Сквозная рана

Воистину бывают необычные сближенья: открывающие девятый номер "Нового мира" строки Сергея Стратановского нереально принимать вне ужасного контекста сентябрьских событий: "Он сообщил: "Красота разрушенья сильней/ Красоты созиданья…/ Красивы горящие строения/ Акт мастерства Нерона,/ вернее сообщить, артефакт…" Страшновато просматривать, практически так же, как слышать, что в Америке вошла в моду татуировка "11 сентября". И текст выступления Сергея Аверинцева на интернациональной конференции "Преодоление тоталитаризма как неприятность: попытка ориентации" звучит по-новому актуально. Круг тем: "Тоталитаризм — либерализм", "Восток — Запад", "Российская Федерация — Америка" — заявлен во всех обозреваемых изданиях. Что ж, признаем за Татьяной Бек: "Как бывают белые ночи, так бывают тёмные дни"

В прозаическом разделе "НМ" — начало романа Александра Мелихова "Любовь к отеческим гробам". Создатель знакомит нас с фантомами, "носившими имена родных и привычных", попутно рассуждая об изюминках национальных характеров и патриотизме, либо о том, что дружба отца с сыном — либеральная дурь, либо о том, как "собрания партийных долдонов" сменились "сборищами демократических позеров". Поверх бытовой суеты и довлеющих бытийных неприятностей — осознание: "Мне никто не окажет помощь". Маленькие рассказы Григория Петрова ("Такая вот любовь"), где самые немыслимые события происходят полностью естественным образом.

Александр Генис. "Трикотаж". Жанр выяснен (кстати, весьма совершенно верно) как автоверсия: "Я верю в то, что пишу, но не живу по собственной вере". Стоит подметить эссе О. Шамборант "Жизнь как римейк" и глубокую рецензию Н. Елисеева на двухтомник прозы Елены Ржевской. "Октябрь".

Полномера дано публикации очередных глав из книги Анатолия Ананьева "Призвание Рюриковичей, либо Тысячелетняя тайная России" (версии, основанные на исторических свидетельствах, документах и фактах). Персонажи повести Петра Алешкина "Русская катастрофа" формулируют "основную беду отечественную" исходя из смешного рассказа: адский котел, предназначенный русским, ненужно закрывать, стоит кому-то выбраться, другие втянут назад. Воздействие переносится из России в Америку, крутой сюжет, роковые страсти ("из него вырвался дикий крик"), Драйзер отдыхает. Владимир Березин, создатель рассказа "A chi Italia?", честно даёт предупреждение: "Это повествование не легко тем, что ежедневник начинает отдавать литературой".

В этом же номере "Ежедневник" Александры Львовны Толстой, и его стоит прочесть непременно. В 1903 году ей девятнадцать: "Довольно часто приходит в голову: как я буду жить позже, чем я буду жить? /…/ Вот уже год, в противном случае и больше, что я особенно ощущаю, что все у меня сосредоточено на отец…" И вся жизнь состоится в данной сосредоточенности… Ольга Славникова в эссе "Детям до восемнадцати" разбирает две самые скандальные книги года — "Низший пилотаж" Баяна Ширянова и "Обнажённая пионерка" Михаила Кононова — и думает о современном "проекте взрослого человека" и туманном будущем литературы.

В трех последних номерах "Звезды" — роман Игоря Ефимова из американской судьбы "Суд да дело". Попытка (в полной мере удавшаяся) скрестить традиции остросюжетной и психотерапевтической прозы. По окончании нашумевшей публикации тома переписки имя Ефимова рефлекторно вызывает в сознании имя Довлатова.

И справедливо: к 60-летию Сергея Довлатова "Звезда" подготовила его письма к Владимовым. Как неизменно, довлатовское прямое высказывание парадоксально и афористично: "Последние лет десять я пишу на одну-единственную тему, для русской литературы классическую и ни при каких обстоятельствах никем не отменявшуюся — о лишнем человеке. При том, что, по моему глубокому убеждению, все люди — более либо менее лишние, а все неприятности в принципе неразрешимые". Заслуживают внимания реконструкция незавершенного романа Юрия Слепухина "Не подводя итогов" ("свидетель собственной своей эпохи и страны", об этом он и думает) и подборка стихов Дениса Датешидзе. Новые переводы представлены записями Франца Кафки, фрагментарными, различных лет. "Знамя" предлагает мелкий роман Леонида Зорина "Кнут" — едкий, гротескный текст, воспроизводящий механизм создания дутых фигур, доморощенных гениев — вечный в русской литературе сюжет.

пошлости бомонда и Изобличение дурости (просматривай: тусовки). Неизбежно — наличие дьявольского умысла. Наблюдения писателя совпадают с выводами социолога: несколько недель назад в интернетовском "Русском издании" Борис Дубин подчернул, что "оформился необычный, не хорошо структурированный, не смотря на то, что в полной мере трудящийся механизм — тусовка. По всей видимости, это и имеется сейчас ведущая форма организации в культуре по большому счету.

Тут сложились собственные ритуалы: презентации, премии, конкурсы". Но вот утверждение, что новых групп не существует, — спорно. Подтверждение тому — полемика около романа Д. Быкова "Оправдание", взявшего на недавней книжной ярмарке премию "Дебют". "Знамя" посвящает ему резкую, столь же хлесткую, как и многие критические высказывания самого Быкова, статью С. Хазагеровой. Накал страстей около романа, честно говоря, удивляет, но в первой собственной части, где идет филологический анализ текста, статья очень важна.

Что подтверждается и при чтении этого номера "Знамени", на прозаическом пространстве которого гремит урчащий баритон, пламенеют зеленые зрачки и у человека с изогнутым клювом (носом) ухмылка обнажает клыки, а его друг задает вопрос, взволнованно бреясь… Не разочаровывают три новых опыта Александра Хургина в жанре рассказа, объединенных заглавием "Иллюзия". Плотная вязь текста неожиданно обрывается, и ты проваливаешься в вакуум — опустошенность, одиночество, что так истово пробуют скрыть от вторых и от себя его храбрецы. "Столичное время" Алексея Алехина, где сон переплетается с явью, продолжается в мемуарах Леонида Рабичева "Манеж 1962, до и по окончании" — "уж весьма похоже на отечественное время". Очень отмечу статью Н. Ивановой "Пересекающиеся параллели" из нового цикла "Пастернак и другие". Тут "вторая" — Ахматова.

В прозаическом разделе "Дружбы народов" — повесть "Суссана с двумя "с" Рады Полищук ("Нежданная поздняя любовь настигла Суссану как инфаркт — ударом стрелы прямо в сердце") и "Поющие в сети" Владимира Тучкова — если не продолжение, то следствие книги "Смерть приходит по Интернету": богатые люди жаждали быть обрисованными в новой книге, он и обрисовал одиннадцать душ, "в полной мере честно и беспристрастно, как в большинстве случаев, применяв максимум авторского произвола", оговорив: искать показатели настоящей судьбе бессмысленно. Данный номер "ДН" четко делится на реальную жизнь и литературу. О жизни — субъективно, остро, дискуссионно — пишут Геннадий Трошев (главы из чеченского ежедневника) и Лидия Чуковская (фрагменты книги, начатой в 1972-м и незавершенной — полемика с Н.Я. Мандельштам), Ольга Лебедушкина (литкритическая статья "Роман с немцем, либо Русский человек на rendez-vous c Западом") и Григол Робакидзе (эссе 1935 года "Чувство бытия на Западе и Востоке" очень современно и вовремя). О жизни — очерк Валерия Липневича "Путешествие для бедных".

Проехав от Москвы до Минска на электричках, создатель собрал богатейшую панораму типажей, историй судеб, точек зрения на сегодняшнюю судьбу двух соседних государств. Текст пара "вянет", в то время, когда создатель принимается философствовать — как сообщил один осознающий человек: перестаешь слышать стук колес. Написать комментарий

// понедельник, 8 октября 2001 года

Сквозная рана

Воистину бывают необычные сближенья: открывающие девятый номер "Нового мира" строки Сергея Стратановского нереально принимать вне ужасного контекста сентябрьских событий: "Он сообщил: "Красота разрушенья сильней/ Красоты созиданья…/ Красивы горящие строения/ Акт мастерства Нерона,/ вернее сообщить, артефакт…" Страшновато просматривать, практически так же, как слышать, что в Америке вошла в моду татуировка "11 сентября". И текст выступления Сергея Аверинцева на интернациональной конференции "Преодоление тоталитаризма как неприятность: попытка ориентации" звучит по-новому актуально. Круг тем: "Тоталитаризм — либерализм", "Восток — Запад", "Российская Федерация — Америка" — заявлен во всех обозреваемых изданиях. Что ж, признаем за Татьяной Бек: "Как бывают белые ночи, так бывают тёмные дни"
скопируйте данный текст к себе в блог:

// понедельник, 8 октября 2001 года

Сквозная рана

Воистину бывают необычные сближенья: открывающие девятый номер "Нового мира" строки Сергея Стратановского нереально принимать вне ужасного контекста сентябрьских событий: "Он сообщил: "Красота разрушенья сильней/ Красоты созиданья…/ Красивы горящие строения/ Акт мастерства Нерона,/ вернее сообщить, артефакт…" Страшновато просматривать, практически так же, как слышать, что в Америке вошла в моду татуировка "11 сентября". И текст выступления Сергея Аверинцева на интернациональной конференции "Преодоление тоталитаризма как неприятность: попытка ориентации" звучит по-новому актуально. Круг тем: "Тоталитаризм — либерализм", "Восток — Запад", "Российская Федерация — Америка" — заявлен во всех обозреваемых изданиях. Что ж, признаем за Татьяной Бек: "Как бывают белые ночи, так бывают тёмные дни" Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru