Бен КИНГСЛИ: "Чтобы понять русских, мне надо сняться в их фильме"

— Случайно встреченные прохожие либо кто-то из моего окружения. Я не всегда отдаю себе отчет, из-за чего я изобразил как раз этого человека, а просто отдаюсь собственному жажде продемонстрировать его. Вы понимаете, я всегда был актером. Мне не приходилось трудиться на бензоколонке, в ресторане либо делать что-либо не связанное с актерством. Я прекрасно получал, следуя от одной роли к второй, и сейчас мне не приходится играться все без исключение, я играюсь лишь те роли, каковые мне нравятся.

В большинстве случаев это реалистичные мужские портреты-характеры — отчетливые, ярко очерченные. К примеру, в то время, когда я трудился в театральной труппе Royal Shakespeare Company, мой Гамлет был портретом умственным, разведывательным, культурным. Я ни при каких обстоятельствах не игрался Короля Лира, но Король Лир — это воплощение сильного бешенства, ярости

На столичные экраны выходит киноверсия популярного телевизионного сериала "Быстрые" (Thunderbirds), шедшего на английском телевидении в 1964-1966 годах. Лауреат "Вручения Оскара" господин БЕН КИНГСЛИ и в этом случае не поменял собственному амплуа, сыграв роль злодея Худа. В интервью обозревателю "Известий" ГАЛЕ ГАЛКИНОЙ актер согласился, что роль сказочного злодея помогла ему отвлечься от ужасной роли Берани в фильме "Дом из тумана и песка".

— Давайте представимся: я — журналист, а кто таковой Бен Кингсли?

— Я актер-живописец, создаю мужские портреты.

— Кто же ваши натурщики?

— Случайно встреченные прохожие либо кто-то из моего окружения. Я не всегда отдаю себе отчет, из-за чего я изобразил как раз этого человека, а просто отдаюсь собственному жажде продемонстрировать его. Вы понимаете, я всегда был актером. Мне не приходилось трудиться на бензоколонке, в ресторане либо делать что-либо не связанное с актерством. Я прекрасно получал, следуя от одной роли к второй, и сейчас мне не приходится играться все без исключение, я играюсь лишь те роли, каковые мне нравятся. В большинстве случаев это реалистичные мужские портреты-характеры — отчетливые, ярко очерченные.

К примеру, в то время, когда я трудился в театральной труппе Royal Shakespeare Company, мой Гамлет был портретом умственным, разведывательным, культурным. Я ни при каких обстоятельствах не игрался Короля Лира, но Король Лир — это воплощение сильного бешенства, ярости. Я, само собой разумеется, игрался Отелло, что ассоциируется с обиженной гордостью. Вы понимаете, что я подразумеваю под словом "pure"? Уровень качества, определяющее темперамент человека, его основную линии.

В фильме "Сексуальная тварь" мне весьма нравился мой храбрец. Он был таким же, как Яго в "Отелло". В театре я игрался Отелло, я не игрался Яго. Наконец-то мне появилась возможность сыграть его, изображая Дона Логана в "Сексуальной твари". В моей интерпретации Дон направляться злобный и одинокий человек, практически комбинация этих двух состояний души.

Он весьма одинокий человек и весьма не добрый человек: он не добрый вследствие того что он одинокий, и он одинокий вследствие того что он не добрый. Я знаю многих мужчин с подобным характером.

— А актерские правила у вас имеется?

— В то время, когда я трудился с Питером Бруком, он не уставал повторять, что актер должен в любой момент стараться отыскать в роли один нюанс характера, что больше, величественнее, чем сам актер. Другими словами актер обязан отыскать что-то, что заставляет его расти. К примеру, Дон Логан в "Сексуальной твари" был злее меня самого.

Сейчас, по окончании роли злодея в "Предвестниках бури", я могу дать ему фору.

Один журналист у меня задал вопрос: "Вы встречали когда-нибудь для того чтобы человека, как Дон Логан?" Я сперва сообщил "нет", а позже выпалил: "Мою бабушку". Мы оба были мало шокированы. Моя бабушка, быть может, была самой бессердечной и мерзкой дамой.

Она погибла много лет назад, но при жизни была самым терзающим человеком, с которым может столкнуться ребенок. Кошмар, что она наводила на нас, детей, я ни при каких обстоятельствах не забуду. Она была фашисткой, расисткой и антисемиткой.

— Какими параметрами вы пользуетесь при выборе ролей?

— В то время, когда я просматриваю сценарий, то, конечно, обращаю внимание на персонаж, роль которого мне, быть может, предстоит сыграть. Либо он меня заинтересовывает так, что мне хочется определить о нем еще больше, либо я его определю с первого взора. Так, любознательность и узнаваемость — мои главные параметры при выборе роли.

Но в случае если у меня не появляется любопытства либо узнавания храбреца сценария, то лучше я не буду играться эту роль и уступлю ее кому-нибудь второму.

— Ваши фаны, возможно, удивятся, в то время, когда определят вас в роли сказочного злодея?

— В то время, когда я рекламировал фильм "Дом из тумана и песка", я планировал попрощаться со своим ужасным персонажем. Но любой раз, в то время, когда я давал интервью, я как словно бы наступал на любимую мозоль. Легкого беседы с журналистами никак не получалось, и я ощущал себя совсем опустошенным. Сейчас мне внесли предложение сценарий "Предвестников бури", и я задал вопрос собственных детей, стоит ли мне сыграть мифического злодея. Никто из них кроме того не сомневался в собственном жажде встретиться со мной в этом фильме.

Так что я рад, что сделал это. По собственному социальному статусу Худ не добрый волшебник, а по характеру — самолюбивый идиот, что уверен, что любой желал бы появляться на его месте. Играться его было забавно.

— Все ли ваши храбрецы имеют в характере что-то от вас самого?

— В полной мере вероятно. В нас большое количество всего, как вы, возможно, подмечали. В нас — все.

Все. Мы считаем, что мы, возможно, одно либо второе, а мы — много различных лиц, нет, тысячи — и они все в нас.

За поясницами моих киногероев стоят шекспировские персонажи. Как раз Шекспир привил мне вкус к мужским характерам в их "чистой форме". Для меня, молодого актера, работа над шекспировскими ролями в театральной труппе Royal Shakespeare Company была необычным экзаменом. От того, выдержу ли я его, зависела моя предстоящая актерская будущее. Согласитесь, что никто не начнёт изображать Микки-Мауса по окончании того, как в течение пятнадцати лет игрался Шекспира.

Как минимум запросит роль в весовой категории Гамлета либо Отелло. Я игрался по четыре шекспировские пьесы в одинаковый отрезок времени и был способен от вечера к вечеру переходить от одной пьесы к второй. К примеру, от "Юлия Цезаря" к "Виндзорским проказницам". Актер тогда оптимален, в то время, когда роль, которую он играется, заставляет его быть хорошим, в то время, когда он обязан подняться на определенный уровень, дабы вытянуть эту роль.

Я радостен, что мой сын Эдмунд, названный в честь Эдмунда Кина (известный британский актер XIX века. — "Известия"), закончил Королевскую академию драматического мастерства. Для меня крайне важно, что собственную первую ролью он играется в шекспировской пьесе, в частности — в "Укрощении строптивой".

— В Голливуде большое количество актеров, каковые не прошли театральную школу. Вычисляете ли вы, что они потеряли самое основное в актерской профессии?

— Если они способны пробраться в людскую сущность без театральной подготовки, то им повезло. Если они осознают, что такое творчество, и смогут стать голосом собственного поколения, то все у них будет в порядке. Но в случае если же их свойства заключаются лишь в сноровке попадать в объектив кинокамер и на обложки глянцевых журналов в обнимку со собственными герл- и бойфрендами, то они весьма не так долго осталось ждать отправятся ко дну. Я осознал это в театре. Быть может, я имел возможность осознать это где-нибудь еще, исходя из этого я не стану утверждать, что театр — единственное место, где становятся актерами.

Но я совершенно верно знаю, что в случае если юные актеры будут придавать значение творческой судьбе не меньше, чем показушной, то они выживут и сыграют множество ролей, которыми смогут гордиться.

— Из-за чего вы стали актером?

— Дабы быть видимым и слышимым.

— Тяжело ли вам было играться русских персонажей? (В конце 80-х Кингсли сыграл роль Шостаковича в телефильме "Свидетельство" и Ленина в фильме "Ленин, поезд". В телефильме 1998 года "наказание и Преступление" сыграл Порфирия. И "переиграл" пара пьес Чехова. — "Известия")

— Весьма тяжело, не смотря на то, что для меня основное не происхождение моих храбрецов, а их характеры.

— Вы бывали в Москве?

— Во второй половине 80-ых годов XX века я находился на столичной премьере фильма "Унесенные ветром", но так до сих пор и не осознал, из-за чего как раз меня пригласили на эту премьеру.

— Чем вам запомнился тот визит?

— Я не знаю… С самолета меня доставили в отель, позже в кинотеатр — и без того же обратно. Чтобы выяснить русских, мне нужно сняться в их фильме. Написать комментарий

// среда, 1 сентября 2004 года

Бен КИНГСЛИ: "Чтобы выяснить русских, мне нужно сняться в их фильме"

— Случайно встреченные прохожие либо кто-то из моего окружения. Я не всегда отдаю себе отчет, из-за чего я изобразил как раз этого человека, а просто отдаюсь собственному жажде продемонстрировать его. Вы понимаете, я всегда был актером.

Мне не приходилось трудиться на бензоколонке, в ресторане либо делать что-либо не связанное с актерством. Я прекрасно получал, следуя от одной роли к второй, и сейчас мне не приходится играться все без исключение, я играюсь лишь те роли, каковые мне нравятся. В большинстве случаев это реалистичные мужские портреты-характеры — отчетливые, ярко очерченные.

К примеру, в то время, когда я трудился в театральной труппе Royal Shakespeare Company, мой Гамлет был портретом умственным, разведывательным, культурным. Я ни при каких обстоятельствах не игрался Короля Лира, но Король Лир — это воплощение сильного бешенства, гневы
скопируйте данный текст к себе в блог:

// среда, 1 сентября 2004 года

Бен КИНГСЛИ: "Чтобы выяснить русских, мне нужно сняться в их фильме"

— Случайно встреченные прохожие либо кто-то из моего окружения. Я не всегда отдаю себе отчет, из-за чего я изобразил как раз этого человека, а просто отдаюсь собственному жажде продемонстрировать его. Вы понимаете, я всегда был актером. Мне не приходилось трудиться на бензоколонке, в ресторане либо делать что-либо не связанное с актерством.

Я прекрасно получал, следуя от одной роли к второй, и сейчас мне не приходится играться все без исключение, я играюсь лишь те роли, каковые мне нравятся. В большинстве случаев это реалистичные мужские портреты-характеры — отчетливые, ярко очерченные. К примеру, в то время, когда я трудился в театральной труппе Royal Shakespeare Company, мой Гамлет был портретом умственным, разведывательным, культурным. Я ни при каких обстоятельствах не игрался Короля Лира, но Король Лир — это воплощение сильного бешенства, ярости Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru