Единственная любовь Фанни Каплан

Днем 30 августа 1918 года во дворе завода Михельсона раздались три выстрела. Ленин не легко ранен. Стрелявшую задержали… Лубянка.

В кабинете Петерса пятеро напряженных мужчин и дама — встрепанная, бледная, в тёмной кофточке, наспех заправленной в тёмную юбку. Все молчат. 60 секунд, три, пять… — Из-за чего она стоит на одной ноге? — произносит Петерс. — Тут нашли кое-что, прятала в ботинке, — отвечает Дьяконов… Ей было уже 28.

В юности прекрасная, но рано увядшая. С 16 лет — революционная борьба. Никакой личной жизни.

Но она была дамой. Кто данный таинственный Мика, встреча с которым так ее поразила?.. Преодолеет более десяти лет… для нее это будут годы колонии, каторги, слепоты, беспросветности и внутреннего одиночества. И внезапно — как ослепительный луч — встреча с ним в Харькове…

В среду — 80 лет со дня смерти Владимира Ленина. Его преждевременная смерть (не выпивавший и не куривший человек погиб в 53 года; версия о наследственной болезни не отыскала подтверждения) была связана не только с неимоверными нагрузками — недавний эмигрант волею истории был у руля огромной, пребывающей в кризисе державы. Подкосили пули и Ленина Фанни Каплан.

Про эту даму мы знаем весьма мало. В это же время события и сам факт покушения, каковые за ним последовали (начало "красного террора"), заставляют присмотреться к ней повнимательнее. Итак, днем 30 августа 1918 года во дворе завода Михельсона раздались три выстрела. Ленин не легко ранен. Стрелявшую задержали… Признание 30 августа 1918 года, 23 часа 50 мин..

Лубянка. Кабинет ИО главы ВЧК Петерса. В кабинете пятеро напряженных мужчин и дама — встрепанная, бледная, в тёмной кофточке, наспех заправленной в тёмную юбку. Все молчат.

60 секунд, три, пять… — Из-за чего она стоит на одной ноге? — произносит наконец Петерс. — Тут нашли кое-что, прятала в ботинке, — отвечает глава Столичного ревтрибунала Дьяконов. Петерс, Дьяконов, Свердлов, Аванесов выходят в соседний кабинет. Нарком юстиции Курский начинает первый допрос. Протокол первого допроса Фанни Каплан в ВЧК (два прошлых были совершены в Замоскворецком военкомате, куда доставили всех задержанных с места покушения): "Приехала я на демонстрацию часов в восемь. Кто мне дал револьвер, не сообщу. У меня никакого ЖД билета не было.

В Томилине я не была. У меня никакого билета профсоюзного альянса не было. В далеком прошлом уже не помогаю.

Откуда у меня деньги, я отвечать не буду. Я уже заявила, что фамилия моя Каплан одиннадцать лет. Стреляла я по убеждению. Я подтверждаю, что я сказала, что я приехала из Крыма. Связан ли мой социализм со Скоропадским, я отвечать не буду. Я никакой даме не сказала, что "для нас неудача".

Я не слышала ничего про организацию террористов, связанную с Савинковым. Сказать об этом не желаю. Имеется ли у меня привычные среди арестованных Чрезвычайной рабочей группой, не знаю. При мне никого из привычных в Крыму не погибло. К теперешней власти на Украине отношусь отрицательно.

Как отношусь к Самарской и Архангельской власти, не желаю отвечать. Допрашивал наркомюст Курский". (Следственное дело № 2162). Протокол Каплан подписать отказалась. Курский допрашивал ее до двух ночи. "Не сообщу… не желаю… не буду… не знаю…" Следствие до тех пор пока располагало лишь одним — признанием. "Безумный либо экзальтированная" В половине третьего допрос продолжен. Курского поменял Петерс.

Сперва находились Аванесов и Свердлов, но Каплан при них сказать отказалась. Аванесов и Свердлов вышли. До нас дошла реплика-впечатление Аванесова: "На вид безумный какая-то. Либо экзальтированная".

Петерс и Каплан остаются друг против друга. Петерс осознаёт — давить на эту даму бессмысленно. "Безумный либо экзальтированная" на данный момент морально готова именно противостоять давлению. Петерс начинает исподволь. Пробует узнать политические взоры арестованной.

Говорит о себе, о прежнем увлечении анархизмом. Узнается: Каплан — бывшая политкаторжанка, сидела в Акатуе с "Машей Спиридоновой" (фаворитом недавнего восстания левых эсеров). На каторге у Каплан начались неприятности со зрением: в 1906-м в номере киевской гостиницы она готовила бомбу, рвануло до срока, Каплан контузило, ранило, так ее и задержали; последствия контузии выразились в приступах слепоты. "…Я задал вопрос, за что ее посадили, как она ослепла. Она неспешно разговорилась. В конце допроса она расплакалась, и я до сих пор не могу осознать, что означали эти слезы: раскаянье либо утомленные нервы". (Я. Петерс. "Пролетарская революция" 1924 г. № 10).

Результат допроса — второй протокол. " Я, Фаня Ефимовна Каплан. Под данной фамилией жила с 1906 года. В 1906 году была арестована в Киеве по делу о взрыве… Была приговорена к вечной каторге. Сидела в Мальцевской каторжной колонии, а позже в Акатуевской колонии. По окончании революции была высвобождена и переехала в Читу.

В апреле приехала в Москву. В Москве я остановилась у привычной каторжанки Пигит, с которой совместно приехала из Читы, на Громадной Садовой, д. 10, кв.5. Прожила в том месте месяц, позже отправилась в Евпаторию, в санаторий для политических амнистированных. В санатории я пробыла два месяца, а позже отправилась в Харьков на операцию.

По окончании отправилась в Севастополь и прожила в том месте до февраля 1918 года. В Акатуе я сидела совместно со Спиридоновой. В колонии мои взоры сформировались — я сделалась из анархистки социалисткой-революционеркой. Собственные взоры я поменяла вследствие того что попала в анархисты весьма юный. Октябрьская революция меня застала в Харьковской поликлинике. Данной революцией я была обижена, встретила ее отрицательно.

Я стояла за Учредительное собрание и по сей день стою за это. По течению в эсеровской партии я больше примыкаю к Чернову. Мои родители в Америке. Они уехали в 1911 году.

Имею четырех братьев и трех сестер. Все они рабочие. Папа мой иудейский преподаватель. Воспитание я взяла домашнее. Занимала в Симферополе [должность] как заведующая направлениями по подготовке работников в волостные земства. Жалованье приобретала на всем готовом 150 рублей в месяц.

Самарское правительство принимаю целиком и полностью и стою за альянс против Германии. Стреляла в Ленина я. Решилась на данный ход еще в феврале. Эта идея во мне созрела в Симферополе, и с того времени я начала подготовиться к этому шагу. Допрашивал Петерс". Данный протокол она подписала. Очная ставка с британским послом 31 августа 1918 года — сутки активных следственных действий.

Незадолго до, 30-го, был не только ранен Ленин; в Петрограде убили председателя питерского ВЧК Урицкого. В том направлении выехал Дзержинский; чекисты обыскивали британское консульство, считая его "штабом заговорщиков". Еще на сутки раньше по просьбе Чичерина (в связи с дипломатической необходимостью) Петерс выпустил арестованного британского посланника Локкарта. Но сейчас уже ушла нота советского правительства британскому правительству, и Локкарта опять сажают под замок. Версия следствия: оба покушения и "заговор послов" связаны.

Во главе замысла — правые эсеры, их поддерживают британцы. Локкарту устраивается очная ставка с Каплан. Напрасно. "Она была одета в тёмное. Тёмные волосы, тёмные глаза, обведенные тёмными кругами. Бесцветное лицо с сильно выраженными иудейскими чертами было непривлекательно. Ей могло быть от 20 до 35 лет.

без сомнений, коммунисты сохраняли надежду, что она подаст мне какой-либо символ. Самообладание ее было неестественно. Она подошла к окну и начала глядеть в него". (Роберт Брюс Локкарт. "История изнутри").

Ничего не дают и допросы задержанных. Водитель Ленина Степан Гиль заявляет, что "заметил стрелявшую" лишь "по окончании выстрелов". Позже он отыскал в памяти "женскую руку с браунингом", из которого "были произведены три выстрела. Стрелявшая дама бросила мне под ноги револьвер и скрылась в толпе. Револьвер данный лежал под моими ногами. При мне револьвера этого никто не поднял".

Позднее сообщит, что "толкнул его ногой под автомобиль". Ни револьвера под автомобилем, ни браунинга на месте покушения не нашли. Лишь четыре гильзы, втоптанные в грязь. Каплан допросил заведующий отделом по борьбе с контрреволюцией ВЧК Скрыпник.

Подследственная отвечала через зубы: конверты со штемпелем Замоскворецкого военкомата положила в ботинок, дабы не колол гвоздь, профсоюзную карточку , про ЖД билет по большому счету не помнит. Данный протокол она также подписала. Следователи Юровский и Кингисепп вместе с главой завкома завода Михельсона Ивановым пара раз выезжали на место покушения, но к четырем гильзам ничего не прибавили. Спор Кремля и Лубянки …В первой половине 20-ых годов XX века Яков Петерс заболел тифом. Поправлялся продолжительно и мучительно. Дабы занять себя, Петерс начал записывать в блокнот "личную хронику" — воспоминания двухлетней давности.

Записи эти сохранились. Они на британском — Петерсу, продолжительно жившему в Англии, британский был привычнее русского. Ветхие листки блокнота разрешают осознать, как начался стремительный поворот событий около "дела Каплан". 31 августа вечером Свердлов сообщил Петерсу, что утром необходимо дать официальное сообщение в "Известия ВЦИК": — Напиши кратко, — дал совет он, — стрелявшая — правая эсерка черновской группы, установлена ее сообщение с самарской организацией, готовившей покушение, принадлежит к группе заговорщиков. — Этих "заговорщиков" нужно будет выпустить — против них ничего нет, — пожал плечами Петерс. — Никакими связями ни с какой организацией от данной женщины пока не пахнет, в противном случае, что она правая эсерка, сообщил я. И по большому счету таких любителей, как мы, самих сажать необходимо. Свердлов ничего не ответил. Но чуть позднее, на вопрос, как идут дела на Лубянке, ядовито кинул: "А так, что всю ВЧК нужно пересажать, а женщину выпустить.

И на всю землю покаяться: мы, дескать, любители-с, простите-с!" (Из записок Веры Бонч-Бруевич. Сентябрь 1918 г. Изъяты у А. Мухина, секретаря ее мужа — ветхого коммуниста Владимира Бонч-Бруевича, при его аресте во второй половине 30-ых годов XX века). Сам Петерс в ту ночь продолжил допросы Каплан. Итогом продолжительного беседы стал совсем неожиданный документ…

Всецело статью просматривайте на Известиях науки Написать комментарий

// вторник, 20 января 2004 года

Единственная любовь Фанни Каплан

Днем 30 августа 1918 года во дворе завода Михельсона раздались три выстрела. Ленин не легко ранен. Стрелявшую задержали…

Лубянка. В кабинете Петерса пятеро напряженных мужчин и дама — встрепанная, бледная, в тёмной кофточке, наспех заправленной в тёмную юбку. Все молчат. 60 секунд, три, пять… — Из-за чего она стоит на одной ноге? — произносит Петерс. — Тут нашли кое-что, прятала в ботинке, — отвечает Дьяконов… Ей было уже 28.

В юности прекрасная, но рано увядшая. С 16 лет — революционная борьба. Никакой личной жизни.

Но она была дамой. Кто данный таинственный Мика, встреча с которым так ее поразила?.. Преодолеет более десяти лет… для нее это будут годы колонии, каторги, слепоты, беспросветности и внутреннего одиночества.

И внезапно — как ослепительный луч — встреча с ним в Харькове…
скопируйте данный текст к себе в блог:

// вторник, 20 января 2004 года

Единственная любовь Фанни Каплан

Днем 30 августа 1918 года во дворе завода Михельсона раздались три выстрела. Ленин не легко ранен. Стрелявшую задержали… Лубянка.

В кабинете Петерса пятеро напряженных мужчин и дама — встрепанная, бледная, в тёмной кофточке, наспех заправленной в тёмную юбку. Все молчат. 60 секунд, три, пять… — Из-за чего она стоит на одной ноге? — произносит Петерс. — Тут нашли кое-что, прятала в ботинке, — отвечает Дьяконов… Ей было уже 28. В юности прекрасная, но рано увядшая. С 16 лет — революционная борьба.

Никакой личной жизни. Но она была дамой. Кто данный таинственный Мика, встреча с которым так ее поразила?..

Преодолеет более десяти лет… для нее это будут годы колонии, каторги, слепоты, беспросветности и внутреннего одиночества. И внезапно — как ослепительный луч — встреча с ним в Харькове… Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru