«Джон Керри — воплощение идеи переговоров с Россией»

Американский политолог Самуэль Чарап — о том, из-за чего между Вашингтоном и Москвой нет обоюдного доверия и ожидать ли «перезагрузки-2»

«Джон Керри — воплощение идеи переговоров с Россией»

Фото: flickr.com/Center for American Progress

Директор русских и евразийских программ, научный сотрудник Интернационального университета стратегических изучений (IISS) Самуэль Чарап на площадке международного дискуссионного клуба «Валдай» поведал обозревателю «Известий» Алексею Забродину о том, ожидать ли столкновения России и США, как разрыв диалога по Сирии оказал влияние на настроения в Вашингтоне и из-за чего Запад вряд ли на данный момент введет «сирийский блок» санкций.

— Кризис в российско-американских отношениях углубляется. А в массмедиа всегда появляются материалы о вероятном открытом столкновении двух государств, например, в Сирии. Как вы вычисляете, как обоснованы подобные опасения?

— Неизменно, в то время, когда две большие державы выполняют операции на одном и том же театре боевых действий без скоординированных упрочнений, возможность столкновения присутствует. Исходя из этого США и Российская Федерация и ратифицировали договор по предотвращению инцидентов в воздухе. Но из-за ухудшения неспециализированной обстановке в двусторонних отношениях на данный момент на местах может оказаться кто-то склонный к каким-то резким действиям, исходя из этого исключать ничего запрещено.

В любом случае избежать аналогичного сценария — в интересах обеих государств.

— Двусторонний формат по Сирии распался. Сейчас Запад угрожает ввести «сирийский блок» санкций. Столкнется Российская Федерация с новыми ограничительными мерами?

— Мы с вами наблюдаем на одинаковые заголовки. По всей видимости, об этом идут переговоры. Но, «Наверное,» Европейский союз к этому не готов, а без координации с европейским союзом США вряд ли предпримут односторонние действия.

Не знаю, кардинально ли поменяет обстановку добавление отдельных лиц к неспециализированному перечню, что уже исчисляется тремя сотнями. Но это говорит о двух ответственных моментах. Во-первых, необходимо осознавать, откуда данный вопрос по большому счету появился. Имеется громадное разочарование, и не только в Соединенных Штатах, по поводу последних действий ВКС РФ над восточным Алеппо. А также имеется раздражение и серьёзная озабоченность, которые связаны с гуманитарными проблемами.

Возможно поспорить, кто в чем был виноват, но факт в том, что раздражение имеется. А во-вторых, Запад ищет метод подать сигнал, что не согласен с Москвой. Осознаёте, санкции — это метод сигнализации раздражения.

По-моему, кроме того те, кто предлагает ввести новые санкции, не очень ожидают, что от этого будет какой-то практический эффект. Скорее это символический показатель несогласия, нежели настоящий рычаг давления.

— Вряд ли такие меры будут содействовать поиску компромиссов. Как вы в этих событиях оцениваете возможность вернуть двусторонний формат диалога по Сирии?

— Я пологаю, что это вероятно. У Керри имеется полномочие вести переговоры с Россией, если они ведут к конкретному результату. Но вопрос упирается в полное отсутствие обоюдного доверия. И та и вторая сторона обвиняют друг друга в недобросовестности. Это очень сильно мешает.

В случае если честно, я не совсем осознаю жесткость русском реакции. Я осознаю раздражение Москвы по поводу бомбардировки в Дейр-эз-Зоре, я осознаю фрустрацию русского управления по поводу отмежевания хороших от нехороших, но из-за чего нужно было так умышленно выйти из соглашения, для меня тайная (США первыми заявили о разрыве двусторонних контактов по Сирии, но в Вашингтоне уверяют, что Москва первой практически прекратила сотрудничество. — «Известия»). Неприятность в том, что эти действия произвели громадной эффект в США. И это всецело скомпрометировало Джона Керри, что есть воплощением идеи переговоров с Россией по Сирии.

И дабы президент и следующий госсекретарь возвратились к данной идее действительно, нужно преодолеть политический барьер, что был создан вследствие этого.

— Затронем уже существующие санкции. Снятие ограничительных мер с России связывают с исполнением Минских соглашений. Москва всегда напоминает, что Киев не делает собственные обязательства.

На западе имеется познание, что не только от России зависит исполнение «Минска-2»?

— То, что было сообщено по окончании последних берлинских встреч, показывает, что все знают: не всё зависит от России. В случае если переформулировать более верно, то снимать санкции возможно по окончании того, как Российская Федерация выполнит собственную часть обязательств. Конечно, что не все пункты соглашений связаны с Москвой, но, иначе, первые два пункта частично в ее компетенции.

— Не так долго осталось ждать в Соединенных Штатах завершатся выборы. В случае если президентом станет Хиллари Клинтон, которая на данный момент занимает очень твёрдую позицию, вероятна «перезагрузка-2»?

— При новой администрации неизменно имеется возможность начать новый курс, но тот урон, что был нанесен особенно влиятельным демократам из-за событий, которые связаны с их личной почтой, будет оказывать влияние на их отношение к этому вопросу и по окончании инаугурации. Я бы не делал конкретно негативный прогноз для Вашингтона и отношений Москвы лишь из-за факта ее президентства. Но нужно учитывать и те процессы, каковые происходят на данный момент. Опять-таки WikiLeaks . Возможно спорить, кто виноват в произошедшем, но у демократов в Соединенных Штатах по этому поводу уже консенсус. Весьма влиятельным людям сейчас приходится оправдываться. Представьте, что вся ваша почта станет достоянием публики, возможно, вы были бы весьма сердиты на того, кто это сделал.

Я не говорю на данный момент, что это сделала Российская Федерация, но вы были бы сердиты кроме того на того, кого вы подозреваете. Так что это также необходимо принимать в расчет.