Немецкий театр учит платить налоги

В театре "Фольксбюне" задумали устроить летний театр в таком месте Берлина, где живут люди, не интересующиеся этим видом мастерства, — в районе Wedding. Театр от большинства обитателей Wedding так же далек, как Китай от Германии. Wedding находится в центре Берлина, но не имеет ничего общего с районом Mitte, в котором концентрируются большие театры — "Фольксбюне", "Берлинер Ансамбль", "Дойчес театр" "Комише опер", "Штаатс опер" и другие. В районе Wedding живет большое количество чужестранцев, не хорошо обладающих германским, и много турецких семей, в которых говорят лишь на своем языке. "Фольксбюне" борется за нового зрителя, совершает он это так: на том месте, где раньше был завод, а на данный момент все поросло травой, поставили оранжевую палатку

В театре "Фольксбюне" задумали устроить летний театр в таком месте Берлина, где живут люди, не интересующиеся этим видом мастерства, — в районе Wedding. Театр от большинства обитателей Wedding так же далек, как Китай от Германии.

Wedding находится в центре Берлина, но не имеет ничего общего с районом Mitte, в котором концентрируются большие театры — "Фольксбюне", "Берлинер Ансамбль", "Дойчес театр" "Комише опер", "Штаатс опер" и другие. В районе Wedding живет большое количество чужестранцев, не хорошо обладающих германским, и много турецких семей, в которых говорят лишь на своем языке.

"Фольксбюне" борется за нового зрителя, совершает он это так: на том месте, где раньше был завод, а на данный момент все поросло травой, поставили оранжевую палатку. Она светится, в то время, когда в Берлине наступает вечер. Около палатки — древесные инсталляции, около них играются дети. Детей угощают печеньем.

Парни едят, играются и наслаждаются мастерством, а взрослые радуются и пьесам, и играющим чадам.

"Я еще способна рожать!"

На актуальную тему для обитателей Германии (а тем более района Wedding) продемонстрировали первый спектакль — о конфликтах между немцами и турками. Немцы до сих пор часто чураются ходящих по Берлину в чалме и халате существ, не забывая к тому же, что по статистике много правонарушений совершено молодыми турками.

Берлинский театральный коллектив Prime-time theater, занимающийся производством необычных театральных сериалов, из вечера в вечер показывает пьесы с продолжением. В один из дней представили сценки из судьбы турков и немцев.

Четверо актеров выполняют все роли. Главного храбреца кличут конечно же Али, и он, конечно, обладает рестораном, где кормят визитёров кебабом и другими восточными блюдами. Его племянник Мухаммед, как и положено молодому турку, диковат. Мы застаем его в экзальтации — он разбил кому-то машину, разбил собственную и кричит: "Я врезался в машину этого придурка, выскочил из авто и говорю: вылезай, я на данный момент тебе морду расквашу!" "Дорогой мой, я же тебя давала предупреждение — страшно ехать в том направлении, где нет турок!&на данный момент; — отвечает его подруга.

Говорят они с ужасным турецким выговором. Зал смеется, но хохот достигает апогея, в то время, когда на сцене появляется немка, чиновница из налоговой администрации: воплощенная аккуратность, честность во всем, чистота, граничащая с чистоплюйством. Заводит неинтересные рассуждения о законе, долге и чести.

Бросает обвинения туркам: приехали к нам, живете на социальную помощь, а мы трудимся с восхода до заката! Но юный турок отвечает: "Я тружусь сам и по большому счету не знаю, что такое социальная помощь!" Тут в сердце немки возгорается любовь: юный турок и чопорная фрау сближаются. Последняя фраза немки, перед тем как уйти со сцены и заняться любовью с Мухаммедом: "Я так как еще способна рожать!"

Само собой разумеется, это наивно и больше похоже на комикс, чем на спектакль. Но для не знающей театра публики это как попытка разучить вычитания и правила сложения. Таблица умножения — в первых рядах, в то время, когда этих зрителей потянет в репертуарные театры Берлина.

"Куда, куда идут мои налоги?"

Следующий вечер — показ фильмов о районе Wedding. Первый — о том заводе, на месте которого на данный момент разбили летний театр. На заводе делали печатные прессы, и на протяжении Второй мировой все листовки и воззвания были напечатаны на продукции этого завода. Фильм достаточно неинтересный — цехи, рабочие, работницы. Но второй фильм, рекламный ролик о необходимости уплаты налогов, снятый в Wedding в пятидесятых годах, весьма забавен.

Юный Ганс Мюллер выпивает пиво и печалится: он взял письмо из налоговой администрации. "Куда, куда идут мои налоги?" — данный вопрос терзает молодого человека. Появляется его друг, что трудится в ратуше. Маленький разговор, бешенство парней улучшается, и они направляются прямиком к главе горадминистрации. Они должны определить, на что тратит германское государство (дело происходит в бывшем Западном Берлине) сто семьдесят две марки, каковые Ганс отдает ежемесячно. Глава горадминистрации встречает их радушно, подводит к окну: "Посмотрите, какие конкретно красивые дома!

Они выстроены благодаря вашим деньгам!" Звучит праздничная музыка, и перед нами — панорама домов, выстроенных в Wedding, районе, наиболее пострадавшем на протяжении взятия Берлина. Юный Ганс удивлен, он как будто бы в первый раз заметил район, в котором жил с детства. Лицо его сияет счастьем, и он клянется впредь выплачивать налоги.

"Я реализовываю себя, занимаясь любовью!"

Еще один вечер — спектакль в постановке драматурга и известного режиссёра Рене Полиша. Загвоздка в том, что все происходит за закрытым занавесом. Все, что делается в том месте, проецируется на громадный экран. Для чего нужна эта вещь, неясно. Возможно, дань моде — так как в последнии месяцы, думается, ни один германский спектакль не обходится без кинокадров.

Интеллектуал Рене Полиш создал что-то наподобие агитки — в полной мере в стиле летнего театра. Дело происходит в супермаркете, где среди спиртных и полуфабрикатов напитков разгораются интеллектуальные споры. Вся жизнь сводится к купле-продаже, вечному шопингу.

Идея, прямо скажем, не в полной мере свежая. "Я реализовываю себя, занимаясь любовью!" — кричит кто-то. "В то время, когда я что-то беру — реклама делает выбор за меня!" Вопрос, которым задается Рене Полиш: "Делаю ли я в данной жизни хоть что-нибудь самостоятельно?" Ответ Полиша: нет. Лишь жаль, что ответ данный продолжается полтора часа.

Смешно и безрадостно, что зрителями летнего театра в подавляющем большинстве были завсегдатаи "Фольксбюне". Так что, увенчалась ли успехом просветительская миссия летнего театра — неизвестно. Быть может, кто-то по окончании этих летних театральных вечеров заинтересуется берлинскими театрами.

Вечера пролетели скоро, и в то время, когда оранжевая палатка провалилась сквозь землю, показалось, что эта театральная атака была как высадка НЛО в центре Берлина. Написать комментарий

// четверг, 5 августа 2004 года

Германский театр учит платить налоги

В театре "Фольксбюне" задумали устроить летний театр в таком месте Берлина, где живут люди, не интересующиеся этим видом мастерства, — в районе Wedding. Театр от большинства обитателей Wedding так же далек, как Китай от Германии. Wedding находится в центре Берлина, но не имеет ничего общего с районом Mitte, в котором концентрируются большие театры — "Фольксбюне", "Берлинер Ансамбль", "Дойчес театр" "Комише опер", "Штаатс опер" и другие. В районе Wedding живет большое количество чужестранцев, не хорошо обладающих германским, и много турецких семей, в которых говорят лишь на своем языке. "Фольксбюне" борется за нового зрителя, совершает он это так: на том месте, где раньше был завод, а на данный момент все поросло травой, поставили оранжевую палатку
скопируйте данный текст к себе в блог:

// четверг, 5 августа 2004 года

Германский театр учит платить налоги

В театре "Фольксбюне" задумали устроить летний театр в таком месте Берлина, где живут люди, не интересующиеся этим видом мастерства, — в районе Wedding. Театр от большинства обитателей Wedding так же далек, как Китай от Германии. Wedding находится в центре Берлина, но не имеет ничего общего с районом Mitte, в котором концентрируются большие театры — "Фольксбюне", "Берлинер Ансамбль", "Дойчес театр" "Комише опер", "Штаатс опер" и другие. В районе Wedding живет большое количество чужестранцев, не хорошо обладающих германским, и много турецких семей, в которых говорят лишь на своем языке. "Фольксбюне" борется за нового зрителя, совершает он это так: на том месте, где раньше был завод, а на данный момент все поросло травой, поставили оранжевую палатку Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru