Сгинули в тумане

Мало что возможно сложнее, чем снимать кино о духе эры. В текущем году уже два отечественных режиссера постарались подарить зрителю глоток ветхого воздуха, вкус которого он в далеком прошлом забыл, быть может, и вовсе ни при каких обстоятельствах не знал. Алексей Преподаватель собственный мелодрамой "Космос как предчувствие" желал заразить аудиторию ожиданием будущего неизвестного счастья, но позвал только усмешку: уж больно от его картины веет государственным заказом. Алексей Герман-младший — единственный русский в конкурсе Венеции, так что, не считая как на его "Гарпастум", сохранять надежду нам больше не на что

Два года назад Алексей Герман-младший привозил на Венецианский фестиваль собственную дебютную картину "Последний поезд". Тогда все лавры Мостры достались фильму "Возвращение" его соотечественника Андрея Звягинцева. Сейчас Герман-младший — единственный русский в конкурсе Венеции, так что, не считая как на его "Гарпастум", сохранять надежду нам больше не на что.

Лейтмотивом "Последнего поезда" был надсадный, изнуряющий кашель, зливший и передававший зрителя. На дворе зима 1944-го, война подходит к концу, измучились все: и побежденные, и победители. Лейтмотивом "Гарпастума" делается простуда: целый фильм храбрецы легко покашливают, хлюпают носом — еще не больны, но в любую секунду готовы слечь.

1914 год. На улицах Санкт-Петербурга туман, сырость и грязь; поэты все еще планируют в салонах, болтают, просматривают стихи, но с каждой минутой становятся все робче и вздыхают все глубже; обыватели безрадостно качают головами. Ветхий мир трещит по швам.

И лишь два брата Андрей (Евгений Пронин) и Николай (Данила Козловский), да их приятели не подмечают неспециализированной растерянности — они самозабвенно играются в футбол, грезя собрать денег, выстроить стадион и победить на нем британцев.

Алексей Герман-младший говорит историю без суеты и нервов, уделяя огромное внимание подробностям и стараясь избегать резких перемещений. Он так бережно совершил кастинг, что кроме того исторические личности, каковых много в "Гарпастуме", не выглядят картонно. Пресса продолжительно предвкушала появление Гоши Куценко в роли Блока, но язвительной ухмылки его игра не вызывает.

Чулпан Хаматова в роли хозяйки салона и в один момент любовницы одного из мальчиков и вовсе очаровательна. Камера мягко смотрит за действиями храбрецов, а черно-белая пленка с минимальным добавлением приглушенных цветов делает воздух фильма еще более туманной — солнца в предвоенном Петербурге нет.

Но имеется беззаботная молодость, которая не знает слова "нереально". А также в случае если время внесет в судьбу храбрецов собственные коррективы (довольно часто ужасающе нелепые: один из персонажей, возвратившись с фронта, гибнет под колесами последнего в Питере трамвая), что-то самое основное в обязательном порядке останется неизменным, как кремовые занавески, как абажур на медной лампе в доме Турбиных. В "Гарпастуме" пройдет война, изчезнут ветхие друзья, любовницы, поэты — неизменным останется футбол.

Не напрасно же древнегреческое наименование данной игры вынесено в заглавие фильма: какое количество империй упало, а люди гоняют по полю кожаный мяч.

Мало что возможно сложнее, чем снимать кино о духе эры. В текущем году уже два отечественных режиссера постарались подарить зрителю глоток ветхого воздуха, вкус которого он в далеком прошлом забыл, быть может, и вовсе ни при каких обстоятельствах не знал. Алексей Преподаватель собственный мелодрамой "Космос как предчувствие" желал заразить аудиторию ожиданием будущего неизвестного счастья, но позвал только усмешку: уж больно от его картины веет государственным заказом. Приказано ностальгировать.

Полчаса.

По окончании "Гарпастума" смеяться не хочется. На душе и кюхельбекерно, и тошно. Ничего не сделаешь. Эра была такая.

В собственные права вступал ожесточённый двадцатый век.

Кто подарит имя "Льву": прогнозы

на следующий день жюри Венецианского фестиваля наградит победителя 62-й Мостры именным "Золотым львом". Само собой разумеется, мы сохраняем надежду, что Данте Ферретти и его подопечные окажутся поклонниками поэтов Серебряного века и разрешат Алексею Герману-младшему повторить успех Андрея Звягинцева, но так как у "Гаспартума" имеется очень важные соперники, не упомянуть о них нереально.

Хорошую заявку на успех сделал Патрис Шеро. Причем его фильм "Габриэль" может побороться за призы не только в номинациях за "лучшую картину" и "лучшую режиссуру", но и в актерских категориях. Работа Изабель Юппер и Паскаля Грегори в экранизации рассказа Жозефа Конрада "Возвращение" заслуживает всяческих похвал.

Составить борьбу легендарной французской актрисе в борьбе за Кубок Вольпи имела возможность бы кореянка Ли Енг Э, сыгравшая красивую мстительницу в "Сочувствии госпоже Месть" — фильме, непременно, ярком, но вряд ли талантливом повторить Каннский успех прошлой работы Чхана Ук Пака "Олдбой". На Лидо, к несчастью для известного корейца, нет Квентина Тарантино.

У итальянской прессы ходят в фаворитах детище Джорджа Клуни "удачи и Спокойной ночи", и мелодрама "Чудесное зеркало" 92-летнего Мануэля де Оливейро — ветшайшего режиссера, еще не ушедшего на пенсию. Но, в прошедшем сезоне он уже взял в Венеции "Золотого льва" за вклад в кинематограф, так что на новую приз ему вряд ли стоит рассчитывать.

Отметим, что за призы конкурса "Горизонты" сражаются "Первые на Луне" Алексея Федорченко и казахская картина "Певческие параллели", ключевую роль в которой сыграла Рената Литвинова. Написать комментарий

// пятница, 9 сентября 2005 года

Сгинули в тумане

Мало что возможно сложнее, чем снимать кино о духе эры. В текущем году уже два отечественных режиссера постарались подарить зрителю глоток ветхого воздуха, вкус которого он в далеком прошлом забыл, быть может, и вовсе ни при каких обстоятельствах не знал. Алексей Преподаватель собственный мелодрамой "Космос как предчувствие" желал заразить аудиторию ожиданием будущего неизвестного счастья, но позвал только усмешку: уж больно от его картины веет государственным заказом. Алексей Герман-младший — единственный русский в конкурсе Венеции, так что, не считая как на его "Гарпастум", сохранять надежду нам больше не на что
скопируйте данный текст к себе в блог:

// пятница, 9 сентября 2005 года

Сгинули в тумане

Мало что возможно сложнее, чем снимать кино о духе эры. В текущем году уже два отечественных режиссера постарались подарить зрителю глоток ветхого воздуха, вкус которого он в далеком прошлом забыл, быть может, и вовсе ни при каких обстоятельствах не знал. Алексей Преподаватель собственный мелодрамой "Космос как предчувствие" желал заразить аудиторию ожиданием будущего неизвестного счастья, но позвал только усмешку: уж больно от его картины веет государственным заказом. Алексей Герман-младший — единственный русский в конкурсе Венеции, так что, не считая как на его "Гарпастум", сохранять надежду нам больше не на что Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru