Говорит и показывает народ

Страна успела заметно разочароваться в демократии, но наряду с этим грезит о спокойной, сытой жизни. Она обожает президента и не видит необходимости принимать участие в политике, раз ее все равно "приватизировали" те, кто наверху. Вот к чему мы пришли… Подошли незадолго до череды "громадных" выборов и по прошествии полутора десятка лет реформ, преобразований, свободной жизни.

Мы больше думаем не по большому счету о стране, а о себе любимых. Это в какой-то мере не имеет возможности кроме того не радовать: в любой стране устойчивость общества определяется устойчивым положением главной массы обывателей, буржуа, среднего класса. Этот класс придает обществу стабильность.

В Россию также пришла стабильность, опрос это фиксирует, но назвать ее устойчивой и бесповоротной до тех пор пока рановато

Страна успела заметно разочароваться в демократии, но наряду с этим грезит о спокойной, сытой жизни. Она обожает президента и не видит необходимости принимать участие в политике, раз ее все равно "приватизировали" те, кто наверху. Вот к чему мы пришли, в случае если основываться на докладе "Российское общество незадолго до выборов", подготовленном Университетом комплексных социальных изучений (ИКСИ) РАН.

Подошли незадолго до череды "громадных" выборов и по прошествии полутора десятка лет реформ, преобразований, свободной жизни. Мы больше думаем не по большому счету о стране, а о себе любимых. Это в какой-то мере не имеет возможности кроме того не радовать: в любой стране устойчивость общества определяется устойчивым положением главной массы обывателей, буржуа, среднего класса.

Этот класс придает обществу стабильность. В Россию также пришла стабильность, опрос это фиксирует, но назвать ее устойчивой и бесповоротной до тех пор пока рановато. Потому как отечественная стабильность — до тех пор пока без стабилизаторов. Президент не может быть атлантом для всех и за всех. Необходимы и другие опоры.

Вот тут и начинаются неприятности: общество не хочет их создавать и устанавливать. Оно устало от политики, глухо к партийной судьбы, принимая ее в лучшем случае как "столичные штучки" всяких в том месте парламентариев. Выборы для него — рекламный щит на шоссе по дороге на дачу. Оно вычисляет политическую судьбу приватизированной кланами, оторванными и не интересующимися судьбой "несложного россиянина". Шесть соток ближе выборов и в календарном, и в географическом, и в публичном смысле. Но возможность вольно выбирать (либо не выбирать) есть одним из основных, неоспоримых и ощутимых атрибутов той самой демократии, в которой страна мало разуверилась.

Данный атрибут не подвергается сомнению ни в одной цивилизованной стране. Тамошние граждане уверены: как раз существование этого инструмента разрешает им оставаться настоящими и как раз сытыми буржуа. Итак, страна Российская Федерация. Общество незадолго до выборов 2003—2004 годов. Материалы доклада основаны на данных общероссийского изучения, совершённого в первых числах Июля в 11 территориально-экономических районах страны, среди 11 социальных групп, 1750 опрощеных всех возрастов.

Из тупика по "верной дороге" Отличительная изюминка грядущих выборов — то, что в первый раз за последние десять лет они будут проходить в условиях относительной стабильности. На массовом уровне "постдефолтный" синдром фактически преодолен. Но общество далеко не единодушно в оценках текущего положения дел в стране и возможностей ее развития.

На данный момент отечественные россияне оценивают обстановку в стране как катастрофическую практически в 4 раза реже, чем в осеннюю пору 1998-го — по окончании августовского кризиса. Быстро растет число тех — с 2% до 26% за последние пять лет, — кому ситуация в стране представляется обычной, успешной. Но практически добрая половина населения так же, как и прежде вычисляет ее кризисной. В основном обычной она представляется высоко- и среднеобеспеченным гражданам России, тем, кто скорее победил от реформ, обитателям мегаполисов, тем, кому еще нет 40 лет. В 2001 году случилась резкая смена публичных настроений в оценке неспециализированного вектора реформ — с предельно "алармистских" ("страна идет в тупик") на умеренно оптимистические ("реформы в возможности смогут дать хорошие результаты").

Это связано с приходом президента Владимира Владимировича Путина, с надеждами на преодоление "ельцинской смуты" и выход России на траекторию устойчивого и динамичного развития. Вместе с тем к середине 2003 г. часть "скептиков" и "оптимистов" снова начала сближаться. А в некоторых группах стали преобладать сомнения в том, что страна идет "верной дорогой".

Обращение по большей части о людях, живущих за чертой бедности, проигравших от реформ, о тех, кому более чем 50 лет. Однако неспешно преодолевается социально-психотерапевтический стресс, в котором продолжительное время пребывали многие россияне. Так, с 1999 года часть испытывающих такие эмоции, как отчаяние и страх, подавленность, озлобленность, сократилась с 51,5% до 31,5%, а испытывающих бодрость и спокойствие возросла с 12,5% до 25,4%.

В целом на данный момент довольно устойчивым ("обычным") есть психотерапевтическое состояние половины населения. Ужас, озлобление и подавленность чувствуют 31,5% россиян, эмоциональный подъем — 4,8%. Особенно громадна часть очень плохо настроенных среди представителей старшего поколения. Среди молодежи выше часть спокойных и бодрых. Меньше бедных, но сдвигов нет Определяющее влияние на восприятие россиянами социальных трансформаций в обществе оказывает уровень материальной обеспеченности.

В случае если сравнивать самооценки опрощеных за последние пять лет, то узнается: за данный период значительно снизилась часть тех, кто относил себя к живущим за чертой бедности (с 20% до 8%). Часть же людей, относящих себя к среднеобеспеченным, выросла практически в два раза (с 22% до 41%). Но 51% пока не достигает среднего уровня обеспеченности. Оценки россиянами уровня собственной материальной обеспеченности тем выше, чем они моложе и чем больше тип поселения, где они живут.

В среднем мужчины вычисляют себя лучше материально обеспеченными, чем дамы. Очень "неповторимой" возможно признать зависимость между уровнем благосостояния и возрастом. В государствах с более либо менее устойчивой социальной структурой население достигает "пика" успеха в 40-50 лет, у нас же самая успешной вычисляет себя молодежь до 30 лет, 50-летние в собственном большинстве оценивают себя как социальные аутсайдеры.

Среднедушевой доход образовывает сейчас 2859 рублей ($95). Годом ранее, в июне 2002 г., он составлял 2200 рублей, т.е. значительного роста душевых доходов за прошедший год не случилось. Но, возможно, эти показатели являются пара заниженными, поскольку не включают доходы от разнообразные приработков. Данный средний показатель имеет громадной разброс среди населения.

Так, среднемесячный доход на одного участника семьи с высоким достатком образовывает 9557 руб. ($315), со средним достатком — 3890 руб. ($130), с низким достатком — 2222 руб. ($75), а у живущих за чертой бедности — 1561 руб. ($50). Самый большой среднемесячный доход на одного человека у обитателей мегаполисов — 5588 руб. ($185) (в Москве — 6199 руб); самый низкий у селян — 1720 руб. ($55). в течении последних лет самой большой остается группа, проигравших в следствии реформ.

Более того, динамика точек зрения за последние два года говорит о росте негативных оценок россиянами последствий реформ для себя и собственных семей. С 42% до 47% выросла часть тех, кто относится к проигравшим, и, напротив, с 13% до 7% сократилось число вычисляющих себя победившими от реформ. В следствии, не обращая внимания на то, что социально-политическая обстановка в стране вот уже три года остается стабильной, имеется экономический рост, улучшается морально-психотерапевтический климат в обществе, многие россияне не чувствуют хороших сдвигов в материальном и социальном положении. В массовом сознании имеется сомнения и по поводу того, что в в обозримом будущем удастся радикально поменять обстановку к лучшему. Так, только 21% людей вычисляют задачу, поставленную президентом по повышению темпов экономического подьема и повышению ВВП в 2 раза в течение ближайших десяти лет, настоящей и выполнимой.

Практически добрая половина населения — 48% (при 31% затруднившихся ответить) уверены в том, что это не удастся. Внутренние и внешние угрозы: миграция и ЖКХ плюс терроризм Относительная стабилизация а также некое улучшение социально-экономической обстановки в стране не влечет за собой машинально уменьшения числа неприятностей для ее граждан и страны. Сейчас в фокусе особенного внимания россиян в первую очередь неприятности бедности, рост жилищно-коммунальных платежей. Это внутренние угрозы "высокой интенсивности". Угрозы "средней интенсивности" — опасения нового дефолта, неприятности неконтролируемой миграции, которая воспринимается все острее, чеченская неприятность.

Какие конкретно из угроз, которые связаны с процессами и событиями во внутреннем положении страны, сейчас тревожат россиян, в % 57,8 — большой уровень бедности в стране 53,9 — рост жилищно-коммунальных платежей 36,9 — возможность нового экономического кризиса как в августе 1998 г. 36,3 — рост численности нерусского населения в классических русских областях 23,6 — сложности с нормализацией обстановки в Чечне 18,9 — проведение пенсионной реформы 14,6 — новый этап приватизации гос собственности 11,0 — сложности с реформированием русском армии В оценках угроз в различных возрастных группах — большой уровень консенсусности. Так, неприятность бедности приблизительно в равной степени тревожит и молодежь, и представителей старшего поколения. То же самое возможно сообщить и в отношении роста численности нерусского населения в классических русских областях.

Жилищно-коммунальной реформой и особенно пенсионной реформой больше обеспокоены представители старшего поколения, а обстановкой в Чечне и реформированием русском армии — молодежь. В связи с проблемой миграции в обществе начинает четко проявляться "охранительная" тенденция. Большая часть опрошенных вычисляют вероятным и целесообразным возвращение на историческую отчизну этнических русских, в меньшей степени — белорусов и украинцев. В отношении мигрантов из южных республик экс-СССР, и Юго-Восточной Азии позиция конкретно негативная. Самая важная внешняя угроза, согласно точки зрения большинства россиян, — 61,7 % — это интернациональный терроризм. Взрывы, организованные интернациональной террористической сетью в различных городах России, имеют и в полной мере конкретную и всем известную русского подоплеку.

Совсем нежданно на вторую позицию — 46,4 % — вышла угроза распространения эпидемий. В значительной мере это связано со в полной мере конкретной заболеванием — атипичной пневмонией, которая в течении нескольких месяцев пребывала в фокусе внимания. Более трети россиян отметили возрастание нестабильности в мире, их тревожит угроза новой всемирный войны. Часть опрощеных озабочена ростом политического влияния и военного США, распространением "глобализма по-американски".

За последние 8 лет симпатии россиян по отношению к Соединенным Штатам снизились втрое. Упоминание данной страны более чем у половины россиян приводит к отрицательным эмоциям. Народовластие по-российски легко утомила Грядущие выборы президента и депутатов Думы будут проходить не только в условиях относительной стабильности, но и в контексте определенных сдвигов в массовом сознании, а также связанных с восприятием россиянами народовластия. Россияне, с одной стороны, сохраняют приверженность многим демократическим сокровищам (настоящая выборность властей, печати и свобода слова, свобода передвижения, включая свободу выезда за предел и т.п.).

Единственным исключением есть "многопартийность", значимость которой для большинства россиян относительно мала. Иначе, нельзя не видеть в целом критического отношения населения к воплощению идей народовластия на "российской земле", все более углубляющийся разрыв между установками на необходимость народовластия и трудностями ее практического ощущения в реальности. Только 18,8% россиян вычисляют современную Россию демократическим страной, большая часть — 54,3% — уверенный в обратном.

Значительную роль в понижении сокровища демократической идеи играется и "элитизация" политики, ее "приватизация" экономической и политической вершиной. Так, три четверти россиян (78,3%) уверены в том, что демократические процедуры — это безлюдная видимость, а страной руководят те, у кого больше власти и богатства. С противоположной точкой зрения — что в делах страны очень многое зависит от несложных граждан — согласны только 22,7%. Отвечая на вопрос о том, "изменилось ли за годы реформ ваше отношение к ценностям и гражданским свободам и идеалам демократии", практически треть россиян (29,8%) заявили: они разочаровались в этих идеалах и ценностях. "Прирост" же приверженцев был значительно скромнее — всего 5,8%. Общее же соотношение противников и сторонников народовластия по-российски сейчас образовывает 22% к 53%.

Нужно оговорить: в этом случае понятия "приверженцы" и "соперники" демократии очень условны. В первую очередь в том смысле, что общество разочаровалось не столько в самой демократии, сколько в собственном политическом выборе, сделанном в начале 90-х годов. Потому, что осуществление социально-политического и экономического проекта, на реализацию которого общество предоставило карт-бланш Б. Ельцину, не оправдало ожиданий россиян, негативное отношение к нему было перенесено и на те демократические университеты, благодаря которым данный проект воплощался в судьбу. В этом свете делается понятным, из-за чего в громаднейшей степени разочарование коснулось тех людей, каковые 10-15 лет назад, фактически, и были "живой силой" преобразований — нынешние 40-60-летние, а тогда 25-45-летние. В этих группах россиян часть разочарованных в совершенствах народовластия за данный период составила соответственно 35,8% и 42,6%. Еще одной обстоятельством, по которой многие отказывают сложившейся за последние десятилетия экономической и политической совокупности в праве именоваться демократической, есть то, что она не снабжает реализацию гражданских прав и свобод, те самые стабильность и порядок, о которых так много сейчас говорится.

Так, при ответах на вопрос "Что, по вашему точке зрения, из приведенного перечня полностью нужно чтобы возможно было сообщить: "Да, без этого демократии быть не имеет возможности", большая часть отметили прежде всего равенство граждан перед законом (74,7%) и свободное судопроизводство (41,4%). Симптоматично, что в самом низу иерархической шкалы сокровищ народовластия были позиции, которые связаны с участием в деятельности партий и их борьбой между собой. Так, за последние пять лет часть опрощеных, вычисляющих ответственным право выбирать между несколькими партиями, сократилась с 15,5% до 3,1%. Стойко (не смотря на то, что и пара меньшими темпами) понижается и значимость наличия в стране оппозиции, талантливой осуществлять контроль президента и правительство, — с 20,6% до 14,7% за пять лет. Наряду с этим сама мысль выборности остается в полной мере востребованной, в особенности в то время, когда это относится главы страны. Все это заставляет многих аналитиков "бить в набат" по поводу возможностей развития народовластия в Российской Федерации.

Представляется, но, что прогнозы о свертывании народовластия в Российской Федерации, среди них и "по просьбам" широких трудящихся весов, не имеют под собой важных оснований. Не обращая внимания на критическое отношение к сложившимся в Российской Федерации демократическим университетам, люди четко знают: эти университеты (при всем собственном несовершенстве) являются необычную "страховочную сетку" от узурпации всей полноты власти бюрократией. Тот факт, что именно эти сокровища появились в явном недостатке, стал причиной тому, что совершенный образ народовластия разошелся с настоящей практикой преобразований. Грядущие выборы в государственную думу и президента должны дать ответ на вопрос о том, удастся ли обозримой перспективе устранить данный недостаток и сократить разрыв между реальностью и желаемой моделью демократии.

Лишь Путин, и никто второй Одним из самые существенных показателей уровня развития любой демократической совокупности есть степень доверия общества к общественным объединениям и государственным институтам, каковые призваны воображать и высказывать интересы различных групп населения. Анализ данных "рейтинга доверия" этим университетам, проводимый ИКСИ РАН уже пара лет, свидетельствует: темперамент этих взаимоотношений остаётся сложным и неоднозначным. С одной стороны, в 2000 году случился перелом настроений в отношении университета президентства, и сейчас уровень доверия граждан к нему высок. Иначе, по отношению к представительным органам власти (Госдума и Совет федерации), силовым структурам (не считая армии), партиям формированиям (и общественным профсоюзам) никакого хорошего сдвига в публичном мнении за последние 6 лет не наблюдалось. Отношение к Думе фактически не изменялось: ни в условиях, в то время, когда она была настоящей оппозицией президенту, ни сейчас, в то время, когда Дума конструктивно сотрудничает с властью.

Но в самом глубоком кризисе находится партийная совокупность — уровень доверия к партиям как публичному университету находится на рекордно низком уровне — 5,7%. Так, вся политическая конструкция современной России так же, как и прежде базируется по большей части на президенте, а сам университет президентства — на личности Путина. Данный вывод подтверждается тем, что за последние три года "кривая" доверия президенту (при всех сложностях и катаклизмах, каковые волновалась страна) оставалась фактически неизменной. самые прочные позиции Путин имеет среди высоко- и среднеобеспеченных групп россиян, где уровень хорошей оценки превышает 80%.

Немногочисленная же несколько обиженных его деятельностью — это в основном возрастная несколько от 41 до 60 лет и живущие за чертой бедности. Среди электоратов разных партий громаднейшую помощь Путину оказывают приверженцы "Единой России" и СПС и, наоборот, самый сдержанно к нему относятся приверженцы КПРФ, но и в последней группе число поддерживающих Путина образовывает в общем итоге 49,2%. Неправильно вычислять, что отношение к Путину носит "безоглядный" темперамент. Только 24% опрошенных объявили, что Путин — это тот "человек, в котором сконцентрированы все лучшие качества, и что именно он, и никто второй, нужен современной России".

Другие приверженцы президента не столь однозначны в суждениях — 46% заявляют, что они его в целом поддерживают, но сомневаются, что ему удастся добиться настоящего прорыва в политике и экономике. Еще 14% заявляют о том, что они Путину доверяют, по причине того, что лучше его до тех пор пока никого нет. И только 8% опрощеных уверены в том, что какой-то второй человек справился бы с обязанностями президента лучше. На фоне этих данных отнюдь не просто так выглядит отношение россиян к главным фигурам русском политики, где, кроме самого Путина, только Сергей Шойгу имеет хороший индекс доверия — 56,7 % доверяющих ему против 20,7% недоверяющих. Многими аналитиками эти цифры интерпретируются как то, что с возникновением Путина все остальные ведущие политики быстро утратили в "политическом весе". Такое суждение справедливо только частично.

в течении последовательности лет у многих из них эти рейтинги оставались фактически неизменными. Так, у фаворитов "ветшайших" русских партий (Зюганова, Явлинского) рейтинг доверия и до, и на протяжении Путина в случае если и изменялся, то незначительно. Что же касается относительно новых фигур (Глазьев, Грызлов, Миронов), то до тех пор пока к ним присматриваются. Большое число россиян (от 56% до 59%) не смогли выразить собственный отношение к ним. Политическая совокупность современной России остаётся очень неустойчивой.

В глазах общества сокращается уровень доверия ко многим из них, что угрожает важными политическими вызовами. Электоральные предпочтения — партиям не верим, но другого нет на данный момент нет недочёта в прогнозах результатов выборов в парламент. Наряду с этим большая часть наблюдателей, ссылаясь на "застывшие" уже год рейтинги ведущих партий и отсутствие новых перспективных политических проектов, не усматривают какой-либо важной интриги в избирательной кампании, принимая ее как соревнование "брендов" пяти известных партий — "Единая Россия", КПРФ, ЛДПР, СПС, "Яблоко".

Данные исследований, но, не подтверждают прогноз о предопределенности итогов выборов. Во-первых, за последние три года неуклонно понижается число приверженцев всех ведущих парламентскых фракций. Во-вторых, их отрыв (особенно СПС и ЛДПР) от партий "новой волны" и некоторых "старожилов" на сегодня не выглядит непреодолимым.

Не смотря на то, что, иначе, при том уровне помощи "новых партий", что они имеют сейчас, им будет очень сложно до декабря собрать политический вес. С уверенностью рассчитывать на места в следующей Думе смогут только "Единая Россия", КПРФ и частично "Яблоко&какое количество;. В современной России имеет место не только понижение уровня помощи партий, но и неуклонное сокращение числа приверженцев всех подряд идеологических течений. Особенно быстро выглядит снижение рейтинга идеологии так именуемого "центризма" — с 25% до 10% всего за три года.

Тому большое количество обстоятельств, начиная от эрозии "путинского" консенсуса примера 2000 года и заканчивая крайней сложностью формулирования некоей синтезирующей идеологии, которая имела возможность бы стать идеологией "большинства", устраивающей самые различные группы и слои общества. В-третьих, нужно помнить, что большой процент россиян еще не определился в политическом выборе (27%). Сложно угадать, как "разложатся" их голоса. Практика прошлых выборов говорит о том, что такие голоса, в итоге, раскладывались между фаворитами так, что не давали ощутимого преимущества никому из них.

Очень многое будет зависеть от явки на выборы. На сегодня заявили о собственной готовности принимать участие в выборах 60% избирателей. Меньше всего склонных идти на выборы, с одной стороны, среди жителей и молодёжи мегаполисов, а с другой — среди социальных "аутсайдеров" и тех, кто живет за чертой бедности. Традиционно высока часть планирующих прийти на участки для голосования среди людей старшего возраста, с советских времен сохранивших привычку голосовать. Среди приверженцев партий уровень электоральной "мобилизованности" выше, чем среди беспартийных. Причем отнюдь не у приверженцев КПРФ, как принято вычислять, а у электората "партии власти".

Изучение предпочтений различных социально-демографических групп говорит о том, что "Единая Россия" отыскала "путь к сердцу" избирателей самых различных возрастов. КПРФ отдают предпочтение люди по большей части старшего возраста, а СПС и ЛДПР — скорее молодежные группы. Помощь "Единой России" растет по мере роста благосостояния опрощеных. Деятельный протестный электорат, т.е. те, кто собирается прийти на выборы и проголосовать против всех, сконцентрирован в двух возрастных группах — 22-26 лёт и 51-60 лёт.

Это связано, по всей видимости, с тем, что эти группы появились в самоё сложном положении, в первую очередь на рынке труда. Первые — из-за отсутствия стажа и опыта работы, вторые — из-за возрастного ограничителя, не разрешающего рассчитывать на важный карьерный рост. Высока часть тех, кто собирается проголосовать против всех, и среди самой бедной группы россиян. Это — протестный электорат в чистом виде, включающий в себя людей, собирающихся проголосовать против не каких-либо конкретных партий, а против той сложившейся совокупности, в которой они не смогут приспособиться. На грядущих выборах направляться учитывать еще одно важное событие — это будет, пожалуй, первая выборная кампания за целый постсоветский период, которая не окажет столь значительного влияния, как раньше, на финал выборов президента. Сейчас разумеется, что избрание Путина на второй срок практически предопределено, учитывая его отрыв от остальных вероятных претендентов.

Значимость грядущих в декабре 2003 года выборов в парламент велика. Это уже четвертая избирательная кампания в государственную думу за последние 10 лет, и сейчас решается вопрос: возможно ли преодолеть данный скепсис, укоренить университет многопартийных выборов, или "демократический транзит" продлится в Российской Федерации еще какой-то, очень продолжительный срок. Очень многое тут будет зависеть и от самих партий и от федеральных правительства. Михаил ГОРШКОВ, директор ИКСИ РАН; Владимир ПЕТУХОВ, завотделом анализа социально-политических процессов ИКСИ РАН В то время, когда закончатся полномочия Владимира Владимировича Путина, кто по-вашему, может претендовать на должность президента России?

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда действенной политики: — В будущих выборах Путин находится в неповторимом положении. Ни один политик не желает либо не решается кинуть ему вызов. На этих выборах мы заметим всех простых кандидатов, подтверждающих членство в президентском клубе. Основной вопрос, будет ли и рассмотрим ли мы на этих выборах кандидата, что в 2008 году сможет реально претендовать на президентство.

Во второй половине 90-ых годов двадцатого века мы проводили опрос, тогда самым желанным президентом был Штрилиц. на данный момент мы повторили данный опрос и взяли такие результаты: маршал и Штирлиц Жуков, так же, как и прежде, лидируют, но им в затылок сейчас дышит Данила Багрян. Вот в случае если представить смесь Штирлица и Багряна, то в этом поле направляться искать будущего президента. Но мы находимся лишь в начале формирования образа президента.

Еще одним из направлений поиска нового образа есть Ходорковский. Но это президент, понятный образованной молодежи, которая сообщит собственный слово позднее. Вита ХМЕЛЕВСКАЯ, врач физико-математических наук, член политсовета СПС г. Обнинска, член Клуба "Известий": — У Путина таковой большой рейтинг, что на ближайших выборах его совершенно верно опять выберут. А что касается вторых претендентов, то, думаю, новых фигур мы тут не заметим.

