Российские банки могут первыми выйти на финансовый рынок Ирана

Эксперты уверены в том, что из-за отсутствия борьбы с западными кредитными организациями россияне смогут занять хорошую нишу

Российские банки могут первыми выйти на финансовый рынок Ирана

Фото: РИА Новости/Наталья Селиверстова

Иран по окончании частичного снятия санкций есть перспективным рынком для русских банков. Уже десять больших кредитных организаций собираются выйти на новый рынок, поведал «Известиям» источник, близкий к Нацбанку. Собеседник пояснил, что российско-иранское сотрудничество укрепляется, одновременно с этим западные банки еще не освоили нишу.

Так, российские банки смогут первыми из зарубежных выйти на денежный рынок Ирана.

1 сентября 2016 года в Иране прошла встреча в рамках российско-иранского сотрудничества. Россию воображал заместитель председателя ЦБ Дмитрий Скобелкин, Иран — заместитель председателя центрального банка исламской республики Голамали Камьяб. В пресс-службе ЦБ подтвердили «Известиям», что договорились о сотрудничестве с иранским регулятором по последовательности направлений — прежде всего об обеспечении межбанковских взаиморасчетов в иранских риалах и рублях, развитии корреспондентских взаимоотношений между кредитными организациями Ирана и России.

По словам близкого к ЦБ источника, «Иран и Россия планируют налаживать торговый оборот, встал вопрос о более тесном сотрудничестве с нацбанком исламской республики».

Собеседник пояснил, что «иранский рынок возможно перспективным для русских банков не только для сопровождения контрактов российских и иранских компаний, но и вследствие того что население частично высвобожденной от санкций страны молодое, возможно более денежно грамотное», исходя из этого «уже десять весомых российских банков наблюдают в сторону Ирана».

— ЦБ считает необходимым развитие сети корреспондентских взаимоотношений между коммерческими банками Ирана и России, создание действенной банковской инфраструктуры для обслуживания двусторонней инвестиций и торговли, — сказали «Известиям» в пресс-службе ЦБ. — Вопросы выбора агентов, проработки взаимовыгодных денежных схем сотрудничества решаются денежными университетами самостоятельно. Мы ожидаем увеличения интереса к сотрудничеству и со стороны больших русских и иранских денежных структур, значительного расширения номенклатуры предлагаемых денежных инструментов, каковые употребляются для обслуживания внешнеторговых контрактов.

По словам представителей ЦБ, «более широкое применение нацвалют в расчетах по двусторонним договорам будет содействовать эффективности объема и повышению товарооборота межбанковского сотрудничества», и эта практика не противоречит русскому законодательству. Кроме этого ЦБ будет консультировать иранского регулятора в сфере противодействия легализации доходов, взятых преступным методом, и финансированию терроризма. По словам источника, это окажет помощь Ирану выйти из «тёмного перечня» FATF.

У российских банков нет «дочек» в Иране. В Российской Федерации трудится единственный банк с иранскими корнями — «Мир Бизнес банк» (до 2010 года — банк «Мелли Иран»; стопроцентная «дочка» наибольшего на Ближнем Востоке Bank Melli Iran). 70% клиентов банка экспортируют лес и зерно в Иран, импортируют продукты питания, фрукты, природный камень, керамическую плитку и пр.).

Западные банки пока не торопятся открывать филиалы в Иране, ожидая прояснения обстановки. Деятельно начала налаживать сотрудничество с Ираном КНР (за 10 лет стороны планируют увеличить товарооборот на порядок — до $600 млрд). Но кроме того банки из данной страны о замыслах по освоению денежного рынка Ирана пока не заявляли.

Так, российские кредитные организации смогут успеть первыми из зарубежных банков начать осваивать Иран.

— Иран отходит от долгих санкций, уровень качества банковских одолжений в том месте снизилось, и русские игроки смогут выйти на рынок с занимательными продуктами для населения и бизнеса, — комментирует президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. — Разумеется, что товарооборот между Ираном и Россией будет расти. Занять нишу, пока в Иране нет твёрдой конкуренции со стороны вторых зарубежных структур, было бы целесообразно.

Президент Ассоциации русских банков Гарегин Тосунян напоминает, что «мы трудимся в едином денежном пространстве» и исходя из этого расширение денежно-банковского сотрудничества с Ираном — хороший и верный ход.

— Отсутствие западных банков, у которых доступ к более недорогим заемным средствам в Европе, делает Иран для русских банков очень перспективной площадкой, — вычисляет управляющий партнер АО «2К» Тамара Касьянова. — В первую очередь для госбанков в рамках межправительственного сотрудничества. Отечественные банки смогут начать с обслуживания двусторонних контрактов в Иране по аналогии с «Мир Бизнес банком». После этого количество банковских одолжений возможно расширен.

В случае если на них будет спрос, в Иран смогут прийти частные игроки.

Но у финсектора РФ нет опыта и истории транснациональных банков.

— Это скорее политическая и инфраструктурная необходимость, — отмечает глава департамента финансовых институтов и международного бизнеса Бинбанка Юрий Амвросиев. — Таковой опыт имеется у ВТБ, чья зарубежная сеть частично базируется на бывших совзагранбанках. Задачами таких банков в свое время были обслуживание национальных интересов и интересов компаний, каковые принимали участие в инфраструктурных проектах за пределами СССР.

Президент Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков отмечает, что остается риск санкционных блокировки и действий перемещения финансовых иных платежей и переводов при расчетах с иранскими банками.

Иран более 20 лет был под санкциями США. В январе 2016 года ограничения были частично сняты: Ирану разрешены расчеты в евро, в долларах так же, как и прежде запрещены. Исходя из этого взаиморасчеты в нацвалютах — скорее необходимость.

Согласно данным Федеральной таможни, часть российско-иранского оборота во внешнеторговом обороте России со государствами дальнего зарубежья увеличилась с 0,2 до 0,4%. За январь–июнь 2016 года оборот с Ираном составил $923,7 млн (экспорт — до $752,6 млн, импорт — до $171 млн).

Согласно расчетам Мирового банка, в 2016–2017 и 2017–2018 денежные годы Иран ожидает рост экономики на 5,5%, в следующие годы — на 3,5–4%. Стратегические для российско-иранского сотрудничества отрасли — энергетика, металлургия, транспорт и авиация. В 2014 году Иран и Россия подписали контрактов на $70 млрд. До конца 2016 года Иран возьмёт от Москвы €2,2 млрд на 30 лет.

10 сентября Иран и Россия приступят к постройке АЭС «Бушер-2».