Общественная палата не поддержала бюджет

ОП упрекнула Министерство финансов в излишнем пессимизме, что разрешает занизить затраты

Общественная палата не поддержала бюджет

Фото: ТАСС/Артем Геодакян

В борьбу за бюджет, что был принят Государственной думой в первом чтении в прошлую пятницу, вступили общественники. Они также пробуют сделать собственный вклад в поправки ко второму чтению, а поправки неизбежно будут. Общественная палата подготовила собственный заключение (имеется у «Известий») на основной денежный документ, в котором выступила вразрез с мнением Министерства финансов, Счётной палаты и депутатов. В случае если, например, СП и многие законодатели уверены, что при подготовке бюджета Министерство финансов показал излишний оптимизм, то, согласно точки зрения общественников, напротив, ведомство намеренно ориентируется на пессимистический прогноз, что может вызвать социальную напряженность. Дискуссия около бюджета говорит о том, что механизм его подготовки требует корректировки.

Быть может, считают аналитики, уже пора верстать пара вариантов документа, исходя из различных сценариев.

Бюджетный процесс легким не бывает. Но в текущем году он выдался максимально напряженным. Еще до первого чтения в государственной думе проект бюджета был раскритикован обеими Счётной палатой и палатами парламента.

Но с перевесом голосов более чем в три раза в пятницу в первом чтении проект был принят. Условно. Глава профильного комитета ГД по налогам и бюджету Андрей Макаров высказался за всех.

Он объявил, что независимо от критики бюджета при том, что «в стране сейчас нет ни одного человека, что был бы доволен бюджетом, все предлагают бюджет принимать в первом чтении и дорабатывать его во втором».

Общественность в далеком прошлом настаивает на том, дабы и ее голос был услышан при подготовке и рассмотрении бюджета. Не оставляет и надежду на нулевое чтение в Общественной палате. В понедельник ОП собирается опубликовать собственный заключение на основной денежный документ страны с мнением и предложениями, каковые во многом отличаются от того, что уже высказали Счётная палата и представители власти.

К примеру, общественники не согласны с тем, что бюджет сверстан на основании базисного сценария, что основан на среднегодовой цене на нефть в $40. ОП, ссылаясь на «последовательность известный специалистов», считает, что это заниженные ожидания. И принятие бюджета с таким существенно заниженным ответственным показателем может вызвать публичную напряженность.

Грубо говоря, ОП подозревает, что Министерство финансов намерено «заложился» на таковой базисный прогноз, дабы снизить затраты на кое-какие социально значимые государственные программы.

Согласно точки зрения общественников, для стимулирования совокупности госуправления представляется вероятным рассмотрение варианта: базисный + социально-экономический прогнозы. Он предполагает, что среднегодовая цена барреля будет пребывать на уровне $48. Собственный видение общественники растолковывают тем, что именно этот сценарий предполагает высокие темпы роста поизводства: 1,1% — в 2017 году, 1,8% — в 2018 году, 2,4% — в 2019 году.

Наряду с этим в ОП не сомневаются, что маловероятно, что стоимость бареля нефти будут ниже $48 (именно это и заложено в сценарии базисный+).

Наряду с этим консервативный сценарий, что не предполагает трансформации модели роста поизводства, имеет большие риски. Исходя из этого общественники предлагают ориентироваться на более оптимистичный сценарий и заложить в бюджет повышение затрат на проектное финансирование, программы Фонда помощи индустрии, проекты импортозамещения.

Глава рабочей группы по гармонизации межнациональных и межрелигиозных взаимоотношений ОП Иосиф Дискин уверен в том, что нет необходимости априорно фиксировать уровень бюджетных затрат независимо от социально-экономической ситуации. Он утвержает, что она, быть может, станет лучше, следовательно, вернее будет воздержаться от столь твёрдого ограничения бюджетных затрат.

— За этим же стоят люди — это затраты на образование, на здравоохранение, на социальную сферу. К тому же не хватает проанализированы возможности доходов, конверсия сбережений в инвестиции. Главный вопрос — из-за чего сейчас не растет ВВП?Непроанализированных денег и у граждан, и у частных корпораций большое количество.

Больше, чем количество инвестиций, но однако инвестиции не идут, а в прошлый кризис шли, — отметил член ОП.

Любопытно, но и глава СП Татьяна Голикова кроме этого подчернула, что прогноз, на котором строится бюджет, «не предполагает кардинального трансформации модели роста поизводства». Действительно, во взоре на выбор сценария мнения ОП и СП разошлись кардинально. Так, Счетная палата в собственном заключении сравнительно не так давно писала наоборот, что выбор базисного сценария в качестве консервативного именно чреват рисками. И в основном не из-за вероятного падения цен на сырье, а из-за их сильных колебаний.

СП ссылается на то, что у Центрального банка, к примеру, имеется критический сценарий, предполагающий понижение цены нефти до $25. В данной связи, показывает Счетная палата, особенную озабоченность приводит к отсутствию замысла деятельности правительства в стрессовой обстановке при резком трансформации экономической конъюнктуры.

Согласно точки зрения Счетной палаты, «рассмотрение в прогнозных материалах аналогичного варианта развития событий в русском экономике представляется нужным в целях большей ее подготовленности к сценарию негативного развития событий, связанному с усилением негативного действия внешнеэкономических факторов».

В Счетной палате «Известиям» прокомментировали, что в прогнозе, на основании которого готовится бюджет, отсутствует системный подход к проблеме износа главных фондов, восстановления материально-технической базы, что есть приоритетом для восстановления русском экономики.

Подобные с СП опасения при рассмотрении проекта бюджета высказывал и глава комитета по экономполитике Государственной думы Сергей Жигарев. Он кроме этого объявил, что отсутствие «перечня» и шокового сценария мер реагирования у правительства несет огромные риски. Он кроме этого считает, что аккуратной власти необходимо забрать пример с ЦБ, в прогнозе которого заложен критический сценарий.

Несмотря на различные позиции, оппоненты приходят к одному выводу — подход к формированию бюджета необходимо поменять. К примеру, ориентироваться не только на нефтяные стоимости, но и на цели экономразвития. Либо кроме того отойти от твёрдой привязки к нефтяным стоимостям.

Как компромисс — вырабатывать бюджет, исходя из различных сценариев.

Ассистент главы МинФина Светлана Никитина прокомментировала, что ведомство постоянно прислушивается к сотрудникам-экономистам, заинтересовано в максимально обсуждении и глубоком изучении всех проблемных точек бюджетного процесса. Но в сегодняшней обстановке волатильности сырьевых рынков бюджетное планирование возможно лишь консервативным, выделила она.

— В действительности не нужно пробовать предугадать, какими в действительности будут нефтяные стоимости в следующем году. У нас же не казино. При любом из вероятных сценариев развития событий принципиально важно четко осознавать, что делать.

Основывая бюджет на оценке в $40, мы понимаем, что кроме того в случае если реализуется цены и стрессовый сценарий упадут до $30, нам не нужно будет переверстывать всецело целый бюджет, — отметила Светлана Никитина.

А риски обвала существуют, подтвердил источник «Известий», близкий к правительству. Он подчернул, что стоимость бареля нефти уже доказали собственную волатильность и потом на процесс очень плохо смогут воздействовать разные факторы: изменение главной ставки в Соединенных Штатах, замедление роста поизводства в Китае, повышение нефтедобычи многими государствами.

— Самое занимательное, что кроме того США, о проблемах с добычей в которых мы говорили последний год, начинают неспешно увеличивать производство: их нефтяная отрасль удачно адаптируется к новой действительности. Всё больше авторитетных специалистов говорит о скором обвале спроса на нефть: кроме того при оптимистичной динамики глобальной экономики он прогнозируется не позднее 2030 года — это громадный долговременный вызов для развития отечественной экономики, и искать на него ответ нужно уже на данный момент, — отметил собеседник «Известий».

Основной экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик считает, что с позиций подготовки бюджета на долговременную возможность имеет суть рассмотреть возможность многовариативности бюджетов и сценариев — другими словами и в ту, и в другую сторону от бюджета и базового прогноза.

— К примеру, как будут тратиться высвободившиеся доходы либо как именно будут перераспределяться затраты при наступления иного если сравнивать с плановым сценария (более низких стоимости одного бареля нефти), — отметил экономист, добавив, что для того чтобы рода сценарный анализ нужен и практикуется во многих государствах, разрешая стремительнее приспособиться к изменяющимся условиям.

Одновременно с этим подготовка таких сценарных бюджетов может «настойчиво попросить» достаточно большое количество времени и приводить к разных заинтересованных групп, признал экономист.