Белый снег в "Черной книге"

Тот, кто бывал на турецких вещевых развалах, неизменно многолюдных и шумных, точно слышал, как продавцы белья и одежды в качестве необычного заклинания выкрикивают: "Памук!", "Памук!" — "Хлопок!", "Хлопок!", что, согласно их точке зрения, есть абсолютной гарантией качества. С некоторых пор это слово стало синонимом качества и для ценителей второй материи — духовной. Как раз так кличут писателя, что, подобно колдуну, заколдовал кружевными узорами историй, сплетенных в причудливую вязь слов, тысячи читателей не только в родной Турции, но и во многих вторых государствах, включая Россию

Орхан Памук написал собственный первый роман — о жизни трех поколений буржуазной стамбульской семьи, — в то время, когда ему было 22 года. Но пара лет ему было нужно искать издателя. Никто не желал рисковать — уж через чур необыкновенной была манера автора создавать широкими мазками полифонические картины нравов и традиционного быта турецкого общества в сочетании с узким психологизмом, проникновением в глубины людской подсознания — этакий симбиоз хорошего романа с постмодернистским сюром.

Но следующая книга — "Негромкий дом", переведенная во Франции, принесла ему премию "Европейское открытие", сделала его имя известным за пределами Турции. Сейчас Памук, что в будущем году отметит собственный 50-летие, прочно занял собственную особенную нишу в турецкой современной литературе. Он создатель шести романов, переведенных на 20 зарубежных языков. Звонок телефона в Стамбул застал писателя в квартире-студии, смотрящей широкими окнами на Босфор. Он сказал "Известиям", что в январе выйдет его новый роман.

Воздействие происходит Сейчас на востоке Турции, и, как неизменно в его книгах, в том месте будут снежные пейзажи, каковые он обожает и довольно часто вводит в ткань повествования как субстанцию, воздействующую на умонастроения храбрецов. Кроме этого Памук занят на данный момент работой по подготовке издания произведений Достоевского, которого вместе с Толстым и Джойсом он вычисляет собственными преподавателями. Русские читатели смогли открыть для себя уникального турецкого писателя благодаря красивым переводам Веры Феоновой. В сентябрьском номере "Зарубежной литературы" напечатан роман Памука "Меня кличут Красный", а до этого тот же издание опубликовал его, пожалуй, самую необыкновенную вещь — "Тёмную книгу". Пересказывать ее — значит лишить читателя наслаждения самому смотреть за мастерски сплетенной интригой, сделавшей бы честь любому детективу. К тому же пересказ неосуществим и вследствие того что не считая трех главных героев "Тёмной книги" равноправное с ними место занимает еще один — очеловеченный талантом писателя Стамбул, о котором еще никто и ни при каких обстоятельствах так не писал.

И все же не удержусь от цитирования одного места, подтверждающего, что Памук не просто рассказывает занимательные истории прошлого, но и талантом провидца видит движение событий и даёт предупреждение нас о них. Вот что было написано 11 лет назад, а звучит так, словно бы списано со страниц сегодняшних газет: "Люди убивают друг друга с удовольствием и энтузиазмом детей, пришедших на праздник". Вжиться в ткань его повествований — значит раствориться во времени и событиях, стать частичкой того неспециализированного и неразделимого, что зовется человечеством.

Как афористично сообщил Орхан Памук: "Твоя жизнь — всего лишь сон другого". Написать комментарий

// среда, 24 октября 2001 года

Белый снег в "Тёмной книге"

Тот, кто бывал на турецких вещевых развалах, неизменно многолюдных и шумных, точно слышал, как продавцы белья и одежды в качестве необычного заклинания выкрикивают: "Памук!", "Памук!" — "Хлопок!", "Хлопок!", что, согласно их точке зрения, есть абсолютной гарантией качества. С некоторых пор это слово стало синонимом качества и для ценителей второй материи — духовной. Как раз так кличут писателя, что, подобно колдуну, заколдовал кружевными узорами историй, сплетенных в причудливую вязь слов, тысячи читателей не только в родной Турции, но и во многих вторых государствах, включая Россию
скопируйте данный текст к себе в блог:

// среда, 24 октября 2001 года

Белый снег в "Тёмной книге"

Тот, кто бывал на турецких вещевых развалах, неизменно многолюдных и шумных, точно слышал, как продавцы белья и одежды в качестве необычного заклинания выкрикивают: "Памук!", "Памук!" — "Хлопок!", "Хлопок!", что, согласно их точке зрения, есть абсолютной гарантией качества. С некоторых пор это слово стало синонимом качества и для ценителей второй материи — духовной. Как раз так кличут писателя, что, подобно колдуну, заколдовал кружевными узорами историй, сплетенных в причудливую вязь слов, тысячи читателей не только в родной Турции, но и во многих вторых государствах, включая Россию Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru