Дело частника — дело народа

По части изобретательности в деле современного негосударственного музейного строительства обитатели маленьких русских городов дадут фору матушке Москве. Находчивый обитатель Переславля-Залесского открыл Музей утюга. В переславской деревушке Талицы стараниями частных лиц собрана коллекция дрезин и паровозов прошлого века. В древнем городе Угличе один умный юрист открыл очень поучительную личную экспозицию называющиеся "Запретная территория" с тюремной камерой, восковыми фигурами сидельцев, продуктами, составляющими дневный рацион арестантов, и другими материальными приметами их жизни

По числу частных музеев бодро шагающая русский провинция, наверное, обогнала первопрестольную. Столичные коллекционеры жалуются, что личную музейную инициативу на корню душит государственный служащий, всегда желающий руководить процессом. Госслужащие уверяют: "частники" отпущены в свободный полет, а муниципальным влияниям разреши бог разобраться хотя бы с госмузеями.

По части изобретательности в деле современного негосударственного музейного строительства обитатели маленьких русских городов дадут фору матушке Москве. Находчивый обитатель Переславля-Залесского открыл Музей утюга. В переславской деревушке Талицы стараниями частных лиц собрана коллекция дрезин и паровозов прошлого века.

В древнем городе Угличе один умный юрист открыл очень поучительную личную экспозицию называющиеся "Запретная территория" с тюремной камерой, восковыми фигурами сидельцев, продуктами, составляющими дневный рацион арестантов, и другими материальными приметами их жизни.

А чем отличилась Москва? Ну имеется в столице негосударственные музеи: кошки, мотоциклов и старинных автомобилей, неповторимых кукол, благотворителей и меценатов. В случае если поискать, обнаружится еще пара-тройка. Негусто для 10-миллионного мегаполиса. Тем более в случае если сравнить с хорошими ветхими временами, началом прошлого века, в то время, когда Москва сама без участия госчиновника строила собственную культурную политику, в то время, когда практически все ее музеи, театры, поликлиники существовали на частные, добровольно пожертвованные деньги. Копни историю любого большого столичного музея, в этот самый момент же найдёшь, что его собрание складывается из коллекций, созданных по личной инициативе (см.

Досье).

У новых музейных частников — традиционно непростые отношения с властью. К примеру, четыре года назад шесть негосударственных музеев со столичной пропиской начали настоящую войну подготовленному в городском совете закону "О музейном фонде и музеях Москвы". Для сопротивления они кроме того объединились в "Альянс негосударственных музеев России". (Забегая вперед, скажем, что их труд не пропал бесплатно.

Вредный, согласно точки зрения частника, закон, предлагавший лицензировать негосударственные музеи и создать новую чиновничью структуру, что-то наподобие муниципальный музейной управы,под контролем которой находиться все музеи, дабы положить конец музейному нэпу и поставить распоясавшиеся музеи в рамки, понятные бюрократам, — в итоге так и не был принят.) В открытых письмах к общественности Дмитрий Ломаков, учредитель нового и координатор Союза первого в Москве частного музея нового времени — "Ломаковского музея древних мотоциклов и автомобилей", высказывался эмоционально и определенно: государство должно молиться на частных музейщиков, снимающих с него часть ноши по сохранению и воспитанию народа культурных сокровищ, а не душить их поборами и налогами, а тем более ими руководить, инвентаризировать и контролировать. Частные музеи, утверждал он, это частное дело народа, между музеем никого и народом не должно быть, потому как государственный служащий все извратит, выхолостит и распнет коллекционера на кресте испытаний, условий лицензирования и никому не нужной отчетности. ("Иначе, дабы негосударственному музею взять льготы по земельному налогу либо налогу на собственность, ему необходимо получить официальный статус учреждения культуры и подчиниться каким-то неспециализированным для музеев правилам, — говорит депутат Евгений Бунимович, курирующий в Столичной думе образования и вопросы культуры. — И как быть, в случае если частник не хочет лицензироваться?")

Четыре года назад собиратель автомотостарины Ломаков давал предупреждение, что станет с частными музеями, в случае если ими все же постараются руководить: "Экспонаты сперва запрячут, позже часть их распродадут, кое-какие покинут для пользования и личного любования, а большинство медлено уйдет за предел". К счастью, все утряслось. Действительно, до признания необходимости без шуток поощрять граждан, не жалеющих денег и усилий для сохранения культурных сокровищ, власти еще не дошли.