Будут те же, что и раньше: Немцов, Явлинский, Жириновский. Возможно, и Геннадий Зюганов засветится. Не смотря на то, что он уже и не желает в президенты, но в случае если в компартии не случится никаких трансформаций, ему невольно нужно будет участвовать в выборах.

Георгий САТАРОВ, президент регионально публичного фонда "Индем": — Я пологаю, что на данный момент об этом сказать, непременно, рано. За четыре года до выборов сказать о кондитатах смогут себе позволить лишь американцы. У них налаженная, обстоятельная политическая совокупность, у них не бывает неожиданностей.

А нам так запрещено, столько всего измениться, что сказать об этом на данный момент легко бессмысленно. Мария ВАСИЛЬЕВА, социолог, член Клуба "Известий": — Я полностью уверенный в том, что отечественный президент останется еще на четыре года. Сомневаешься, что полномочия Путина закончатся и в 2008 году.

Не смотря на то, что, думаю, вероятен и тот вариант, которым в свое время воспользовался Борис Ельцин: Путин назначит преемника. Это будет человек, на преданность которого он сможет всецело положиться. Исходя из нынешних пристрастий отечественного президента, вероятнее "наследник" будет или из окружения Путина времен работы в КГБ, или из окружения Анатолия Собчака. Олег БАСИЛАШВИЛИ, актер: — Я фактически уверен, что в следствии выборов 2004 года Владимир Владимирович Путин останется на второй срок.

А к моменту выборов 2008 года, надеюсь, очень многое измениться. У меня имеется пара предпочтений. Я бы желал видеть президентом кого-нибудь из представителей реформаторского крыла, из СПС.

Возможно Немцова, фамилию сложно назвать. Еще я испытываю громадную симпатию к молодому Владимиру Рыжкову. Мне думается, данный человек владеет огромными ресурсами, дабы возглавить нашу страну. Валерия НОВОДВОРСКАЯ, публицист: — У меня имеется сильное подозрение, что срок полномочий Владимира Владимировича Путина кончится приблизительно так же как кончились полномочия Леонида Ильича Брежнева. А учитывая хорошую отменное здоровье и спортивную форму, пологаю, что он еще на отечественных похоронах простудится.

Аналитики президента создадут ему самый подходящий метод остаться у власти. А вдруг и будет преемник, то он будет из КГБ, не смотря на то, что имя назвать на данный момент не могу. Не напрасно эта организация пришла к власти и добровольно она от нее не уйдет.

Написать комментарий

// понедельник, 28 июля 2003 года

Говорит и показывает народ

Страна успела заметно разочароваться в демократии, но наряду с этим грезит о спокойной, сытой жизни. Она обожает президента и не видит необходимости принимать участие в политике, раз ее все равно "приватизировали" те, кто наверху. Вот к чему мы пришли… Подошли незадолго до череды "громадных" выборов и по прошествии полутора десятка лет реформ, преобразований, свободной жизни. Мы больше думаем не по большому счету о стране, а о себе любимых.

Это в какой-то мере не имеет возможности кроме того не радовать: в любой стране устойчивость общества определяется устойчивым положением главной массы обывателей, буржуа, среднего класса. Этот класс придает обществу стабильность. В Россию также пришла стабильность, опрос это фиксирует, но назвать ее устойчивой и бесповоротной до тех пор пока рановато
скопируйте данный текст к себе в блог:

// понедельник, 28 июля 2003 года

Говорит и показывает народ

Страна успела заметно разочароваться в демократии, но наряду с этим грезит о спокойной, сытой жизни. Она обожает президента и не видит необходимости принимать участие в политике, раз ее все равно "приватизировали" те, кто наверху. Вот к чему мы пришли… Подошли незадолго до череды "громадных" выборов и по прошествии полутора десятка лет реформ, преобразований, свободной жизни.

Мы больше думаем не по большому счету о стране, а о себе любимых. Это в какой-то мере не имеет возможности кроме того не радовать: в любой стране устойчивость общества определяется устойчивым положением главной массы обывателей, буржуа, среднего класса. Этот класс придает обществу стабильность. В Россию также пришла стабильность, опрос это фиксирует, но назвать ее устойчивой и бесповоротной до тех пор пока рановато Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru