Шесть к одному

Ее правильное имя — Букер-Smirnoff. Победитель возьмёт 12 500 долларов. Пять вторых финалистов — по 1000, что также хорошо.

Помимо этого, будут чествовать лауреата "Букера десятилетия", избранного из обладателей премии, — прозаика Георгия Владимова. Что на церемонию, вероятнее, не приедет. Кроме этого, как Татьяна Толстая, чья "Кысь" значится в шорт-странице

Кто же они, соискатели одной из самых респектабельных отечественных литературных премий? Начнем, как того требует вежливость, с дам. Кто. Гранд-женщина Татьяна Толстая во вторник стала лауреатом премии "Успех" (что быстро снижает ее шансы на лауреатство в четверг — вероятнее, исходя из этого она и отказалась почтить букеровский ужин). Удачно начинав в годы перестройки хорошими рассказами, она много лет преподавала за океаном. Возвратившись, ворвалась в нашу жизнь целой серией броских газетно-журнальных публикаций.

И вот, по окончании долгого перерыва — "Кысь". Реакция прессы различная. От хвалы до хулы. Но книга стала культовой в студенческой среде, и это первый по окончании Виктора Пелевина случай, в то время, когда важный писатель покусился на ту нишу, где царствует фэнтези, Маринина с Дашковой и, пускай меня кто-нибудь опровергнет, женский роман. Что. "Кысь" — роман-антиутопия периода позднего постмодернизма. Это и русофилия и русофобия в одном флаконе.

Это роман о неизбывной российской литературоцентричности, где книга — основной соблазн, за что возможно, но, и схлопотать обоюдоострым железным крюком по пузу. Кто. Людмила Улицкая не гранд, а просто женщина, приятная во всех отношениях. Это ее третье вхождение в шорт-лист Букера.

Пора, казалось бы, и честь знать, другими словами премию дать. Действительно, и "Сонечка", и "ее дети и Медея" были, на мой взор, более хороши Громадного Букера, чем "Казус Кукоцкого". Так так как и Владимир Маканин стал лауреатом премии не за отличный "Лаз" и большой "Андеграунд", а за куда менее хороший "Стол, покрытый сукном и с графином посередине". Так что прецедент имеется. Что. "Казус Кукоцкого" — хорошая домашняя сага, с его ответвлениями и сюжетом, с несколькими поколениями, с некоторым натурализмом. Что модно.

И в то время, когда бы не "путешествия" одной из героинь, Елены, не ее, неотёсаннее говоря, улеты в личный абсурд, либо "в седьмую сторону света", я бы с уверенностью назвала Улицкую фаворитом. Сейчас о писателях-мужчинах. Кто и что. Начнем с романа Александра Чудакова "Ложится мгла на ветхие ступени". Он уже вышел отдельной книжкой в издательстве "ОЛМА-ПРЕСС", в очень сильно расширенном варианте, но выдвинут на Букера был по журнальной публикации в "Знамени". Весьма хорошее автобиографическое повествование написано весьма хорошим человеком.

Главный герой Антон — очевидное alter ego автора — живёт жизнь совместно со страной, не избежав фактически ни одной болевой точки ее истории. Закрыв последнюю страницу, испытываешь огромную признательность и к Антону, и к Александру Павловичу. Но все эти эмоции не имеют отношения к твёрдой премиальной обстановке, в которой роман Чудакова, увы, не фаворит.

Что и кто. "Господин" Анатолия Наймана весьма любопытный по-своему книга. В первую очередь, само собой разумеется, личностью Берлина и самого сэра, и не только тем, что он то ли был, то ли не был в родных отношениях с Анной Ахматовой. Весьма интересно смотреть за тем, как господин мыслит, как формулирует ответственные для обоих собеседников и для читателей вещи. Лишь не роман это, увы. Не смотря на то, что жюри, по всей видимости, считает в противном случае. Что и кто.

Роман Алана Черчесова "Венок на могилу ветра" уже стал "малым" лауреатом опытной литературной премии имени Аполлона Григорьева. Правильнее всех о нем сообщил питерский критик Никита Елисеев: "Черчесов замахнулся на эпос, на воссоздание мира гибельных страстей, сильных мужчин, прекрасных дам, дикой природы, черкесок, газырей, папах, ружей, умыкания невест и другого — в равной степени экзотичного, этнографичного, пышного и оперного". Однако мало кто продерется через всю эту экзотику, к тому же и в таком количестве. Но уж но тот из участников жюри, кто продерется, совершенно верно будет голосовать за Черчесова.

Кто и что. Вот мы и дошли до сладенького — до романа Сергея Носова "Хозяйка истории". Его желали изъять из шорт-страницы, поскольку журнальный вариант был размещён в 1999 году. Книга же вышла в 2000-м. Говорят, что книжный вариант принципиально отличается от журнального, другими словами формально роман проходит в конкурс этого года. Я просматривала книжный вариант.

Сюжет, прямо скажем, небанальный. Из тех, про каковые кроме того и не знаешь, как писать на страницах солидной газеты. Меньше, некая дама владеет неповторимым бесплатно — на протяжении, пардон, оргазма она провидит будущие серьёзные политические события. Ну и все такое другое. В случае если данный роман возьмёт Букера, -"кину все, отращу себе бороду и бродягой отправлюсь по Руси".

Примечание редактора. Ну, по поводу бороды это вы, тетенька, хватили. Написать комментарий

// среда, 5 декабря 2001 года

Шесть к одному

Ее правильное имя — Букер-Smirnoff. Победитель возьмёт 12 500 долларов. Пять вторых финалистов — по 1000, что также хорошо. Помимо этого, будут чествовать лауреата "Букера десятилетия", избранного из обладателей премии, — прозаика Георгия Владимова.

Что на церемонию, вероятнее, не приедет. Кроме этого, как Татьяна Толстая, чья "Кысь" значится в шорт-странице
скопируйте данный текст к себе в блог:

// среда, 5 декабря 2001 года

Шесть к одному

Ее правильное имя — Букер-Smirnoff. Победитель возьмёт 12 500 долларов. Пять вторых финалистов — по 1000, что также хорошо.

Помимо этого, будут чествовать лауреата "Букера десятилетия", избранного из обладателей премии, — прозаика Георгия Владимова. Что на церемонию, вероятнее, не приедет. Кроме этого, как Татьяна Толстая, чья "Кысь" значится в шорт-странице Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru