"Печальное мужество бороться"

"День назад мы назвали большевистское восстание безумной авантюрой. Сейчас, в то время, когда оно увенчалось успехом, мы не изменяем собственного мнения". В прошлом выпуске рубрики шла обращение о том, что тогдашняя "известинская команда" (по духу меньшевистско-эсеровская, она на вещи наблюдала трезво и в большевистскую демагогию не верила) категорически не приняла того, что случилось 7 ноября 1917 года. В номере, вышедшем по окончании падения Зимнего, "Известия" стояли на своем

"День назад мы назвали большевистское восстание безумной авантюрой. Сейчас, в то время, когда оно увенчалось успехом, мы не изменяем собственного мнения".

В прошлом выпуске рубрики шла обращение о том, что тогдашняя "известинская команда" (по духу меньшевистско-эсеровская, она на вещи наблюдала трезво и в большевистскую демагогию не верила) категорически не приняла того, что случилось 7 ноября 1917 года. В номере, вышедшем по окончании падения Зимнего, "Известия" стояли на своем: "Как разовьются события, мы не знаем. Но ничего хорошего мы не ожидаем.

Мы совсем уверены в том, что коммунисты не в состоянии организовать власти".

Самих журналистов также "ничего хорошего" не ожидало. В первую очередь был отставлен тогдашний редактор "Известий", известный меньшевик Федор Дан. Его поменял коммунист Юрий Стеклов (отметим справедливости для, что Стеклов первенствовал редактором "Известий", возглавив только что созданную газету практически сразу после Февральской революции). В следующем номере:

"Письмо в редакцию. С сегодняшнего номера издание "Известий Центр. Исполн. Комитета" забрано из рук Центр. Исполн.

Комитета. Мы, нижеподписавшиеся сотрудники и члены редакции "Известий" никакого участия более в данной газете не принимаем. Влад.

Розанов, Иван Кушин, Л. Емельянова, Е. Лунева, Л.Я. Крейман, М.Я. Лепик, Ф.М. Розенфельд, Владимир Журавский, Н. Морозов, Д. Михайлов, Ф.С.

Лихтенштейн".

Под этим текстом размещен еще один, с примечанием "От редакции" (имеется в виду — от новой "стекловской" команды): "Помещая вышеприведенное письмо, редакция "Известий" рекомендует указать, что: 1) Издание "Известий" не "забрано" из рук Ц.И.К., а конечно перешло к новой редакции, назначенной в соответствии с распоряжению 2-го Съезда Советов (…). 2) Что прошлая редакция газеты (…) отыскала в себе печальное мужество бороться против съезда и срывать его работу. 3) направления и Перемена редакции была нужна. Она совершена.

И сейчас "Известия" опять становятся органом Советов, органом революционного пролетариата, солдат и крестьян".

Про обстановку на II Съезде Советов "прошлые" "Известия" успели написать. В качестве протеста против насильственного захвата власти коммунистами от участия в Съезде отказались представители вторых партий. Их поддержала "фронтовая несколько" — депутаты из армии, не хотевшие того, что чуть позднее стало причиной Брестскому миру. "По окончании ухода этих фракций со съезда от него останется то, что и должно остаться в следствии совершенного коммунистами переворота — т.е. одни коммунисты.

Именовать они себя смогут как угодно, но это ничего не изменяет".

…Я пробовал узнать судьбу "известинских" журналистов, подписавших то последнее письмо: Розанова, Кушина, Креймана, Емельяновой, Розенфельда, Журавского, Морозова… Нигде ничего. Они не были большими фигурами.

Но они нашли в себе "печальное мужество бороться" — и уже исходя из этого заслуживают уважения.

Из последующих воспоминаний Ю. Стеклова о разгоне в редакции: "Металлическая метла социальной революции, приведенная 25 октября в перемещение мозолистой рукой питерского пролетариата, сходу вымела в сорный коробку истории автора статьи со всеми его покровителями".

Во второй половине 30-ых годов XX века Стеклов будет арестован и погибнет в колонии.

Из прощальной статьи "ветхой команды": "До тех пор пока коммунисты захватили Петроград, но не всю Россию. Угрожает опасность кровопролитной гражданской войны. (…) Вся ответственность за будущее страны лежит сейчас на них одних". Написать комментарий

// вторник, 9 ноября 2004 года

"Печальное мужество бороться"

"День назад мы назвали большевистское восстание безумной авантюрой. Сейчас, в то время, когда оно увенчалось успехом, мы не изменяем собственного мнения". В прошлом выпуске рубрики шла обращение о том, что тогдашняя "известинская команда" (по духу меньшевистско-эсеровская, она на вещи наблюдала трезво и в большевистскую демагогию не верила) категорически не приняла того, что случилось 7 ноября 1917 года. В номере, вышедшем по окончании падения Зимнего, "Известия" стояли на своем
скопируйте данный текст к себе в блог:

// вторник, 9 ноября 2004 года

"Печальное мужество бороться"

"День назад мы назвали большевистское восстание безумной авантюрой. Сейчас, в то время, когда оно увенчалось успехом, мы не изменяем собственного мнения". В прошлом выпуске рубрики шла обращение о том, что тогдашняя "известинская команда" (по духу меньшевистско-эсеровская, она на вещи наблюдала трезво и в большевистскую демагогию не верила) категорически не приняла того, что случилось 7 ноября 1917 года. В номере, вышедшем по окончании падения Зимнего, "Известия" стояли на своем Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru