Новый русский Дон Жуан

В театре Сатиры премьера: пьеса Ануя именуется "Орнифль, либо Сквозной ветерок". А сыгравший заглавную роль Александр Ширвиндт — актер основательный, на сквозняк непохожий. Режиссер Сергей Арцибашев, вдумчивый и важный, все расставляет по своим местам — по крайней мере, в спектаклях. Заметив себя в таком отражении ануевский Орнифль уж отыскал бы что сообщить — он, как мы знаем, был господин язвительный

Ануй написал историю современного Дон Жуана — усталого, пресыщенного, выполняющего внешние приличия и трудящегося поэтом-текстовиком. Когда-то он был настоящим поэтом, но позже осознал, что таланта у него нет, и начал сочинять для эстрады. Раньше он умел обожать, но после этого сделал вывод, что неприправленное эмоцией удовольствие вкуснее и здоровей. Орнифль идет по судьбе, пританцовывая и насвистывая, он умней (и уж по крайней мере красивее) унылых моралистов. "Сквозной ветерок" соблазняет всех выясняющихся под рукой дам, он готов наставить рога собственному сыну — и умирает по пути на очередное свидание, как будто бы солдат на боевом посту. В "Орнифле" Ануй отрицает то, что утверждал в собственных ранних пьесах.

Юный мятежник, сын Орнифля Фабрис, решивший убить отца, дабы отомстить за соблазненную и кинутую маму, оказывается глуп, забавен и нелеп, а в очаровательном цинике Орнифле, приложив все возможные усилия наслаждающемся судьбой, воплощен ее суть. Театр Сатиры поспорил с автором, хоть в намерения создателей спектакля это, разумеется, и не входило. Дело в излишней, бьющей в глаза постановочной пошлости — театр Сатиры обустроил дом Орнифля так, что настоящий Орнифль срочно бы оттуда удрал. Мраморная статуя с фонтанчиком и бассейном, лавровый венок, золоченое ложе: Александр Ширвиндт возлежит на нем, как римский патриций, предъявляя публике себя, популярного, узнаваемого, вальяжного. Сергей Арцибашев выпустил спектакль к собственному юбилею, но "Орнифль" стал бенефисом нового худрука театра Сатиры — Ширвиндт играется не столько обслуживающего эстраду текстовика, сколько популярного эстрадного артиста. Но дело, само собой разумеется, не в этом.

У автора и спектакля не совпадают интонации. В том месте, где Ануй ограничивается стремительной, стремительной линией, театр проводит густую линии. Храбрец пьесы безнравствен, но не похабен — он думается олицетворением стиля и остроты, а сытый бонвиван Ширвиндта тяжело очевиден. Пьеса не всевышний весть как глубока, но в ней, однако, имеется собственная философия. А у Арцибашева притча превратилась в салонную комедию "из французской судьбы".

Французский соус вышел из под рук русского, жирно стряпающего, но не владеющего эмоцией меры повара — секретарша Орнифля (Луиза Мосендз), изнывая от неразделенной любви к боссу, расстегивает кофточку, и зал продолжительно разглядывает зрелую женскую грудь. Эйфории это не доставляет никакой, и, к тому же, совсем не к месту: такое блюдо, скорее, к столу в антрепризе, а не в репертуарном театре. Но "Орнифль" — спектакль показательный, в нем уже просматривается репертуарная линия.

Первой постановкой, открывшей эру возглавившего театр Сатиры Ширвиндта, стал "Андрюша". Данный посвященный памяти Миронова спектакль реанимировал жанр эстрадного обозрения. "Орнифль" решен совсем По другому, но дух эстрады чувствуется и тут. Она живет в сценических интонациях и постановочных акцентах, в том, как подают себя артисты — то, от чего Валентин Плучек продолжительно уводил театр Сатиры, снова появилось. Сейчас в "Сатире" нет звезды советской эстрады сороковых-пятидесятых годов, блестящего комика Хенкина. Но его может заменить сам Ширвиндт, мастер и кинозвезда концертных выступлений, волею судеб ставший главой.

На руках у него неравноценная, соскучившаяся по важной работе труппа, живущая инерцией прошлого и славой "Кабачка". Ему бы начать возводить что-то совсем новое, но он один из старожилов этого дома, и — это основное — актер полностью. Новый художественный руководитель будет строить театр по мерке Ширвиндта-артиста. А премьера будет счастливо жить в репертуаре — в собственном роде это в полной мере состоявшийся спектакль, зрители оценят и прочно закрученный сюжет, и богатое оформление, и барственно-похотливого Орнифля. Храбрец пьесы жил красиво, храбрец спектакля — пошло. Первого жаль, смерть второго думается воздаянияем: такая, выдержанная в духе женских романов трактовка, будет близка их читательницам.

Михаил Державин, играющий в спектакле приятеля Орнифля — Маштю: — О данной пьесе Александру Анатольевичу Ширвиндту поведал Эльдар Александрович Рязанов: "Шура, вот твоя лебединая песня". Мы начали думать, кто же может ее поставить, и по ветхой дружбе обратились к Сергею Николаевичу Арцибашеву. С ним неизменно весьма интересно, он режиссёр и прекрасный артист. Арцибашев разрешает импровизировать, а позже направляет, куда нужно, у него весьма узкое чувство произведения. Над спектаклем трудился превосходный режиссер, прекрасный живописец Олег Шейнцис, Юрий Саульский написал хорошую музыку, а мы старались все это не сломать.

В таких декорациях нужно смотреться здорово, и одеться нам помогли приятели, обладатели магазинов. Один помог приобрести смокинг, вторая компания обувь. С миру по нитке — вот так сейчас делаются пьесы. Написать комментарий

// вторник, 18 сентября 2001 года

Новый русский Дон Жуан

В театре Сатиры премьера: пьеса Ануя именуется "Орнифль, либо Сквозной ветерок". А сыгравший заглавную роль Александр Ширвиндт — актер основательный, на сквозняк непохожий. Режиссер Сергей Арцибашев, вдумчивый и важный, все расставляет по своим местам — по крайней мере, в спектаклях. Заметив себя в таком отражении ануевский Орнифль уж отыскал бы что сообщить — он, как мы знаем, был господин язвительный
скопируйте данный текст к себе в блог:

// вторник, 18 сентября 2001 года

Новый русский Дон Жуан

В театре Сатиры премьера: пьеса Ануя именуется "Орнифль, либо Сквозной ветерок". А сыгравший заглавную роль Александр Ширвиндт — актер основательный, на сквозняк непохожий. Режиссер Сергей Арцибашев, вдумчивый и важный, все расставляет по своим местам — по крайней мере, в спектаклях. Заметив себя в таком отражении ануевский Орнифль уж отыскал бы что сообщить — он, как мы знаем, был господин язвительный Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru