Преимущества большого размера

Столичный дом фотографии внезапно был только вместительным — выставок, собранных в том месте в рамках проходящего Интернационального месяца фотографии, открылось так много, что за один раз ни разглядеть, ни обдумать, ни обрисовать их нереально. А вдруг прибавить к замеченному еще пара десятков фотопроектов, продемонстрированных в огромном Манеже, то и попытку упомянуть основное возможно покинуть

По окончании вернисажа в Столичном доме фотографии, на следующий сутки в Манеже слышались стоны: ну запрещено же так много, это нереально переварить, для чего столько выставок сходу? Наблюдать все громадные и мелкие экспозиции подряд (а их лишь на двух основных площадках более пятидесяти) — занятие захватывающее и изнурительное. Фотографий, побеждающих зрительское равнодушие, беспощадно большое количество, и пришли они из полностью различных культурных миров: одни манят сладостью созерцания, другие, как ребусы, требуют разгадки, наглые желают поразить воображение и достигают желаемого, архивные открывают ветхие тайны, подглядывающие исследуют жизнь, которая течет мимо нас. О каждом из десятков фотопроектов, продемонстрированных в Манеже и Доме фотографии, весьма заманчиво написать по маленькой обстоятельной статеечке, но на протяжении месяца фотографии приходится, досадуя, писать бегло и мало о чем. Но что дотошному газетному корреспонденту — смерть от интоксикации фотообразами, то зрителю — прекрасно.

В случае если на мелкую выставку рядовому искателю новых художественных впечатлений идти недосуг, то множество собранных в одном месте экспозиций возможно без опаски советовать для визита — что-то в обязательном порядке понравится, возмутит, восхитит, прогневает. На это, по всей видимости, и рассчитывает директор Дома фотографии Ольга Свиблова, для привлечения широких зрительских весов не соглашающаяся растянуть выставки собственных фотобиеннале на год. За что ее систематично упрекают в гигантомании замученные значимостью и масштабом замеченного фотоманы.

Но фотобиеннале — не изобретение Свибловой, громадные фотографические фестивали проходят не только в Париже (в частности парижский Месяц фотографии — прообраз столичного), их в мире существует свыше сотни. У таких фотофорумов имеется особые задачи, от их решения и зависит успех фотобиеннале. Тусовка. Любой фестиваль — и фотографический, и кинематографический — предполагает опытное общение: фотографов с галеристами и дилерами, фотографов различных государств — между собой, критиков — с фотографами. Тут практически все в порядке — известные фотографы на столичных фотобиеннале дают мастер-классы, для общения всех со всеми устраиваются приемы, журналисты знакомятся с недоступными для них в мирной судьбе знаменитостями. Свиблова привозила в Москву Картье-Брессона, Сару Мун, Уильяма Кляйна и других суперзвезд современной фотографии.

Украшением "Фотобиеннале-2002" стал Жан Бодрийар, ходивший неприкаянным по различным мероприятиям и с радостью вступавший в беседу с каждым, кто к нему обращался. Единственное, чем столичные месяцы фотографии отличаются от западных, — неясен их коммерческий эффект для фотографов. Но тут, что сделаешь, рынок пока не сложился. Арт-фотография.

Фотобиеннале — единственная возможность познакомить публику с теми фотографиями, которым в пространстве повседневности не находится места. Зритель прекрасно знает фотографию репортажную, рекламную, видовую и актуальную, все другие виды бытования фотоизображений для него практически закрыты. На фотобиеннале возможно заметить фотографию антигламурную, пародирующую рекламную и разрушающую привычные стереотипы фоторепортажа. И арт-фотографию — составляющую громадных проектов живописцев.

Такую культуроемкую работу сделала Ольга Тобрелутс. Ее "Галилеянин и Кесарь" по произведениям Ибсена — технически (фотография, компьютерная графика, живопись, громадный формат) и эстетически (неоакадемизм, доведенный до последней стадии кича) впечатляюще сложный фототеатр, где роли выполняют Ницше и Шопенгауэр. Параллели.

Возможность сопоставлений — еще одна приманка для зрителя. Снимки татуированного тела арестантов у чувашского фотографа Сергея Васильева говорят о тюремной субкультуре, которая поражает сходством с концептуальным мастерством (на двух закрытых столетиях — надпись "они дремлют"), но в сравнении с фото француза Роберта Дуано демонстрирует еще и отличие между ожесточёнными "наколками" и декоративными европейскими "тату". По большому счету тема тела рождает долгие цепочки размышлений и сравнений. Неизвестные порнофотографии прошлого века (толстенькие обнажённые модели с испуганными простоватыми лицами) — сущая невинность в сравнении со снимками немца Герхарда Рибеке, на которых обнажённые поджарые спортивные буржуа в диких прыжках демонстрируют свободу от условностей и слитность с природой. Таковой обычный телесный нацизм.

Его храбрецы резко отличаются от радостных упитанных физкультурниц, марширующих на Крещатике в те же тридцатые годы. А вот француженка Николь Тран Ба Ванг технически изощренно издевается над современными совершенствами женского тела, в котором нет места ничему естественному. Ее модель натягивает на себя новую, виртуальную кожу, как одежду, и из человека преобразовывается в клона. Открытия.

Выставки первой (четверти и патриархального начала ХХ века), пикториального русского пейзажа — лучшие, на мой взор, на фотобиеннале. Фотографы-пикториалисты колдовали с эмульсиями, светофильтрами и оптикой, как живописцы с красками и для того же — дабы таинство необъятного настоящего мира запечатлелось на маленькой (если сравнивать с натурой) плоскости снимка. Их одухотворенные пейзажи наполнены смиренным восторгом природой — Божьим творением. Фотографы, завороженно всматривающиеся в сумеречные, заснеженные, заиндевевшие (русская зима — любимая натура) нескончаемые дали, величественные лесные чащи и гибельные для путника дороги.

И эти в далеком прошлом, казалось бы, узнаваемые снимки на биеннале смотрятся сладостным, успокаивающим контрастом с агрессивными образами наглой современной фотографии. А что вы думаете об этом? Написать комментарий

// вторник, 16 апреля 2002 года

Преимущества громадного размера

Столичный дом фотографии внезапно был только вместительным — выставок, собранных в том месте в рамках проходящего Интернационального месяца фотографии, открылось так много, что за один раз ни разглядеть, ни обдумать, ни обрисовать их нереально. А вдруг прибавить к замеченному еще пара десятков фотопроектов, продемонстрированных в огромном Манеже, то и попытку упомянуть основное возможно покинуть
скопируйте данный текст к себе в блог:

// вторник, 16 апреля 2002 года

Преимущества громадного размера

Столичный дом фотографии внезапно был только вместительным — выставок, собранных в том месте в рамках проходящего Интернационального месяца фотографии, открылось так много, что за один раз ни разглядеть, ни обдумать, ни обрисовать их нереально. А вдруг прибавить к замеченному еще пара десятков фотопроектов, продемонстрированных в огромном Манеже, то и попытку упомянуть основное возможно покинуть Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru