Регионы искусственно занижают прожиточный минимум

Показатели бедности употребляются местными властями как инструмент социальной политики

Регионы искусственно занижают прожиточный минимум

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

Величина прожиточного минимума (ПМ) не зависит напрямую от уровня судьбы в регионах — к такому выводу пришли специалисты Мирового банка и НИФИ Министерства финансов. Они изучили соотношение среднедушевых доходов населения, показателей стоимости бедности и индекса жизни и узнали, что в одних регионах ПМ завышен, а в других занижен. Делается это для манипуляций в социальной политике. Исходя из этого в качестве объективного критерия для противодействия бедности прожиточный минимум делается ненужным.

А кое-какие специалисты уверенны, что манипуляции с ПМ приводят к тому, что бедные и вовсе лишаются помощи страны.

В Российской Федерации уровень бедности определяется величиной прожиточного минимума: бедными считаются все граждане, доход которых (в расчете на одного участника семьи) ниже ПМ. Наряду с этим уровень прожиточного минимума любой регион устанавливает для себя самостоятельно, исходя из цены потребительской корзины. Бремя социальной помощи малоимущим кроме этого возложено на региональные бюджеты. На это событие показывают авторы аналитической записки «Действенная социальная помощь населения.

Версия 3.0: адресность, нуждаемость, универсальность», составленной на базе совместного изучения Мирового банка и Научно-исследовательского денежного университета Минфина Российской Федерации.

Дабы определить, как величина прожиточного минимума отражает объективную картину судьбы, эксперты составили список регионов в порядке возрастания среднедушевых доходов, скорректированных на местную цена судьбы. По логике, размер прожиточного минимума обязан кроме этого медлено возрастать от начала перечня к его финишу, но настоящая картина была совсем второй. Величина ПМ очень сильно разнится, причем с повышением среднедушевых доходов растет разброс в показателях.

К примеру, в родных по уровню дороговизны и доходов судьбы Липецкой области и Приморском крае отличие в прожиточном минимуме образовывает около тысячи рублей, а в практически равных по доходам Ленинградской и Амурской областях — практически 3 тыс. рублей (согласно данным выборочного наблюдения доходов населения Росстата за 2014 г.).

Доктор наук Русском академии государственной службы и народного хозяйства при президенте Российской Федерации Любовь Храпылина растолковывает манипуляции регионов тем, что нет твёрдых руководств по установлению прожиточного минимума. Практически все документы является рекомендацией.

— на данный момент довольно много рекомендательных писем либо руководств, что именно регион обязан сделать в рамках собственных возможностей. Вот они в собственных рамках и действуют, — пояснила Любовь Храпылина.

Авторы изучения утверждают, что различия в уровне ПМ между регионами, родными по уровню среднедушевых доходов, велики. И чем регионы богаче, тем больше в них разброс по величине ПМ.

«Так, региональные прожиточные минимумы являются скорее инструментом социальной политики регионов по борьбе с бедностью, чем объективным критерием, по которому возможно было бы делать выводы об уровне бедности в Российской Федерации в целом», — говорится в аналитической записке.

Сотрудники НИФИ, входящие в число авторов изучения, пояснили «Известиям», что некая гибкость в определении прожиточного минимума нужна регионам — она может употребляться ими для политического торга.

— Заниженные ПМ приводят к тому, что в регионе формально выясняется меньше бедных. Это не означает, что регион наряду с этим экономит на социальных выплатах — возможно экономить на выплатах по нуждаемости, но наряду с этим увеличивать категориальные выплаты к примеру, — пояснили в НИФИ. — По крайней мере занижение ПМ дает регионам определенную свободу в проведении социальной политики, которая достаточно жестко регламентирована федеральным законодательством. В некоторых регионах ПМ очевидно занижен, в других — завышен. Завышенный ПМ также может употребляться в политическом торге — в случае если у региона через чур много бедных, он может претендовать на поддержку федерального центра, потому, что собственными силами победить бедность вряд ли удастся.

Напрямую обвинять какие-то конкретные регионы в нечестной игре мы бы не желали.

Любовь Храпылина напомнила, что от важного вычисления ПМ зависят расчеты всего, что связано с оценкой доходов населения.

— Из-за заниженного прожиточного минимума люди смогут утратить какие-то преференции в национальной помощи. В то время, когда вопрос упирается лишь в некую оптимизацию всего (в скобочках читаем — минимизацию всего), данный показатель будет смотреться очень конъюнктурно по различным регионам, — растолковала она.

Согласно точки зрения специалиста, дабы избежать манипуляций показателями прожиточного минимума на региональном уровне, направляться, с одной стороны, усилить централизацию контроля за определением этого показателя, а с другой — завлекать ученых для разработки более правильной методики установки ПМ.

— Не следует пенять на регионы, — вычисляет Любовь Храпылина. — Центру в лице соответствующих министерств нужно разрабатывать четкие конкретные методики расчетов, каковые нельзя обойти. Дабы на региональном уровне не было возможности отделаться от федеральной целевой установки. Это методологическая роль федеральных органов управления. И в случае если методика по расчету прожиточного минимума, по учету соответствующих категорий населения, по оценке источников их доходов носит близкий к безукоризненному темперамент, тогда регионы не смогут от нее уйти.

А в то время, когда это дается на откуп региональным соображениям, то антропогенный фактор постоянно будет срабатывать.