Константин МУРЗЕНКО: "Мне кажется, есть"

Первый раз я постаралась забрать интервью у Константина Мурзенко в клубе "ПиРоги". Он стоял в пальто около стенда с периодикой и в кошмаре наблюдал на компанию, приглашающую его за собственный стол. В то время, когда я открыла рот, дабы сказать вводное предложение, он развернулся и укрылся за стеллажами с исторической и религиозной литературой

Но неотвратимо приближалась столичная премьера "Апреля", и продюсеры указали Мурзенко на то, что "публичность — это часть работы" и негоже скрываться от паблисити. Он назначил мне встречу на пресс-показе фильма "Властелин колец" в Госкино, где я и отыскала его, съежившегося в грязно-желтом кресле первого ряда. Через сорок мин. по окончании начала фильма, в то время, когда Фродо принимал боевое крещение от полчища орков, ко мне на корточках подкрался Мурзенко и попросился наружу. Он прочёл Толкиена уже в зрелые годы и остался им доволен. С фильмом Джексона вышло в противном случае. — Мне думается, что всем прекрасно в Москве, — говорит Мурзенко, перешагивая через две лужи в Гнездниковском переулке. — И тем, кто тут появился, и тем, кто приехал ко мне из Кривого Рога. Всем, не считая питерцев.

В Ленинграде Мурзенко обучался на журфаке, по причине того, что "ну где-то же я должен был обучаться", позже трудился на радио — об этом периоде вспоминает с нежностью, по причине того, что понятия "формат" тогда еще не было и он имел возможность ставить в эфир все что угодно — от эйсид-джаза до Михаила Круга. Обязан с гордостью сообщить: я был одним из первых, кто поставил в эфир то, что на данный момент именуется "русским шансоном". Аркадий Северный в первой половине 90-ых годов двадцатого века в радиоэфире создавал совсем неизбывное чувство. — Исходя из этого вы пригласили Михаила Круга сыграть пахана в "Апреле"? — Не знаю, как появилась эта тема. Мне думается, Михаил Круг красив. — Кроме радио, вы трудились на "скорой помощи". Момент вашего попадания в кино мне до тех пор пока непонятен. Мне самому он непонятен.

Начал что-то писать, позже это начали снимать, позже мне внесли предложение снимать самому. К тому же… в один раз я Балабанову проспорил, а он мне говорит: "Раз так, то иди Нациста играйся". Как-то так все оказалось, как в жизни по большому счету не редкость. Как словно бы момент отечественного попадания в это кафе вам понятен. Что мы по большому счету тут делаем?

Кто мы такие? (Мурзенко озирается по сторонам). — У меня офис над этим кафе. на данный момент заберу у вас интервью и отправлюсь расшифровывать. — Да, а у меня на данный момент такое элегическое отношение к судьбе. Я два дня назад взглянул фильм "Малхолланд Драйв". Под его впечатлением осознал, что Дэвид Линч — наилучший.

Целый другой кинематограф по большому счету никуда не годится, а реальность не так несложна, как мы думаем. — На "Властелине колец" рядом со мной сидела одна глубокоуважаемая женщина, и она сообщила: "Жаль, что Линч не дал согласие снимать Толкиена". Да Линч уже снял таковой фильм, снял "Дюну"! Вот из-за чего "Властелин колец" и смотрится так по-идиотски.

Забавно, но Линч — совсем недооцененная фигура. Мы не понимаем, что в современном кинематографе он — основнее всех. Ему единственному удается… Кроме того не знаю, что ему удается. Линч — единственный настоящий классик из отечественных современников.

Безоговорочно возможно заявить, что он, как Достоевский. Возможно его обожать либо не обожать, знать его прекрасно либо прочесть один роман, поступая в университет, не имеет значения. Но мы совершенно верно знаем, что это — веха в истории культуры, и ее никуда не переместишь. Я постоянно представлял себе Линча как человека, что физически больше меня. — Нет, он не больше вас. Но давайте о фильме. Начнем с заглавия.

Страшная история. Я не желал, дабы фильм именовался "Апрель", по причине того, что такая картина уже имеется — у Иоселиани. Ненужная коннотация, но наименование приросло.

Меня так же, как и прежде мало от этого коробит, но ничего уже сделать запрещено. В итоге "Апрель" — дипломная работа Иоселиани, которую фактически никто не видел. Она идет мин. десять, ее кроме того нет в его фильмографии. Кстати, не забываю, еще задолго до начала съемок, в то время, когда мой сценарий лишь придумывался (с другими продюсерами и при вторых событиях), у меня в машине игрался альбом Виктора Цоя "Звезда по имени Солнце" с песней "Апрель". Именно под эту песню за один проезд по Столичному проспекту и был сочинен фильм.

В каком-то смысле эта песня возможно к нему эпиграфом. — Воздействие "Апреля" происходит в Москве, а не в некоем абстрактном городе, как в большинстве отечественных фильмов. — Смею вас заверить, как правило это имеет чисто практическое объяснение. Дело в том, что снимать в Москве дорого и сложно. Чтобы трудиться в том месте, где мы на данный момент сидим, дабы затащить ко мне нужную технику, необходимо приложить довольно много упрочнений и израсходовать довольно много денег. А в то время, когда снимаешь в Кузьминках… Пускай лучше это будет условный город. — Сравнительно не так давно приезжал Жан-Марк Барр и хвастался, что "Догма" разрешила ему безвозмездно снимать на улицах Парижа на цифровую камеру. — "Догма" тут особенным достижением не есть, по причине того, что во Франции это началось кроме того не с новой волны, а с Пьера Мельвилля.

Он весьма обожал спонтанные съемки, о проведении которых не догадываются прохожие и визитёры кафе. Но в то время, когда ты снимаешь "Догму" — одно, а более либо менее постановочные кадры — второе. Я честно питаю зависть к людям, каковые не опасаются состыковывать собственные истории с живым биением действительности. "Апрель", равно как и другие мои сценарии, к сожалению, придуманы от начала до конца.

Разрешить войти в них что-то спонтанное, то, что я весьма обожаю как зритель, будет означать уничтожение всего остального. Я не видел фильм Барра, но, прочтя рецензии, кроме того не желаю на него идти. Я в него не верю. К сожалению, дабы снимать ручной камерой на парижских улицах, нужен редкий талант. То, что получалось у Годара и Трюффо, у остальных ста пятидесяти режиссеров новой волны, начинавших в один момент с ними, не получилось. Их фильмы не показывали зрителям, так они были возмутительно нехороши. "Догма" — легко второй подход и к судьбе, и к кино, и по большому счету ко всему.

Слава всевышнему, что это было. Но то, что преобразовывается в торговую марку, делается лишь торговой маркой. Ларс фон Триер, что никакой еще и не "фон", как мы знаем, придумал "Догму" — он на ней и получил. Все остальные — совсем как какие-то овечки. — Кстати, режиссеры "Догмы" весьма обожают излагать всякие концепции. А вы сообщили входе брифинга: "Режиссер не должен ничего растолковывать". — Я не уверен, что сказал "не должен", думаю, я сообщил "может не растолковывать". И таксисты смогут давать концептуальные обоснования своим действиям.

Но если они будут хреново ездить, никакие обоснования не окажут помощь. Основное, дабы люди досиживали фильм до конца и выходили с эмоцией, что они не напрасно израсходовали один час сорок 180 секунд. — Многие критики сочли, что Петр Апрель подозрительно смахивает на персонажей Хэмфри Богарта… — На протяжении съемок мы наблюдали "Касабланку". И я, и Женя старались, дабы Апрель был похож на отечественных любимых храбрецов. — Вы думаете, он похож? — Мне думается, имеется. — Помимо этого, кое-какие посчитали, что храбрецы "Апреля" говорят на непонятном языке, мол, такая феня, что наблюдать возможно лишь со словарем. — Имеется такие люди, каковые и в метро ездят с путеводителем. Они тем и занимаются, что пишут подобные рецензии. Не имеет значения, как люди говорят. Вы наблюдали когда-нибудь фильмы на незнакомом языке?

Весьма поучительный опыт. В случае если через какое-то время посмотрите заново с переводом либо с титрами, то вы осознаете, что уже взяли все, что нужно. — Я наблюдала "Годзиллу" на латышском… — У меня друг служил в армии в Казахстане. В том месте всю дивизию каждую субботу собирали на культмероприятие. Показывали еженедельно в течение двух лет фильм "Чапаев", отдублированный на казахский. — На пресс-конференции кто-то задал вопрос, кто вас консультировал по фене. — Хорошие ответы постоянно приходят позднее, чем нужно.

Мы позже придумали: "А кто вас консультировал по блатному языку?" — "на данный момент к вам подойдут". — Вы тогда сообщили: "Кто же выдает таких консультантов?" — И правда. Многие же в розыске. А имеется такие люди, о которых по большому счету лучше не знать, что они имеется. — Кому-нибудь из них вы "Апрель" показывали? — Самому себе. В моих фильмах люди словами, так же как в повседневной речи.

Разгадка весьма несложная — нет никакого слэнга. Легко нехорошие диалоги в фильме — это нехорошие диалоги в фильме, появляющиеся в том случае, в то время, когда люди на экране говорят то, что они не могли сообщить ни за что. В случае если мы с вами на данный момент отключим диктофон, то некая официальность того, о чем мы говорим, провалится сквозь землю, и за каждым словом будет находиться миллион смыслов. Многие вещи будут в интонациях, во взорах, еще в чем-то. Диктофон щелкает кассетой, Мурзенко с облегчением говорит: "Все!" — и начинает искать глазами официантку.

Отечественный разговор опять сворачивает на Годзиллу, а позже я говорю Мурзенко следующую историю: три года назад знакомая попросила у меня взглянуть "Касабланку" на несколько дней. Она вернула мне кассету через месяц, страшно смущаясь и растолковывая, что ее брат отнес фильм актеру Евгению Стычкину, которому она зачем-то была весьма нужна. Выяснилось, "Апрель" снимали по моей "Касабланке".

А что Вы думаете об этом? Написать комментарий

// воскресенье, 17 февраля 2002 года

Константин МУРЗЕНКО: "Мне думается, имеется"

Первый раз я постаралась забрать интервью у Константина Мурзенко в клубе "ПиРоги". Он стоял в пальто около стенда с периодикой и в кошмаре наблюдал на компанию, приглашающую его за собственный стол. В то время, когда я открыла рот, дабы сказать вводное предложение, он развернулся и укрылся за стеллажами с исторической и религиозной литературой
скопируйте данный текст к себе в блог:

// воскресенье, 17 февраля 2002 года

Константин МУРЗЕНКО: "Мне думается, имеется"

Первый раз я постаралась забрать интервью у Константина Мурзенко в клубе "ПиРоги". Он стоял в пальто около стенда с периодикой и в кошмаре наблюдал на компанию, приглашающую его за собственный стол. В то время, когда я открыла рот, дабы сказать вводное предложение, он развернулся и укрылся за стеллажами с исторической и религиозной литературой Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru