Инкубатор для сапсана

Предприятие называющиеся "Русский соколиный центр", самое экзотическое в стране птицеводческое хозяйство, находящееся на окраине Москвы, занимает древний древесный флигель в строении ВНИИ природы. Усадьба Знаменское-Садки отгорожена от шумного внешнего мира высоким сетчатым забором. Тут уже семь лет идут опыты по расселению в подмосковную природу редчайших видов соколов.

— У нас мороженые крысы кончились. И хомяков лишь дюжина на ужин осталось, — хозяйственная женщина Катя в окружении гигантских овчарок и фокстерьеров выходит навстречу утренней начальственной проверке с новыми проблемами. Катя занимается кормлением хищников, фокстерьеры ловят расплодившихся в округе лисиц, а овчарки защищают все это хозяйство от криминальных структур. Руководство привычно морщится и отправляет лаборанта на ближайший рынок за куропатками. Хомяков нужно будет искать либо на "Птичке", либо в виварии какого-нибудь НИИ. С морожеными крысами сложнее. — Соколиный центр финансируется из государственного бюджета, и этим все сообщено, — поясняет яркий куратор столичного питомника хищных птиц Александр Бородин — мужчина в тонированных очках и все растолковывающей надписью на тёмной футболке с клювастыми орлами: "Born to be free". — Время от времени оказывают помощь зверофермы и местные фермеры.

Они присылают тушки животных и просроченное мясо. Но питомник пополняется неизменно, и прокормить птиц делается все сложнее. Главная задача соколиного центра — выпуск и разведение на волю сапсанов.

Эти птицы когда-то населяли целый столичный регион а также изображались на древних гербах окрестных княжеств и Москвы. В последнее столетие сапсаны Москву разлюбили, и семь лет назад ученые купили для разведения маленькое поголовье русских соколов в одном из… германских питомников. С того времени ежегодно в июне с крыши университета на природу, на волю, производят по шесть-семь молодых птиц. Выводят птенцов в особых инкубаторах, а позже отдают на воспитание "приемной маме" — соколихе. Она кормит птенцов теми самыми морожеными крысами и прививает соколятам навыки социального поведения.

Когда птенцы покупают вид взрослых соколов, их отсаживают в особый коробку на крыше университета. — Вся трудность разведения сапсанов в том, что эти птицы должны оставаться дикими, — поясняет Александр Бородин. — Им нельзя видеть и слышать людей. Для этого мы стараемся максимально сократить отечественное общение с птицами. Подросшие птенцы кроме того корм приобретают по особой трубе.

А дабы они не слышали людской возни на питомнике, мы на протяжении работы погромче включаем радио. Получается настоящая дискотека на крыше. Куда деваются выпущенные на волю сапсаны, никому не известно.

Сравнительно не так давно несколько соколов видели в районе МГУ. У них в том месте помой-му уже гнездо. Большая часть сапсанов, возможно, улетают в более спокойные регионы страны. Но ученые сохраняют надежду, что по всем законам диалектики количество перейдет в русских и качество соколов в Москве станет заметно больше. Что, кстати, отправится лишь на пользу природе и столичным монументам, уже не первый дюжина лет страдающим от нашествия голубей. Комендатура Кремля намерено в целях архитектурной "гигиены" держит на кремлевских башнях целую эскадрилью пернатых хищников.

Действительно, не соколов — с ними большое количество хлопот, а неприхотливых и выносливых ястребов-тетеревятников. Кроме главной научной функции питомник несет и национальную. Как раз ко мне доставляют конфискованную таможней живую контрабанду — соколов, которых предприимчивые сибиряки пробуют выгодно реализовать в арабские государства. Все хищные птицы России занесены в Красную книгу и в природе видятся нечасто. На тёмном рынке охотничий сокол (кроме того необученный) стоит пара тысяч американских долларов, и переправка хищных птиц за предел в далеком прошлом стала штатной статьей дохода оставшихся без работы таежных промысловиков.

Время от времени питомник пополняется за счет Работы спасения — последний раз спасатели приволокли полуручного орла-беркута, выловленного в одном из столичных Домов ребенка. Орел какое-то время обитал на балконе у одного любителя экзотики, но позже упорхнул в город поохотиться. Людей он не опасался, и если бы в больничной палате, куда посмотрел орел, был бы хоть один младенец, история имела возможность бы закончиться катастрофой. В природе беркут охотится на волков и больших копытных. Залетев в Дом ребенка, беркут только показательно растерзал громадного плюшевого медведя, по окончании чего разрешил себя поймать. — Больше всего хлопот у нас с таможней, — сетуют сотрудники питомника. — Прокормить всю эту ораву птиц мы еще можем, но в то время, когда за ними приезжают их бывшие хозяева и пробуют начать сказать с учеными "по понятиям", мы мало волнуемся.

Охраны в питомнике, не считая псов, нет. На дорогостоящем пристрастии некоей части человечества к охоте с ловчими птицами строятся и внебюджетные фонды соколиного центра. Ученые тренируют для состоятельных клиентов выращенных в неволе и привыкших к человеку соколов — для охоты на уток, зайцев и лис.

Но, опытные соколятники уверены, что до увлечения соколиной охотой русский элита додумается нескоро. Занятие это не столько дорогое, сколько хлопотное. Для месяца наслаждения нужно целый год тренировать птицу по три часа в сутки, на протяжении самой охоты возить за собой на джипе коневозку с охотничьей лошадью, а на лапку ловчего сокола вывешивать передатчик. Летают птицы на высоте до километра, и осознать, где она сейчас находится, возможно лишь посредством радиоприборов. — Был тут у нас один клиент, — говорит Александр Бородин. — Мы полгода готовили ему птицу для охоты, а за три дня до открытия сезона он приехал и сказал нам, что приобрел новый "лендкрузер".

И сейчас не желает пачкать обивку пометом. Вот такие в Российской Федерации охотнички. На этой неделе должно произойти то, для чего соколиный центр функционировал весь год. В боксе на крыше должны открыть створку, и юные сапсаны смогут сперва с опаской выбраться на обитую кошмой металлическую крышу, а позже взлететь, дабы больше ко мне не возвращаться. Но, эксперты утверждают, что птичье понятие свободы не через чур отличается от людской.

Исходя из этого, пропутешествовав мало, соколы смогут возвратиться на территорию университета и, возможно, соберутся свить гнезда рядом. Лишь тогда долгие и не всем понятные труды чудаков-энтузиастов из соколиного центра окажутся не напрасными, а пафосный лозунг "Рожденные свободными" возьмёт жизненное подтверждение. А что вы думаете об этом? Написать комментарий

// воскресенье, 23 июня 2002 года

Инкубатор для сапсана

Предприятие называющиеся "Русский соколиный центр", самое экзотическое в стране птицеводческое хозяйство, находящееся на окраине Москвы, занимает древний древесный флигель в строении ВНИИ природы. Усадьба Знаменское-Садки отгорожена от шумного внешнего мира высоким сетчатым забором. Тут уже семь лет идут опыты по расселению в подмосковную природу редчайших видов соколов.
скопируйте данный текст к себе в блог:

// воскресенье, 23 июня 2002 года

Инкубатор для сапсана

Предприятие называющиеся "Русский соколиный центр", самое экзотическое в стране птицеводческое хозяйство, находящееся на окраине Москвы, занимает древний древесный флигель в строении ВНИИ природы. Усадьба Знаменское-Садки отгорожена от шумного внешнего мира высоким сетчатым забором. Тут уже семь лет идут опыты по расселению в подмосковную природу редчайших видов соколов. Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru