По мотивам Достоевского

Предпремьерные показы спектакля состоялись еще летом. Официальная премьера только что. Правильно критической этики нужно было бы пойти и пересмотреть постановку Сергея Арцибашева, но ни сил на это, ни смысла в этом нет. "Из ничего и будет ничего", — как говаривал король Лир. Я честно от всей души питаю зависть к кинокритикам.

У них ясно. Это блокбастер. Это вестерн. Это триллер. Это артхаусное кино. Выходишь с "Карамазовых" и задаёшь вопросы себя: "А чего это такое было-то?".

Ну ясно, что не "артхаусный" театр. У артхаусных режиссеров наподобие Фокина, Васильева, Гинкаса либо Клима сложно представить себе цыган из театра "Ромэн", бьющих в бубны, поводящих плечами и затягивающих кстати и некстати величальную

Предпремьерные показы спектакля состоялись еще летом. Официальная премьера только что. Правильно критической этики нужно было бы пойти и пересмотреть постановку Сергея Арцибашева, но ни сил на это, ни смысла в этом нет. "Из ничего и будет ничего", — как говаривал король Лир. Я честно от всей души питаю зависть к кинокритикам.

У них ясно. Это блокбастер. Это вестерн. Это триллер. Это артхаусное кино. Выходишь с "Карамазовых" и задаёшь вопросы себя: "А чего это такое было-то?".

Ну ясно, что не "артхаусный" театр (нужно бы ввести в театроведение данный термин — весьма комфортно). У артхаусных режиссеров наподобие Фокина, Васильева, Гинкаса либо Клима сложно представить себе цыган из театра "Ромэн", бьющих в бубны, поводящих плечами и затягивающих кстати и некстати величальную. Но так как и не коммерческий. Для чего коммерческому театру необходимы "Братья Карамазовы", к тому же не перевоплощённые окончательно и бесповоротно в душераздирающую историю про любовь, убийство и ревность (из Федора Михайловича при жажде возможно изготовить весьма недурственный "мыльный" продукт), а укомплектованные всеми расхожими цитатами про слезинку ребенка и "в случае если Всевышнего нет, то все разрешено"? Лишь осознайте меня верно. Артхаусный театр (как, но, и кино) также не редкость претенциозным, тщетным и таким неинтересным, что скулы сводит.

А коммерческий театр также возможно сделан отменно. Лишь его нужно сделать. Желаешь изготовить коммерческий спектакль — забери что-нибудь подходящее. Мелодраму, мюзикл. Забери, наконец, что-нибудь хорошее и переделай к чертовой бабушке, так, дабы родной создатель не определил.

Вот, скажем, Марк Захаров взялся за пьесу Эдуардо де Филиппо "Филумена Мортурано" и перевоплотил ее из неореалистической комедии в бродвейскую. По мне так молодец. Сделал то, что желал, а основное — умел делать. Смекнул, что Инна Чурикова уже в силу самой природы собственного таланта не сможет играться Филумену так, как она написана автором — воплощением и проституткой вечной женственности в одном лице, — и подстроил пьесу под властную и победительную актрису. Великую актрису, к слову сообщить. И с этим переключением жанровых регистров я легко готова дать согласие.

По окончании спектакля Арцибашева, я уже, честно говоря, по большому счету на все готова. И произведение Достоевского мне уже не жалко. Берите, кромсайте, отсекайте философию, приращивайте смыслы, подгоняйте сюжет под возможности артистов, придумывайте забубенную концепцию. В общем, сделайте хоть что-нибудь. Не окажется (вот у Владимира Мирзоева, выпустившего только что "Лира" у вахтанговцев, очевидно не получилось), возможно будет как-то возразить.

Поспорить. Позанудствовать. На несоответствия указать. А тут с чем спорить-то. С цыганами что ли?

Так по мне лучше цыганское голосистое пение, чем бодрое проговаривание хрестоматийных пассажей, не наполненное решительно никаким театральным смыслом. В арцибашевском музично-драматичном дайджесте романа (сам режиссер выразился поэтичнее — "симфония страстей в 2 частях") теряется кроме того блистательный Михаил Филиппов, не смотря на то, что роль Дмитрия этому узкому артисту и брутальному мужчине весьма к лицу. Кроме того сам Александр Лазарев в роли Федора Карамазова, Лазарев, царственно играющий ничтожество, юродствующий на грани фола и заставляющий критика, наконец, встрепенуться и с интересом посмотреть на сцену, не имеет возможности спасти данный зависший между стилями и жанрами спектакль. Не артхаус, не коммерция, не авангард, не неинтересное (цыгане все ж) воплощение классики. Ни то ни се, а линия знает что. Андрей Гончаров, кстати, сам громадный специалист по изготовлению высокодуховной коммерции, в лучшие собственные годы постоянно соразмерял возможности труппы с поставленными перед ней задачами.

Он не был великим режиссером, но художественным руководителем был грамотным. Арцибашев не соразмеряет. В противном случае для чего вот так вот, без особенной необходимости браться за громаду "Братьев Карамазовых", в случае если для этого нет ни художественной смелости, ни людских ресурсов? Для чего давать Игорю Костолевскому играться Ивана?

Так как слепому ясно, что это не его роль. Кому нужен данный невыразительный Смердяков (Сергей Удовик)? Эти неотличимые друг от друга и от сонма вторых истеричных дамочек из различных пьес различных народов и времён Грушенька (Дарья Повереннова) и Катерина Ивановна (Олеся Судзиловская)? Неужто нельзя выбрать для себя и театра задачу по плечу? Заблаговременно предчувствую всю вероятную демагогию по поводу того, что Сергею Арцибашеву досталось от Андрея Гончарова не самое простое наследие (покойный главреж Маяковки последнее время был болен, и, как часто бывает в таких случаях, коллектив артистов начал превращаться неспешно из труппы в труп). И благодарю, дескать, новоявленному худруку уже хотя бы за то, что он сумел вернуть публику в зал, а разбежавшихся было по антрепризам артистов на родную сцену.

Я наблюдаю на обстановку в противном случае. У Сергея Арцибашева (он, кстати, сам — отличный артист) скромный камерный талант. На маленькой сцене Театра на Покровке ему получалось иногда отыскать нужную интонацию, неожиданный поворот. Он был в том месте в собственном формате. Театр Маяковского — чужой для него формат. Это все равно как исполнителя муниципальных романсов выпустить на оперные подмостки.

Жалко и подмостки и самого исполнителя. Не жалко только тех простодушных слушателей, каковые, хоть убей, не слышат, что в том месте на сцене кто-то очевидно дает петуха. Написать комментарий

// четверг, 11 сентября 2003 года

По мотивам Достоевского

Предпремьерные показы спектакля состоялись еще летом. Официальная премьера только что. Правильно критической этики нужно было бы пойти и пересмотреть постановку Сергея Арцибашева, но ни сил на это, ни смысла в этом нет. "Из ничего и будет ничего", — как говаривал король Лир. Я честно от всей души питаю зависть к кинокритикам.

У них ясно. Это блокбастер. Это вестерн. Это триллер.

Это артхаусное кино. Выходишь с "Карамазовых" и задаёшь вопросы себя: "А чего это такое было-то?". Ну ясно, что не "артхаусный" театр. У артхаусных режиссеров наподобие Фокина, Васильева, Гинкаса либо Клима сложно представить себе цыган из театра "Ромэн", бьющих в бубны, поводящих плечами и затягивающих кстати и некстати величальную
скопируйте данный текст к себе в блог:

// четверг, 11 сентября 2003 года

По мотивам Достоевского

Предпремьерные показы спектакля состоялись еще летом. Официальная премьера только что. Правильно критической этики нужно было бы пойти и пересмотреть постановку Сергея Арцибашева, но ни сил на это, ни смысла в этом нет. "Из ничего и будет ничего", — как говаривал король Лир. Я честно от всей души питаю зависть к кинокритикам.

У них ясно. Это блокбастер. Это вестерн. Это триллер. Это артхаусное кино.

Выходишь с "Карамазовых" и задаёшь вопросы себя: "А чего это такое было-то?". Ну ясно, что не "артхаусный" театр. У артхаусных режиссеров наподобие Фокина, Васильева, Гинкаса либо Клима сложно представить себе цыган из театра "Ромэн", бьющих в бубны, поводящих плечами и затягивающих кстати и некстати величальную Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru