Харитон и его институт

27 февраля 2004 года будет отмечено 100-летие Юлия Борисовича Харитона, выдающегося ученого, что полвека руководил Русским федеральным ядерным центром "Общероссийский НИИ экспериментальной физики" в городе, что много лет именовался Арзамас-16, а сейчас — Саров. Академику Харитону, что погиб во второй половине 90-ых годов XX века, в собственности важная роль в создании отечественного атомного оружия. И в том, что наша страна начала восприниматься как сверхдержава, имеется и его большая заслуга. Но уже много лет продолжается непонятная история с присвоением РФЯЦ-ВНИИЭФ имени его бессменного начальника академика Харитона

27 февраля 2004 года будет отмечено 100-летие Юлия Борисовича Харитона, выдающегося ученого, что полвека руководил Русским федеральным ядерным центром "Общероссийский НИИ экспериментальной физики" в городе, что много лет именовался Арзамас-16, а сейчас — Саров. Академику Харитону, что погиб во второй половине 90-ых годов XX века, в собственности важная роль в создании отечественного атомного оружия. И в том, что наша страна начала восприниматься как сверхдержава, имеется и его большая заслуга. Но уже много лет продолжается непонятная история с присвоением РФЯЦ-ВНИИЭФ имени его бессменного начальника академика Харитона. Речь заходит об исторической справедливости, о отечественной способности ценить и уважать собственный прошлое. Ю.Б.

Харитон был второй по значимости, по окончании И.В. Курчатова, фигурой в превосходной плеяде советских начальников, ученых, конструкторов — создателей советского атомного оружия. Распоряжением Совета Министров СССР № 805-327сс от 9 апреля 1946 г. Ю.Б. Харитон был назначен главным конструктором КБ-11, персонально важным за организацию разработки конструкции первой советской ядерной бомбы.

Само собой разумеется, "начинка" бомбы была создана в других институтах и центрах самоотверженным трудом тысяч советских людей, ученых, начальников работ. Но как раз Ю.Б. Харитон совместно со своим сотрудником В.Г. Кузнецовым осуществил на "Маяке" приемку конечного продукта — двух плутониевых полусфер, т.е. боевого заряда изделия РДС-1. Само собой разумеется, блестяще трудились разведчики. Но добытые ими документы и чертежи ложились на Харитона и стол Курчатова, каковые на основании данной информации должны были принимать стратегические ответы.

И не просто так в проекте распоряжения Совета Министров СССР "Об опробовании ядерной бомбы", утвержденном историческим ответом Особого комитета при СМ СССР от 26 августа 1949 г., т.е. за три дня до опробования, сообщено: "Совет Министров Альянса ССР постановляет: 1. Принять предложение главы Первого главного управления при Совете Министров СССР т. Ванникова, научного руководителя работ акад. главного и Курчатова конструктора Конструкторского бюро № 11 чл.-корр. АН СССР Харитона о проведении опробования первого экземпляра ядерной бомбы, изготовленной Первым главным управлением по научным требованиям и расчетам акад. Курчатова и чл.-корр.

АН СССР Харитона… Возложить ответственность за уровень качества всех работ по подготовке, подрыву и сборке ядерной бомбы на главного конструктора КБ № 11 чл.-корр. АН СССР Харитона. 7. Возложить обобщение научно-технических информации о итогах опробования ядерной бомбы и представление Правительству предложений об оценке результатов опробования ядерной бомбы на научного руководителя работ акад. главного и Курчатова конструктора Конструкторского бюро № 11 чл.-корр. АН СССР Харитона…" Исторический казус пребывает в том, что Берия и Сталин, будучи не уверены в успехе опробования, это распоряжение Совмина не подписали, но устно приказали его выполнить.

Это была смелая эра. По окончании американских ядерных бомбардировок японских городов Хиросима и Нагасаки в августе 1945 года над отечественной страной нависла новая угроза бывшего союзника — США. Для всех, кто понял действительности наступившей ядерной эры, создание собственного ядерного оружия, восстановление стратегического равновесия стало окончательным императивом. Эта задача была решена в предельно маленькие сроки, и вклад Ю.Б. Харитона в создание ядерного щита России переоценить нереально. Так принято — и это хорошая традиция: благодарные потомки стремятся увековечить имена первопроходцев.

Именем И.В. Курчатова назван его университет в Москве. Именем ученика Харитона Е.И. Забабахина назван ВНИИ технической физики (ВНИИТФ, г. Снежинск).

Имя Ю.Б. Харитона должно быть присвоено Русскому федеральному ядерному центру, РФЯЦ-ВНИИЭФ, научным руководителем которого он являлся за полвека. С этим предложением два раза (в 1997 и в 2002 гг.) обращалась в правительство России гос дума. Вопрос, но, до сих пор не решен; разумеется, такому ответу появилась достаточно влиятельная оппозиция, мотивы которой мне не ясны. светло одно: попытки некоторых представителей новых поколений "приватизировать прошлое" не делают чести отечественной эре. Нужно уважать собственную историю, мочь ею гордиться.

Я надеюсь, что к 100-летнему юбилею Юлия Борисовича Харитона данный наболевший вопрос будет решен положительно. Лев АЛЬТШУЛЕР, основной научный сотрудник Университета больших температур РАН, лауреат Ленинской и трех Национальных премий, лауреат премии Американского физического общества "За изучения при больших давлениях в условиях ударного сжатия" Написать комментарий

// среда, 17 сентября 2003 года

его институт и Харитон

27 февраля 2004 года будет отмечено 100-летие Юлия Борисовича Харитона, выдающегося ученого, что полвека руководил Русским федеральным ядерным центром "Общероссийский НИИ экспериментальной физики" в городе, что много лет именовался Арзамас-16, а сейчас — Саров. Академику Харитону, что погиб во второй половине 90-ых годов XX века, в собственности важная роль в создании отечественного атомного оружия. И в том, что наша страна начала восприниматься как сверхдержава, имеется и его большая заслуга. Но уже много лет продолжается непонятная история с присвоением РФЯЦ-ВНИИЭФ имени его бессменного начальника академика Харитона
скопируйте данный текст к себе в блог:

// среда, 17 сентября 2003 года

его институт и Харитон

27 февраля 2004 года будет отмечено 100-летие Юлия Борисовича Харитона, выдающегося ученого, что полвека руководил Русским федеральным ядерным центром "Общероссийский НИИ экспериментальной физики" в городе, что много лет именовался Арзамас-16, а сейчас — Саров. Академику Харитону, что погиб во второй половине 90-ых годов XX века, в собственности важная роль в создании отечественного атомного оружия. И в том, что наша страна начала восприниматься как сверхдержава, имеется и его большая заслуга. Но уже много лет продолжается непонятная история с присвоением РФЯЦ-ВНИИЭФ имени его бессменного начальника академика Харитона Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru