Экспертное доверие

Медики создают свободную совокупность оценки врачебных неточностей, дабы побороть круговую поруку

Экспертное доверие

Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

Свободная медицинская экспертиза уже не так долго осталось ждать может начать трудиться по всей России —она станет альтернативой официальным структурам. Согласно точки зрения инициаторов, это окажет помощь избежать врачебной неточности и преодолеть клановую солидарность. Пилотный проект по свободной медэкспертизе был опробован в трех регионах — в Смоленской, Липецкой и Столичной областях.

Его итоги подвела Национальная медицинская палата.

Как сказала «Известиям» вице-президент Национальной медицинской палаты Наталья Аксенова, за свободной экспертизой смогут обратиться граждане, следователи, судьи, если они не доверяют национальным специалистам, сомневаются в их оценке и желают проверить заключения. Часто не редкость, что при подозрении на врачебную неточность экспертизу выполняют коллеги доктора, работа которого и разбирается, а портить отношения со собственными мало кому хочется. В этом и имеется суть свободной экспертизы: ее выполняют эксперты, не встроенные в вертикаль власти по ведомству здравоохранения.

Как отметила Наталья Аксенова, изюминкой совокупности свободной медэкспертизы есть анонимность: специалисты не знают, работу какого именно медика они разбирают, не знают, кто есть больным.

— Мы пользовались методикой, созданной в Германии по соглашению с Национальной медицинской палатой. Опыт закончен, он признан успешным на отечественной территории, и все документы переданы на рассмотрение правительства РФ. Это право правительства — определиться, какова будет свободная экспертиза.

В том месте трудится особая рабочая группа, собранная по этому поводу, — пояснила Аксенова.

Норма о свободной медицинской экспертизе содержится в законе «Об базах охраны здоровья граждан». С 1 января она получила юридическую силу, но практически не работает: для таковой совокупности необходимо распоряжение правительства, которого до сих пор нет.

— К нам приходят дела из судов, обращаются следователи СК, граждане, — поведала Наталья Аксенова. — У нас имеется лицензия на контроль качества оказания медицинской помощи. Мы не пересекаемся с судебной медициной, не говорим, кто виновен, а кто нет, — мы лишь оцениваем, верно ли была оказана медпомощь. К примеру, моя специальность — гинекология и акушерство.

Я могу проверить документы и сообщить: вся ли помощь была оказана, была ли оказана квалифицированно, в соответствии со стандартами либо нет и т.д.

Лишь за последние полгода свободные специалисты Смоленской области привлекались к четырем судебным процессам по гражданским искам. В двух случаях они заключили , что врачебная помощь была оказана верно. Еще в двух специалисты заключили, что помощь была оказана с недочётами.

На основании этих экспертиз суды выносили ответ о выплате компенсаций пострадавшим больным.

Признать либо не принять заключение свободных специалистов, при нынешних правилах есть прерогативой суда. По словам Натальи Аксеновой, пока еще случаев отказа разглядывать результаты экспертизы не было.

По результатам опыта палата направила в правительство обращение с просьбой распространить эту практику на всю Россию. В законе об охране здоровья норма о свободной экспертизе имеется, но дабы она получила, должно выйти правительственное распоряжение.

— Медицинское сообщество может оказать помощь и докторам, и больным. Мы весьма желаем, дабы то доверие к докторам, которое было, возвратилось. И в случае если где-то доктор виновен либо что-то не доделал, больные должны это знать, — выделила Аксенова.

Советник губернатора Столичной области Нина Суслонова до 23 ноября 2016 года занимала пост министра здравоохранения Подмосковья и конкретно принимала участие в реализации пилотного проекта. Она утвержает, что дабы эта практика распространилась по всей России, федеральные власти должны проработать нормативно-правовую базу.

— Мы создали совет экспертов на базе Национальной медицинской палаты, — поведала Нина Суслонова «Известиям». — Он был утвержден распоряжением правительства Столичной области. На своем уровне мы отработали механизм свободной экспертизы. А дабы эта программа получила в Российской Федерации, необходимо вносить трансформации в законодательство. До тех пор пока нет правовой базы, которая разрешила бы реализовать эту норму.

Это следующий этап. Но мы по крайней мере начали сказать об этом.

В случае если правительство согласится, что пилотный проект был успешным, и выпустит распоряжение, результаты экспертизы смогут стать необходимыми для рассмотрения судьями и чиновниками. Но до сих пор неясно, как будет решаться один из самых серьёзных вопросов — в каком количестве и из каких источников может финансироваться совокупность свободной медэкспертизы. Пилотный проект Национальная медицинская палата проводила на президентский грант.

Региональные власти средства из собственных бюджетов не расходовали, сказала Нина Суслонова.

Главный врач краснодарской краевой клинической поликлиники №1 Владимир Порханов, избранный в октябре академиком РАН, не сомневается в необходимости университета свободной медэкспертизы.

— У нас на данный момент на лечении находятся 1870 больных, — заявил академик «Известиям». — И в отделе экспертизы трудятся четыре клинических фармаколога, всего около 7–8 докторов. Экспертиза должна быть, по причине того, что у нас, к сожалению, медиков не учат так, дабы у них всё от зубов отскакивало. Сравнительно не так давно мои помощники жаловались, что по окончании моих планерок об неточностях докторов определит целый город. А я считаю, что нам следует сделать всё, дабы не страдали отечественные больные. Американцы почему-то говорят о собственных неточностях, а мы желаем это скрывать!

Нет, мы должны об этом сказать, и в случае если доктор совершает важную неточность, он должен быть наказан.