Кулаком по середняку

17 августа 1998 года в Российской Федерации справили пышные похороны по среднему классу. Но вопреки прогнозам он не погиб, обучился побеждать в предложенных новых событиях, а дефолт стал для него той самой нужной прививкой роста, стимулом к выживанию. Спустя четыре года российский средний класс, мобилизовавший внутренние экономические ресурсы, планирует определиться в собственных политических пристрастиях

До нового "дефолта" ему нужно будет ответить на вопрос: так же, как и прежде ли он желает жить в отрыве от страны, всецело погрузившись в собственные частные интересы, дабы после этого появляться снова одураченным. Либо ситуация согрела для, выйдя из политической тени, заявить о себе стране. Отыскать собственного партийного "оператора".

И постараться стать той самой опорой, которая во всех цивилизованных государствах задает консервативные сокровища обществу, снабжает устойчивость политической совокупности и дисциплинирует саму национальную машину, напоминая ей, что основная ее задача — помогать людям. Дети поражения Четыре последефолтовых года в политических и экспертных кругах идет бурная деятельность по описанию и поиску нового русского среднего класса. Нового, по причине того, что средний класс советского общества — сплав научных работников, инженерно-технической интеллигенции, квалифицированных рабочих, нижние слои государственной бюрократии и партийной — провалился сквозь землю, сыграв однако собственную, большую, кстати сообщить, роль в экономико-политических трансформациях на рубеже 90-х годов.

Единого, четкого и ясного портрета русского среднего класса составить пока не удалось. Более-менее определились с профпринадлежностью — представители среднего русского бизнеса, служащие компаний а также последовательность категорий государственныхы служащих. По уровню доходов делать выводы не легко (о деньгах никто не обожает говорить честно, тем более в то время, когда они имеется), по самоощущению еще хуже — как возможно отнести себя к тому, что никак не поддается четкому измерению. Не оказывают помощь и косвенные показатели — факт наличия в доме посудомоечной машины машинально не причисляет хозяина к среднему классу, равно как и широкая библиотека либо докторская степень.

Многие по большому счету вычисляют: беседы о среднем классе — не более чем предвыборная спекуляция. Дескать, коли такая прослойка, по собственному определению стабилизирующая и избегающая крайностей существует, то и остальные смогут к ней присоединиться. Большая часть специалистов сходятся на мысли, что человек, имеющий среднемесячный доход в 200-300 американских долларов, уже может причислять себя к среднему классу. Деньги, в полной мере приличные для многих русских регионов, но несерьезные, скажем, для москвича. Такая заработная плат не разрешит обеспечить себе в столице жизнь на уровне средних стандартов. Вместе с тем заработная плат в тысячу долларов на одного участника семьи, считают кое-какие специалисты, уже разрешает ее обладателю медлительно, но правильно перебираться из "верхнего среднего" класса в богатеи.

Но многие перешагнувшие планку, определяющую их переход в средний класс, однако чувствуют себя нищими. И напротив, люди, каковые по определению еле сводят концы с концами, по ощущениям своим горды собственной принадлежностью к знаменующей стабильность прослойке. "Основное не заработная плат, а ценности, каковые ты исповедуешь", — парируют "середняки" из советской эры. Неувязки и с количественным составом русских "середняков". По итогам разных изучений, к среднему классу в Российской Федерации относятся в одном варианте от 6 до 8% населения, в другом 20-25%. Любопытно, что обе цифры — при всей условности счета — возможно назвать верными.

Первая — величина скорее морально-статистическая. Вторая — экономическая. По словам причисляющего себя к среднему классу замдиректора одного из больших отечественных фирм, в провинциальном городе "мидлов" наберется не свыше тысячи, в мегаполисах типа Москвы — много тысяч.

К тому же, продолжает он, "не следует забывать, что кое-какие компании, среди них и западные, трудящиеся в Российской Федерации, обычно сами оплачивают своим сотрудникам хороший отдых, предоставляют в пользование респектабельные автомобили, кредитуют приобретение либо аренду квартир". Все это ведет к тому, что многие начинают причислять себя к среднему классу, до которого им еще весьма на большом растоянии. Вместе с тем многие русские "мидлы" именовать себя средним классом, считая, что в нищей России благополучие так же, как и прежде есть тем событием, которое лучше скрывать. Так что в Российской Федерации средний класс либо везде, либо нигде.

Еще правильнее — везде, соответственно — нигде. В цивилизованных, с давешним укладом государствах данный факт явился бы скорее успокаивающим событием, в Российской Федерации это, увы, пока огорчает — так так как и вовсе раствориться недолго. Финиш эры романтизма Социологам тяжело изучать не только доходы собственных опрощеных (они занижаются минимум процентов на 20), но и фиксировать политпристрастия "средних" людей.

Понятие "средний класс", в большинстве случаев, фигурирует в изучениях потребительского рынка и отсутствует при определении политической конъюнктуры в стране. Не обращая внимания на то что синонимом среднего класса возможно понятие стабильности, по всем изучениям эти люди выше всего в жизни ценят независимость, возможность и свободу определять собственную судьбу. Но наряду с этим как раз средний класс меньше вторых хочет выполнять какие-то действия на политической арене и, скажем, создавать партию, высказывающую его интересы, либо, на худой конец, публичную организацию. — Средний класс пока не смог стать в Российской Федерации критической массой, слоем, талантливым оказывать влияние на те либо иные процессы в стране, — уверен заместитель председателя денежного комитета Государственной думы Николай Брусникин. — Потому и опора на него как на обособленный электорат до тех пор пока нереальна. Неприятность не только в том, что бы отыскать средний класс на карте нашей страны, но и соответствующим образом мотивировать его, сделать экономически (и политически) заинтересованным в реформах. В совершенстве — перевоплотить в движущую силу этих реформ.

Это вероятно лишь при условии, что средний класс станет главным потребителем на внутреннем рынке и главным производителем для этого внутреннего рынка, как в сфере производства потребительских товаров, так и в сфере одолжений. Согласно точки зрения Брусникина, дефолт стал для предпринимательского сообщества, составляющего в определенной степени костяк среднего класса, хорошей прививкой. Она вынудила мобилизовать внутренние ресурсы, и в конечном счете отправилась середнякам на пользу. "За прошедшие годы люди стали более реально наблюдать на судьбу и более с опаской обращаться с деньгами. Период романтизма прошел", — уверен Борис Фантаев, исполнительный директор экспортёров и Союза предпринимателей. Кое-какие аналитики считают, что исправив денежное положение, они подошли к моменту принятия нового ответа, будут ли они так же, как и прежде существовать в отрыве от страны (на данный момент это позволительно лишь с доходами до 20 тысяч рублей в месяц) либо выходить на политический диалог с властью. "Средний класс начинает осознавать себя.

Тогда, в 98-м, все ринулись перекапывать собственные газоны под огороды. на данный момент предприниматели дремлют уже не по пять часов в день, а, возможно, по семь, и показалось время поразмыслить о том, что творится около. По мере "созревания" данный класс будет воображать все больший интерес и как ресурс, и как электорат", — вычисляет Владислав Корочкин, обладатель романтического бизнеса — продажа и селекция газонных трав и цветов. База в Подмосковье, филиалы по стране. Он считает, что именно его бизнес есть лакмусовой бумажкой для определения состояния "средних" в Российской Федерации. на данный момент его компания чуть успевает принимать заказы на газоны…

Голосуй, в противном случае проиграешь Но на партийной ярмарке России до тех пор пока нет структуры, готовой предложить середнякам близкую им идеологию. За "Яблоко" голосуют по большей части "остатки" советского среднего класса. СПС, прикрываясь идеологией середняков, в действительности защищает олигархов, каковые в далеком прошлом забыли о том, как были средними. В противном случае и вовсе опоздали ими побыть. "Едро" повернулось к пенсионерам и бюджетникам и отражает скорее интересы или "протослоев", или социально незащищенных, у которых возможность переместиться в "мидл" мелка. Средний класс опасается политики и не желает в ней принимать участие, так же, как и прежде не веря в возможность сделать это государство своим, понятным и прозрачным. Он остаётся вещью в себе, и это не его вина, считает Брусникин, государство до сих пор не сделало предпринимательство и бизнес понятием хорошим, олицетворяющим развитие страны.

Самому стране до тех пор пока нет потребности торопиться навстречу среднему классу. Загружённому в пенсионеров и проблемы бюджетников, озабоченному пожарным латанием дыр, ему до тех пор пока недосуг вспоминать о стратегическом постройке собственной политической опоры. А середняк в ответ или махнул на него рукой и отстранился, занявшись приобретением автомобили, поиском и отделкой квартиры приличной школы для ребенка, или, безрадостно набравшись воздуха, принял его правила игры. Что в корне неверно.

По причине того, что в Российской Федерации очень актуальна мудрость: "Если вы не занимаетесь политикой, то политика займется вами". Справка "Известий" Согласно данным соцопросов, представителю среднего класса около 33 лет. Он обладатель приватизированной квартиры, диплома и машины о высшем образовании.

Командует группой из 20 человек в маленькой компании. 10 процентов населения страны, которое воображает средний класс, обеспокоены такими проблемами, как налоги, личная безопасность, экология, наркотики, образование, сироты. Их не тревожит: развал Альянса, сексуальные меньшинства, положение иудеев в Российской Федерации, отношения между православными и мусульманами. Уроженцы прослойки советской интеллигенции медлительно но правильно склоняются к мысли, что главные сокровища — это свобода и независимость. "Средние русские" в большинстве собственном уверенны, что собственными удачами обязаны "личной компетенции и работе". Для 95 процентов опрошенных исследовательской компанией "Комкон-2" деньги — одна из основных сокровищ в нашей жизни. 62 процента "средних русских" уверены в том, что в Российской Федерации "тяжело выжить, выполняя все законы", а "сильные начальники смогут сделать больше, чем все законы".

Лилия Овчарова, директор научных программ Свободного университета социальной политики: По уровню материальной обеспеченности (доходы, наличие недвижимости, сбережений, банковских квитанций, автомобиля, предметов роскоши), самоидентификации и профессиональной квалификации, около 10 процентов россиян не владеет никакими возможностями появляться в числе среднего класса. Для них квалификации повышения и возможность доходов близка к нулю. И по самоощущению они относят себя к бедным слоям.

Большая прослойка — порядка 40 процентов — возможно отнесена к т.н. протосреднему классу, другими словами к тем, кто в будущем может стать "средним". Это, к примеру, студенты, приобретающие квалификацию, разрешающую рассчитывать на обычный уровень доходов. Одним либо несколькими показателями принадлежности к среднему классу владеют около 50 процентов граждан, но не все они смогут быть отнесены к среднему классу. К примеру, учителя при высокой квалификации не имеют достаточного уровня доходов. Верховная концентрация показателей имеется лишь у 5-6 процентов, но в целом к среднему классу возможно отнести около 20 процентов россиян. В отличие от западной модели, где "middle" расценивается как база стабильности, российский средний класс вряд ли можно считать умеренными консерваторами.

В силу специфики экономики представители среднего класса весьма вовлечены в неформальные схемы и на бытовом, и на производственном уровне. Не нужно путать это с криминалитетом — имеется в виду заработная плат в конвертах, вознаграждение докторам и издержки при преодолении административных барьеров. Средний класс с наслаждением перевел бы все эти отношения на легальный уровень, но это до тех пор пока нереально. Так что "консервировать" представителям среднего класса до тех пор пока нечего. Особенной гражданской активностью средний класс не отличается, не смотря на то, что и готов более деятельно отстаивать собственные права. Но при ответе собственных неприятностей представители среднего класса так же, как и прежде прежде всего апеллируют к социальным связям, другими словами к знакомствам, а уже позже к существующим госинститутам.

И я опять рискнул… Константин Мауэр, директор аудиторской компании "Мауэр-аудит": — Во второй половине 80-ых годов двадцатого века я возвратился из армии и попал в совсем новую страну — в Российской Федерации начиналась эра накопления капитала. Никакого капитала у меня, выпускника Университета народного хозяйства, не было и не предвиделось. Да и задача стояла пара вторая — отдельная квартира…

Я попал на строящийся филиал завода "Ростсельмаш" бухгалтером. Правильнее, самым младшим бухгалтером, по причине того, что опыта работы не было. Платили копейки, но давали слово "гостинку". Я был молод и энергичен, знал, что сохранять надежду могу лишь на себя — и скоро стал и.о. главбуха филиала.

Мне твердо дали обещание: в случае если вступлю в партию, лет через пять возьму полноценную квартиру. И приблизительно одвременно с этим пришло предложение пойти бухгалтером в кооператив. В партию в том месте не кликали, заработная плат была такая же, но была и возможность получить больше. Я рискнул.

Кроме отечественного кооператива мы время от времени помогали бухгалтерам вторых кооперативов, сотрудничавших с нами. Сначала безвозмездно, позже со мной стали заключать трудовые соглашения и платить за консультации. Скоро одна узнаваемая юридическая контора пригласила меня начальником аудиторской работы — их клиентам требовались консультации. Мне выдали стол, компьютер и стул… Дабы привлечь клиентов, первые пара месяцев консультировал безвозмездно.

В то время, когда начались гайдаровские реформы, потребность в консультациях стала таковой, что мы совместно с сотрудниками налоговой администрации проводили семинары во всех районах Ростова, залы были переполнены. К середине 90-х я имел солидную клиентскую базу, имя среди финансистов, хорошие доходы. И я опять рискнул — открыл аудиторскую компанию и дал ей собственный имя. К 1997 году компания "Мауэр-аудит", по оценке издания "Специалист", вошла в сотню наибольших аудиторских компаний России. Мы размещались в собственном двухэтажном офисе на основной улице города.

Во второй половине 90-ых годов двадцатого века оборот компании должен был приблизиться к миллиону долларов. Но в этом случае мой денежный год закончился не 31 декабря, а 17 августа… Кто-то из клиентов разорился, кто-то возвращал деньги в рублях с многомесячной рассрочкой, 1998 год мы закончили с печальными результатами. У меня была депрессия, обида на страну… Я сообщил себе: "Многие утратили еще больше, а у тебя остался голова и бизнес на плечах.

Нужно затевать все сперва". И я опять рискнул — в 1999-м инвестировал в организацию представительства в Москве. Приблизительно одвременно с этим открыл консалтинговую и юридическую компании, рекрутинговую компанию. В прошедшем сезоне я вернул докризисный оборот, вошел в 50-ку наибольших аудиторов страны. Сейчас я имею клиентов по всей стране, имеется идеи об открытии новых направлений бизнеса. Соответственно — будем рисковать. "Мировая методика применяет пара параметров определения среднего класса: материально-имущественные характеристики (определенная величина текущих доходов, владение имуществом, в т. ч. недвижимостью, потребления и структура расходов, в т.ч. склонность к средствам); образовательный ценз, профессионально-квалификационные характеристики; принадлежность и самоидентификация к определенным социальным группам; наконец, относительная устойчивость всех перечисленных параметров". "Анализ 4 репрезентативных баз данных дал на удивление родные результаты: к ядру среднего класса относится 20-25% русских домохозяйств". "Анализ кроме этого продемонстрировал, что масштабы распространения среднего класса значительно дифференцированы по регионам.

В богатых регионах протогруппы среднего класса воображают 37-40% семей, а в бедных и средних регионах — 12-13%. Неравномерность распределения доходов в Российской Федерации, слабость региональных "отрядов" среднего класса повышают угрозу общенациональной социальной нестабильности через региональную неустойчивость". "Улучшение состояния бюджета повышает устойчивость госслужащих, и сферу одолжений. Но сам по себе сбалансированный бюджет и экономический рост радикально поменять неспециализированное положение среднего класса не имеет возможности. Лишь бурный подъем в течение какое количество-нибудь долгого времени может привести к значительным сдвигам в конфигурации и размерах среднего класса.

Но в громадной степени это будет зависеть от доступа к ресурсам, дерегулирования, установления правового режима, снабжающего готовность малого предпринимательства брать на себя коммерческий риск и выходить из тени". "До тех пор пока масса представителей среднего класса не стала добросовестными налогоплательщиками, его представители лишены возможности потребовать большей прозрачности экономической деятельности, осуществлять контроль затраты государственного бюджета. В следствии их деятельность не обретает престиж, нужный для увеличения социальной самооценки". "До сих пор социальные последствия проводимой экономической политики или не оценивались по большому счету, или "примерялись" к проблеме русском бедности: как та либо другая мера повлияет на экономическое положение категорий населения, находящихся за чертой бедности либо приближающихся к ней". "Упрочнения реформ, по всей видимости, должны быть сосредоточены уже не на ядре среднего класса, а на его протослоях. Лишь в этом случае мы можем в будущем рассчитывать на массовый средний класс". Выдержки из Татьяны Леонида и исследования Григорьева Малевой "Средний класс в Российской Федерации на рубеже этапов изменения". "Вопросы экономики", №1, 2001 г. А что вы думаете об этом? Написать комментарий

// пятница, 16 августа 2002 года

Кулаком по середняку

17 августа 1998 года в Российской Федерации справили пышные похороны по среднему классу.

Но вопреки прогнозам он не погиб, обучился побеждать в предложенных новых событиях, а дефолт стал для него той самой нужной прививкой роста, стимулом к выживанию. Спустя четыре года российский средний класс, мобилизовавший внутренние экономические ресурсы, планирует определиться в собственных политических пристрастиях
скопируйте данный текст к себе в блог:

// пятница, 16 августа 2002 года

Кулаком по середняку

17 августа 1998 года в Российской Федерации справили пышные похороны по среднему классу. Но вопреки прогнозам он не погиб, обучился побеждать в предложенных новых событиях, а дефолт стал для него той самой нужной прививкой роста, стимулом к выживанию. Спустя четыре года российский средний класс, мобилизовавший внутренние экономические ресурсы, планирует определиться в собственных политических пристрастиях Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru