Минфин платит дважды

Настоящие затраты бюджета на оборонку понижаются из-за высоких трат на обслуживание коммерческого долга

Минфин платит дважды

Фото: РИА НОВОСТИ/Рамиль Ситдиков

Активное рвение Министерства финансов заместить бюджетные кредиты коммерческими стало причиной понижению финансирования в настоящем выражении национальных оборонных программ. на данный момент ведомство вынуждено направлять огромные суммы на обслуживание собранных военно-промышленным комплексом кредитов. До Января этого года Министерство финансов направит на эти цели 700 млрд рублей. В итоге оборонка недополучает деньги на собственные программы.

выводами и Такими расчётами поделилась с «Известиями» глава экспертного центра при уполномоченном при президенте по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович.

Министерство финансов до Января этого года израсходует 700 млрд рублей на погашение коммерческих кредитов оборонных фирм. Еще около 340 млрд рублей ведомство вынуждено направить на рефинансирование коммерческого долга регионов. Триллионных затрат возможно было избежать, если бы Министерство финансов профинансировал кассовые разрывы ВПК и субъектов сам, а не пробовал это сделать за счет банковских кредитов.

Политика Министерства финансов по понижению нагрузки на бюджет страны через замещение бюджетных кредитов коммерческими деятельно реализовывалась до 2014 года. Но процентный шок декабря 2014 года, в то время, когда Национальный банк был должен быстро поднять главную ставку до 17%, стал причиной резкому удорожанию таких заимствований. Тогда предприятия обороной промышлености и регионы были вынуждены брать кредиты кроме того по высоким ставкам, дабы закрыть кассовые разрывы.

Обстановка стала причиной росту процентных расходов и долговой нагрузки.

В конце 2014 года коммерческие кредиты для ВПК выдавались по ставке, которая рассчитывалась следующим образом: главная ставка ЦБ (17% годовых) плюс инфляция (около 10% годовых), плюс личный интерес банка либо денежной группы (еще около 10% годовых). Так, ставки имели возможность достигать уровня 35–40% годовых, подсчитал аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов. на данный момент ставки по коммерческим кредитам снизились до 29%.

Определив о существовании данной неприятности от представителей самих компаний и Минобороны, президент Владимир Владимирович Путин поручил Министерству финансов решить вопрос. В начале 2016 года президент объявил, что масштабы долга фирм ВПК «превысили все здравые параметры». В итоге Министерство финансов начал гасить долги ВПК и регионов за счет бюджета страны.

— ВПК и региональные бюджеты, вместо того для получения доступа к бюджетным кредитам по льготной ставке (к примеру, 5,5%), практически были вынуждены в 2013–2014 годах брать коммерческие кредиты по рыночным ставкам, — поведала Анастасия Алехнович.

Причем, что принципиально важно, это были заимствования не на инвестиционную деятельность, а на текущие затраты — выплаты заработных платов и другие социальные затраты. на данный момент же бюджет должен обслуживать проценты по взятым кредитам. Это неэффективные затраты сегодняшнего бюджета, уверена Анастасия Алехнович.

Возглавляемый ею экспертный центр подсчитал, что из-за аналогичных кредитных неприятностей понижаются настоящие затраты страны на оборонку. Аналитики сравнили затраты по статье «Национальная защита» и по государственному оборонному заказу в 2011–2016 годах с этими же затратами в 2010 году. Оказалось, что в 2015 году на оборону тратилось в 2,41 раза больше, чем в 2010-м, а в 2016-м — всего в 2,36 раза. По государственному оборонному заказу данный коэффициент за теже месяцы снизился с 1,61 до 1,54.

Неэффективная практика финансирования государственного оборонного заказа стала причиной росту задолженности оборонных фирм и сдерживает действенные оборонные затраты, считают в экспертном центре.

— Так оказалось, что на данный момент оборонные фирмы учитывают в собственных расходах траты на обслуживание долга. Министерство финансов должен закладывать эти затраты в соответствующие статьи бюджета. Причем эту обстановку возможно было угадать пара лет назад, но в угоду кратковременным задачам сбалансированности бюджета практически принесли в жертву долговременные интересы, — продолжила Анастасия Алехнович.

Другого решения по финансированию кассовых разрывов ВПК быть не имело возможности — и предприятия, и государство были заложниками санкций и экономического кризиса, не соглашается Алексей Антонов.

— Это и по сей день свидетельствует недостаток, но у бюджета в 2016 году стало возмможно поддержать ВПК. В 2014–2015 годах таковой возможности не было, — уверен он.

Министерство финансов вряд ли имел какие-то много возможностей для замещения коммерческих кредитов фискальными в конце 2014 года, считает ведущий научный сотрудник университета «Центр развития» НИУ ВШЭ Андрей Чернявский.

— Ресурсы Министерства финансов и тогда, и по сей день ограничены. Потребность у фирм ВПК имела возможность появиться неожиданно в декабре, и тогда им вправду было нужно идти в банки. Альтернативой имело возможность стать финансирование за счет Резервного фонда либо Фонда национального благосостояния, но, по всей видимости, Министерство финансов рассудил, что компании смогут возвратить долги, — сообщил специалист.

В итоге расчет не оправдался, и Министерству финансов было нужно платить по тем долгам бюджетными средствами. Согласно точки зрения Андрея Чернявского, сейчас необходимо сделать выводы из данной ситуации и повышать бюджетную дисциплину компаний.

Как сказали «Известиям» в Новикомбанке, деятельно занимающемся сопровождением контрактов по государственному оборонному заказу, коммерческое кредитование вправду есть значимым элементом совокупности финансирования ГОЗ, но на данный момент риски кассовых разрывов для компаний ОПК минимальны.

Министерство финансов не предоставил своевременный комментарий.