигнув 77,4 трлн рублей (по методике НРА, которая не учитывает эти по кредитным организациям, не раскрывшим отчетность).

Вследствие этого с октября 2015-го часть активов 200 небольших банков, а также региональных, действовавших в стране на начало октября 2016 года, сократилась более чем на треть — на 1 октября 2016 года она составила всего 0,09% против 0,3% годом ранее.

— В сущности, финсектор уже так консолидирован на больших и госорганизациях, что рынок не особенно увидел уход в III квартале трех банков, входивших в топ-100 по активам (Внешпромбанк, Финпромбанк и Росинтербанк). Разве что затраты страны на выплаты вкладчикам опять выросли, — вычисляет глава департамента денежных рейтингов НРА Карина Артемьева.

Представитель Центрального банка подчернул, что количество активов банков, у которых в 2016 году были отозваны лицензии, на начало 2016 года составлял 1,1 трлн рублей. Так, «чистое» влияние банков, покинувших рынок в течение этого года, на динамику активов финсектора составило минус 1,4%.

Согласно расчетам Карины Артемьевой, скорость увеличения консолидации будут приблизительно сберигаться и к концу 2017 года часть рынка «громадной пятерки» составит уже 58,5–60%. Причем часть рынка кредитных организаций с участием страны и госкомпаний вырастет еще на несколько процентов в следующем году (на данный момент показатель уже превышает 60%).

Для длящейся консолидации финсектора имеется пара несложных обстоятельств, полагают аналитики. Первая связана с тем, что консолидация — это интернациональный тренд, в то время, когда кредитные организации стремятся стать больше, для получения неофициального статуса too-big-to-fail («через чур большой, дабы обанкротиться»), думает генеральный директор группы Qiwi Борис Ким.

— Для громадного банка это указывает, что его будут выручать при происхождения трудностей, — отметил собеседник «Известий».

Вторая обстоятельство носит локальный темперамент — это длящийся кризис. В тяжёлых условиях громадным банкам выживать легче, по причине того, что они имеют доступ к недорогим деньгам, каковые ЦБ выделяет им на рефинансирование. Третья обстоятельство связана со структурой клиентской базы кредитных организаций, продолжает Борис Ким.

— Базой экономики России есть большой бизнес. Большие компании имеют тенденцию открывать счета в больших банках легко вследствие того что это многофилиальный банк и он больше подходит в качестве партнера, чем региональный, — он может организовать финансирование, реализовать зарплатный проект, — сообщил специалист.

Вправду, такое положение дает наибольшим банкам возможность весьма шепетильно выбирать клиентов. Дабы воспользоваться продуктами кредитной организации, уже недостаточно иметь довольно хорошую кредитную историю — банкам необходимо множество документов, подтверждающих надёжности клиента и реальность деятельности. Исходя из этого обычно средние и малые предприниматели сталкиваются с проблемами кроме того при открытии несложного счета. Особенно ощутима концентрация банковского бизнеса в руках наибольших кредитных организаций в регионах.

Далеко от центра из-за малого количества банков доступ к их услугам, в особенности для МСП, не редкость очень затруднен.

Еще один фактор усиления концентрации банковского бизнеса связан с зачисткой рынка от недобросовестных игроков: число небольших и средних банков уже сократилось приблизительно на треть. какое количество продлится оздоровление рынка — до тех пор пока неизвестно.

поглощения и Сделки слияния — еще одна обстоятельство, по которой большие игроки концентрируют у себя всё значительную часть рынка. Причем данный процесс прежде всего обусловлен присоединением к себе здоровыми кредитными организациями банков, находящихся в ходе санации.

— Среди обстоятельств, с одной стороны, довольно широкие возможности роста у больших банков в связи с тем, что у них имеется фондирование и доступный капитал. Иначе, работа ЦБ по очистке финсектора от кредитных организаций и недобросовестных игроков, проводящих рискованную политику. Наряду с этим многие клиенты стали значительно осмотрительнее относиться к выбору главного обслуживающего банка и выбирать самые надёжных, наибольших игроков, — прокомментировал обстановку член правления, глава денежного департамента ВТБ24 Александр Меленкин.

В Сбербанке показывают, что за последние три года с рынка «ушли» практически 300 банков.

— Они «унесли» с собой средства юрлиц на 900 млрд и практически 1 трлн вкладов физических лиц. В следствии часть каждого из оставшихся банков растет. Часть средств возвратилась вкладчикам через АСВ и была частично размещена в более надежных банках.

На возросшую дефолтность банков клиенты (особенно юрлица) кроме этого отреагировали переводом средств в более качественные банки, — напомнил офпред наибольшей кредитной организации страны.

Как думает Борис Ким, консолидация сказалась на уровне борьбы.

— Балансы больших банков выглядят значительно лучше. Отсутствие борьбы неизменно не хорошо, по причине того, что проигрывает и конечный потребитель, и государство, — вычисляет он.

По словам Бориса Кима, это вероятно значит доступности и ухудшение качества денежных одолжений для средних и малых фирм, и несложных граждан.

Имеется и второй риск, додаёт Карина Артемьева. При происхождении неприятностей, аналогичных тем, что ударили по экономике в конце 2014 года, трудности большого участника будут оказывать влияние на целый сектор. Это указывает, что количества господдержки возрастут пропорционально процессу консолидации, заключает специалист.

Но представители наибольших банков не видят особенных рисков в высокой концентрации в секторе. Александр Меленкин из ВТБ24 выделяет, что «выдавливания» небольших игроков нет, а консолидация — работы и результат конкуренции ЦБ.

— Рисков для себя ВТБ24 не видит, равно как и риска для конкурентной работы сектора. Борьба в банковском секторе важная. Скорее она делается более цивилизованной, — отметил представитель ВТБ24.

Но в Федеральной антимонопольной работе «Известиям» сказали, что усиление концентрации на рынке банковских одолжений, непременно, есть одним из факторов, воздействующих на конкурентную среду особенно на региональных и локальных рынках, исходя из этого это не имеет возможности не тревожить антимонопольное ведомство.

— Наряду с этим нужно подчернуть, что этот процесс обусловлен как объективными обстоятельствами, а также уходом с рынка недобросовестных игроков в следствии надзорных действий Банка России, так и иными обстоятельствами неконкурентного характера, к примеру наличием неоправданных административных барьеров при оказании отдельных видов банковских одолжений, — уточнил офпред антимонопольного ведомства.

В Сбербанке считают, что не следует недооценивать большие региональные банки, каковые являются фаворитами в собственных регионах.

— Они кроме этого укрепили собственные позиции. Теряют долю по большей части карманные банки. Другим фактором стала девальвация: наибольшие банки традиционно имеют более высокую долю валютных обязательств и активов, что кроме этого стало причиной повышению их доли рынка лишь за счет обесценения рубля, — сообщил офпред Сберегательного банка.

В Центробанке не стали комментировать ни оценки НРА, ни выводы специалистов.