Не смотря на то, что люди, готовые вкладывать собственные капиталы в культуру, уже имеются.

Тому же музею древних машин оказывают помощь пара западных и русских компаний. До сих пор бесплатному для визитёров Музею неповторимых кукол на Малой Дмитровке частные жертвователи также оказывают материальную помощь (деньги, дабы оплатить аренду помещения в центре Москвы, тут берут лишь за экскурсии, их не всегда хватает, и, по выражению сотрудников музея, приходится крутиться).

Что же касается невмешательства столичных государственныхы служащих от культуры в дела частных музейщиков, то эта цель, наверное, практически достигнута. По крайней мере, в Комитете по культуре московской мэрии "Известиям" не смогли назвать кроме того правильного числа столичных частных музеев.

— У нас нет полномочий на их регистрацию, этим занимается Федеральное агентство по кинематографии и культуре. Мы их кроме того не фиксируем, — пояснили нам в музейном отделе комитета.

Желающие предложить городу собственные идеи время от времени все же ко мне забредают. По большей части, в отыскивании жилплощади под собственные коллекции. Но заполучить эту самую недвижимость под личный музей удается редким счастливчикам.

Вот, к примеру, сравнительно не так давно глава горадминистрации Лужков подписал распоряжение о передаче в бессрочное пользование репатрианту из Америки, коллекционеру и художнику Михаилу Сморчевскому 128 метров во флигеле на Поварской ("Известия" писали об этом 14.03.2005). Убеждать Власти столицы перевоплотить пустующее помещение на втором этаже флигеля (сам коллекционер живет ниже) в первоначальный в Российской Федерации музей современного американского мастерства Михаилу Сморчевскому было нужно совсем недолго — всего-то два года.

История литератора музея Нины и несостоявшегося искусствоведа Молевой и ее мужа, живописца Элия Белютина, началась еще в прошлом веке. В их ветхой столичной квартире в центре Москвы вместе с хозяевами обитает потрясающая коллекция западноевропейского мастерства ХV-ХVII столетий, которую собирали пара поколений их предков — полотна Эль Греко, Пуссена, Йорданса, Тициана… Специалисты французского аукционного дома "Отель Друо" выяснили их цена — исходя из начальных аукционных стоимостей — в $ 400 млн. Много лет жены желают открыть собственную коллекцию людям, перевоплотив в личный музей. И завещать городу, в котором прожили жизнь.

Они готовы содержать музей сами и просят лишь об одном — для открытия музея необходимо отремонтировать их квартиру и вернуть межэтажные перекрытия (они раскурочены с того времени, как в смутную пору начала 90-х в их квартиру пробовали пробраться сверху малоизвестные люди в камуфляже). Дабы спасти их квартиру, в которой в любую секунду смогут упасть потолки, нужен проект восстановления сходу двух квартир — их и в далеком прошлом уже необитаемой верхней (проект в далеком прошлом уже подготовлен университетом "Спецпроектреставрация"). Все уперлось в несчастные 70 квадратных метров.

— В случае если нам предоставит шанс хотя бы снять в аренду верхнюю квартиру на 10 лет, мы сами сделаем ремонт, откроем музей и сразу же завещаем коллекцию городу, — говорит Нина Молева.

Основное условие супругов — дабы их собрание хранилось и экспонировалось полностью. Ничего, кстати, необычного — Сергей Щукин, основатель известного в Москве частного музея изобразительного исскуства (см. Досье), в то время, когда приблизительно лет сто назад надумал завещать собственную коллекцию городу, опасался в точности того же. "Я не желаю, — сказал Сергей Иванович, — дабы мои картины запрятали где-нибудь в подвале и извлекали оттуда поодиночке либо реализовывали".

Ответа на собственные предложения Нина Молева и Элий Белютин за 12 лет до тех пор пока так и не дождались.

Самые узнаваемые частные музеи дореволюционной Москвы

Столичная городская галерея исскуства братьев Петра и Сергея Третьяковых (Лаврушинский переулок, 12) начиналась во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века как личный музей. В 1874-1881 гг. его открыли для бесплатных посещений, а в первой половине 90-ых годов XIX века художественная коллекция была передана в дар Москве.

Галерея Ивана Морозова (Пречистенка, 21). Представитель могучего купеческого клана сперва иностранных художников и картины русских, а также французских импрессионистов, но в 1905 году решил перестроить личный дом на Пречистенке, перевоплотив первый этаж в выставочные залы. В 1917 Ивана Абрамовича тревожило больше всего не будущее родительского детища — Тверской мануфактуры, а его личный музей, что имели возможность стереть с лица земли в горячке революционных событий.

Коллекцию не стёрли с лица земли, а всего лишь национализировали.

Личный музей (Музей русских древностей) Петра Щукина (Малая Грузинская ул., 15). Представитель прославленной столичной купеческой семьи собирал по большей части произведения русского и церковные древности прикладного мастерства. Одним из первых предметов стал по случаю приобретённый Щукиным на Нижегородской ярмарке древний серебряный ковш, в первой половине 60-ых годов восемнадцатого века пожалованный императрицей Елизаветой Петровной яицкому атаману Федору Бородину. Решив разместить коллекцию в особенном музее, Петр Щукин приобрел кусок почвы на Малой Грузинской, выстроил на ней дом в стиле ветхой русской архитектуры и во второй половине 90-ых годов XIX века открыл в нем музей. В 1905 году по завещанию обладателя коллекция, насчитывающая к тому моменту 23 911 номеров, была подарена Историческому музею, не смотря на то, что и затем Щукин оставался хранителем музея, нёс все затраты и платить заработную плат служащим.

В 1912 году Щукин погиб, по окончании революции его коллекцию перевели в Исторический музей, а в строении на Малой Грузинской разместился Национальный биологический музей им. Тимирязева.

Музей новой западной живописи Сергея Щукина (Громадной Знаменский пер., 8). Брат уже упомянутого Петра Щукина коллекционировал новую западную живопись, в основном французских импрессионистов. В 1908 году его собрание насчитывало 256 картин. В 1909-м хозяин дома в Громадном Знаменском переулке открыл двери для визитёров: каждое воскресенье в 10 часов утра Сергей Иванович лично встречал их и проводил экскурсию. По окончании революции дом Щукина был перевоплощён в Музей современного мастерства (декрет о переходе коллекции в государсвенную собственность подписал лично Ленин).

Не смотря на то, что Щукину внесли предложение стать хранителем музея а также дали проживать в пребывавшей при кухне помещении для прислуги, в 1919 году он покинул Россию.

Личная коллекция (антисанитарная) доктора М.И. Поняловского (4-я Мещанская ул., 19, кв. 7). Тяжело представить, что вкладывали век назад в понятие "антисанитарная коллекция".

Известно только, что в собственной квартире врач Поняловский демонстрировал пищевые продукты "с животными, растительными и минеральными примесями", а осмотреть их возможно было с разрешения обладателя.

Самые узнаваемые частные музеи столицы
Музей автомотостарины

40 лет семья москвичей Ломаковых собирала неповторимую коллекцию — более 120 (!) мотоциклов и исторических автомобилей. Среди раритетов коллекции — мотоцикл "Пежо" 1914 года выпуска (покинутый французским экспедиционным корпусом в Архангельске на протяжении интервенции в 1918 году), "Чайка" ГАЗ-13 1977 г. (подаренная патриарху всея Руси Пимену генсеком ЦК КПСС Леонидом Брежневым), единственный зеленый (еще в родной краске!) "ЗиС-110" 1949 года (подаренный Иосифом Сталиным патриарху всея Руси Алексию I "В признательность Русской православной церкви за помощь стране в Великой Отечественной войне") и многие другие экспонаты. Машины из коллекции снимались более чем в 90 кинофильмах: "Вариант "Омега", "Мы из джаза!", "Операция "Кооперация", "Бархатный сезон"и другие.

ул. Краснодарская, вл. 58

Музей кукол

В двух маленьких помещениях возможно заметить две с половиной тысячи кукол XVII-XX столетий — начиная от восковых кукол пушкинских времен до кукол, сделанных современными кутюрье — Зайцевым, Юдашкиным, Андреем Катей и Бартеневым Филипповой. В отличие от западных кукол, хранимых в музеях как национальное достояние, русские куклы раннего периода были уничтожены указом Наркомпроса "за излишнюю буржуазность", а производящая их фабрика "Журавлев и Кочетков" — закрыта. По слухам, горячее участие в судьбе экспозиции неповторимых кукол принимает супруга заместитель главы кремлевской администрации Владислава Суркова, что сам есть одним из известнейших в мире коллекционеров кукол (в самом музее нам эти сведенья не подтвердили, но и не опровергли).

По крайней мере, музей возможно назвать чисто меценатским — вход в него бесплатный.

ул. Малая Дмитровка, 9

Музей русских благотворителей и меценатов

Музей, созданный потомками древних купеческих фамилий (под его крышей на улице Донской собраны портреты, индивидуальные вещи, документы, награды известных столичных промышленников, банкиров, купцов XVIII-XIХ столетий — Морозовых, Рябушинских, Прохоровых, Алексеевых, Смирновых и др.), уже 13 лет существует заботами предпринимателей нынешних. Сначала за услуги ЖКХ и аренду 260 музейных метров (по словам хранителя музея Льва Краснопевцева, это полмиллиона рублей в год) с городом расплачивался создатель школы бизнеса для молодежи — предприниматель Александр Паникин. Позже, в то время, когда его не стало, счета музея начал оплачивать глава компании «Боско ди Чильеджи» Михаил Куснирович.

Не смотря на то, что, кроме того не обращая внимания на эту помощь, общедоступный и бесплатный музей имеет сейчас огромные долги.

ул. Донская, 9

Музей мамонта

Первый в Москве личный палеонтологический музей открылся полгода назад на ВВЦ. Его создатель — Федор Шидловский, путешественник, коллекционирующий останки вымерших больших животных плейстоцена, и предприниматель, специализирующийся на косторезном промысле. Экспонаты музея-театра — побочный итог его экспедиций в Якутию за слоновой костью. Гордость музея — чучело мамонта, сделанное из натурального мамонтового черепа с бивнями и шерсти беловежского зубра.

К нему Шидловский испытывает особенно утепленные эмоции — как раз благодаря обаянию доисторического «слонопотама» музей по большому счету состоялся. Выставленный на прошлогодней туристической выставке в Отеле , мамонт привлек интерес Юрия Лужкова, что сделал вывод, что без него столице не обойтись, и повелел отыскать место для демонстрации. На следующий сутки музей-театр «Ледниковый период» взял прописку на ВВЦ. Действительно, с этого момента музей формально потерял личный темперамент и начал называться «новым проектом Комитета по туризму Москвы».

Но это, в итоге, маленькая плата за шанс показаться на свет.

ВВЦ. Второй этаж 71-го павильона

Музей коньяка

Наибольшая в Европе коллекция коньяка разместилась в самом центре Москвы — в клубе-ресторане «Часть ангелов», в шкафу-витрине из ветхого дуба и является главным украшением самого клуба. Добропорядочными напитками не ниже XO представлены 120 коньячных домов Франции. В коллекции музея попадаются редчайшие образцы коньяка — такие, как Heritage Marie Damaine/Millestine 1806 года, Lheraud 1820 года либо AE Dor 1924 года. Основной изюминкой коньячного музея есть то, что редчайшие марки добропорядочного напитка возможно не только разглядывать, но еще и пробовать. Особенное внимание стоит обратить на коллекцию Courvoisier Collection Erte из 8 графинов, создателем которой стал известный живописец Эрте: Hennessy Timeless и Frapin Rablais Inedit в шикарном золоченом графине в виде круглых настольных часов.

25 граммов этого напитка стоят 946 у.е.

Курсовой переулок д. 8/2 Написать комментарий

// пятница, 13 мая 2005 года

Дело частника — дело народа

По части изобретательности в деле современного негосударственного музейного строительства обитатели маленьких русских городов дадут фору матушке Москве. Находчивый обитатель Переславля-Залесского открыл Музей утюга. В переславской деревушке Талицы стараниями частных лиц собрана коллекция дрезин и паровозов прошлого века. В древнем городе Угличе один умный юрист открыл очень поучительную личную экспозицию называющиеся "Запретная территория" с тюремной камерой, восковыми фигурами сидельцев, продуктами, составляющими дневный рацион осуждённых, и другими материальными приметами их судьбы
скопируйте данный текст к себе в блог:

// пятница, 13 мая 2005 года

Дело частника — дело народа

По части изобретательности в деле современного негосударственного музейного строительства обитатели маленьких русских городов дадут фору матушке Москве. Находчивый обитатель Переславля-Залесского открыл Музей утюга. В переславской деревушке Талицы стараниями частных лиц собрана коллекция дрезин и паровозов прошлого века. В древнем городе Угличе один умный юрист открыл очень поучительную личную экспозицию называющиеся "Запретная территория" с тюремной камерой, восковыми фигурами сидельцев, продуктами, составляющими дневный рацион арестантов, и другими материальными приметами их жизни Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru