Смена элит

Отставку главы президентской администрации Александра Волошина ожидают со дня на сутки. Это уже больше чем слух: в среду показалось соответствующее прошение за его подписью, не смотря на то, что официально пресс-служба президента все продолжала скорее отрицать. Его уход станет знаком смены элит в Российской Федерации. Но только знаком — не обстоятельством. Приведет ли смена элит к смене курса, как о том уже поспешили заявить кое-какие политики и комментаторы?

Волошина в ближайшем окружении президента возможно отнести к немногим экспертам, разбирающимся в экономике. До кремлевского кресла он посвятил ей пара лет судьбе, а также на стезе бизнеса. В связи с последним событием кое-какие кроме того предполагают, что к нему по окончании отставки смогут появиться вопросы со стороны Генеральной прокуратуры

Отставку главы президентской администрации Александра Волошина ожидают со дня на сутки.

Это уже больше чем слух: в среду показалось соответствующее прошение за его подписью, не смотря на то, что официально пресс-служба президента все продолжала скорее отрицать. Его уход станет знаком смены элит в Российской Федерации. Но только знаком — не обстоятельством. Приведет ли смена элит к смене курса, как о том уже поспешили заявить кое-какие политики и комментаторы? До тех пор пока такие выводы кажутся преждевременными. В случае если, очевидно, под сменой курса не подразумевать ревизию некоторых правил игры, установившихся в рамках совокупности "олигархического капитализма", созданного еще в середине 1990-х.

А вот перераспределение собственности практически неизбежно. История еще не знает случаев, дабы смена элит происходила без такового. Этапы громадного пути Александр Волошин может записать в собственный актив минимум два дела общенационального масштаба.

В мае 99-го вместе с ближайшими соратниками предотвратил импичмент Бориса Ельцина, что угрожал ввалить страну в хаос предвыборных амбиций, в августе того же года — отыскал Путина, за квартал сделал из него политика № 1, и вдобавок через квартал помог прийти к президентству. Следующие годы Волошин занимался тем, что вылавливал ляпы вторых, прятал их в стол, дабы не позорить президента и страну, и давал поручения подготовить более осмысленные документы. Довольно часто закрывал отсутствие компетенции вторых. Кремлевские источники говорили, как последовательность высоких чинов — соратников президента звонил Путину и жаловался, что не легко, не получается, неприятели мешают. А президент позже звонил Волошину.

Тот засучивал рукава и исправлял чужие неточности. Его в ближайшем окружении президента возможно отнести к немногим экспертам, разбирающимся в экономике. До кремлевского кресла он посвятил ей пара лет судьбе, а также на стезе бизнеса.

В связи с последним событием кое-какие кроме того предполагают, что к нему по окончании отставки смогут появиться вопросы со стороны Генеральной прокуратуры. Отнести Волошина к святым не осмелятся кроме того его верные поклонники и ближайшие коллеги. Все же как раз его направляться отнести к творцам совокупности так называемой "управляемой демократии", в рамках которой и выборы в Российской Федерации сейчас происходят как раз так, как они происходят, и Ходорковский начинает "играться в политику" как раз так, что взбесил Путина, и самого Волошина провожают с работы по его просьбе как раз так, как это делается. Волошин подыгрывал, лоббировал.

Был мастером кулуарной интриги. О его комбинациях в самый раз слагать легенды. То, что он блестящий управленец, вряд ли кто оспорит. И его лояльность президенту, по каким шкалам ни измеряй, не меньше, чем у тех, кто относит себя к ближайшим, "еще с питерских времен", сподвижникам Путина.

Он был рядом, в то время, когда Путин показался. Остальных пригласили позднее. Как раз исходя из этого частично сейчас Волошин уходит без скандала, соглашаясь развести во времени арест Ходорковского, что был последней каплей, заставившей его написать заявление, и фактически уход. Урок Бориса Ельцина Фраза, сообщённая одним из политиков, которую "Известия" приводили еще летом: "Президент никому не доверяет" — сейчас не просто сохраняет актуальность, но получила особенный, чуть ли не сакральный суть.

Президент никому не верит до конца. Это, возможно, весьма не легко, в то время, когда ты один и не с кем поделиться. И наряду с этим все наблюдают на тебя, ловят каждое слово и ожидают реакции по небольшому предлогу… Говорят, Путин вызывает к себе по нескольку экспертов из одной области, дабы сверить "показания", кроме того если они касаются технических вопросов.

По всей видимости, привычка никому не доверять вышла из разведпрошлого, наложилась на темперамент и усугубилась опытом собственным и первого президента, в то время, когда "сдать" пробовали собственные же. Отпуская Волошина, а быть может, и некоторых родных ему людей в администрации, он попытается в меру сил вернуть баланс. Так, как он его осознаёт. В случае если, по таковой логике, отставка Волошина — победа "питерских чекистов", "силовиков" в широком смысле, то кресло главы администрации обязан занять "несиловик". Наверное бюрократ, тяготеющий к "домашней" школе, без политических амбиций, с претензией на то, дабы его кроме того со временем именовали "либералом" (на Западе -"голубем").

Мы знаем фамилию человека, которого советовал на должность преемника Путину сам Волошин, не начнём называть ее, чтобы не "сжечь". В соответствии с кремлевской логике, человек, названный прессой самый вероятным преемником на пост, как правило ее в следствии не занимал: не обожают у нас, дабы вольнодумная пресса "подсказывала" национальные ответы. Волошин уже давно просился в отставку, зная, что не вписывается в новый аппаратный расклад, не первый месяц (а правильнее — год) характеризующийся наступлением "силовиков" по всем фронтам. Его уход — знак смены элит, начавшейся с приходом Владимира Владимировича Путина. У новой элиты — собственные ожидания от власти. В случае если подразделить экономическую элиту на три группы — топливно-энергетическую, промышленную и военно-промышленную (к последней тесно примыкают всяческие разведслужбы, деятельно втягивающиеся в рынок в последние три года), то барыши этапа начального накопления начала 90-х были распределены очевидно неравномерно.

В этом смысле передел собственности неизбежен кроме того с позиций стабильности страны. К тому же многомиллионный класс чиновничества, наконец раскусив все прелести рынка, кроме этого требует собственной доли пирога. Формирование в путинской России национально-чиновничьего капитализма — итог удовлетворения как раз этих требований. Мечты 90-х — на подписку о невыезде С пресловутыми "домашними" олигархами — в 1990-е назначенными властью быть олигархами — было все ясно: близость к верхам и приверженность клановой политике в сочетании с комплектом демократических представлений об обществе, частью которых есть, к примеру, приверженность свободе слова. Устойчивая нелюбовь к чекистам и коммунистам, не вылившаяся, но, ни в люстрации, ни в разгон КГБ (не смотря на то, что встрясок и реформ было большое количество) либо запрет на профессию советским функционерам. Эта элита, взяв полстраны бесплатно либо задешево, смогла все же — анализ способов покинем оперативно для Генеральной прокуратуры, неоперативно — для историков — создать на руинах "совка" десятки очень хорошо трудящихся корпораций, снабжающих на данный момент стране 50 млрд торгового профицита и солидную часть ее ВВП, что президент разрешил задачу удвоить за 10 лет.

Политически же эти люди до последнего дня, вернее до последней субботы, в то время, когда они писали отчаянное обращение к президенту прося выслушать их в связи с делом "ЮКОСа", вели себя легкомысленно и самонадеянно. По всей видимости, до последнего веря, что снова удастся договориться. Они так и не выдвинули вразумительного фаворита из собственной среды, не озаботились политическим позиционированием, предпочитая способы "заносов" решающим вопросы госслужащим и приобретение оптом парламентариев. Эти же люди "от политики" находились у истоков "управляемой демократии".

С эмоцией безотносительной правоты они выстроили сегодняшнюю Думу, подвластную и подотчетную первому лицу и его ближайшему окружению. Во многом приложили руку к тому, дабы среди депутатского корпуса было как возможно меньше броских, сильных и независимых фигур, а уже имеющиеся были максимально "договороспособны". Не владеющие таковыми навыками были металлической рукой задвинуты в меньшинство.

Сейчас эта масса меняет начальников и, преобразовываясь в полубесформенную глыбу без принципов и задач, придавливает прошлых. "Строители" предполагали это еще 2-3 года назад. Но оправдывались, что "страна может трудиться лишь на ручном управлении". Сейчас рычаг уходит в другие руки. Они были вовлечены в создание вертикали власти, под которой кроме этого были погребены региональное свободомыслие и самостоятельность, а "откаты" и "заносы" остались.

Они же создали те самые управляемые "органы", которыми сейчас руководят другие, выписывая ордеры на арест. Так оказалось… Они обеспечили посты и сохранность тем, по одному телефонному звонку которых срочно выезжала "бригада" и "валила". Лицемерие было возведено в добродетель не в момент падения свободных избрания и телеканалов культовых губернаторов, а годами раньше, в то время, когда на административном ресурсе приобретали квоты, целые отрасли и бюджетные ссуды.

И наряду с этим они не озаботились созданием той самой политической совокупности, того общества, которое имело возможность бы им обеспечивать так недостающий на данный момент свободный суд и обезопасить от резких перемещений прокуроров. Но общество молчит. А олигархи 1990-х, в особенности бизнес-гиганты, уже ни при каких обстоятельствах не смогут снискать народного понимания, пускай кроме того израсходовав миллионы на пиар. Исходя из этого по экономическим обвинениям сейчас будут скорее сажать, а не брать подписку о невыезде.

Мечты 90-х о гражданском обществе в Российской Федерации остались нереализованными. И все же не волошины, с одной стороны, и ходорковские, с другой, виноваты в том, что они не реализованы. И те, и другие так, как вычисляли нужным.

Им так как никто не перечил! Общество само не применяло собственный исторический шанс. В этом смысле сейчас ни у кого — ни у Волошина, ни у Путина, ни у Генеральной прокуратуры — нет второй возможности, не считая как продолжить уже начатую партию.

Вопрос в том, будут ли уже по ходу "игры" введены новые правила, чтобы не допустить то, что сейчас думается неизбежным. Цугцванг. Это в то время, когда уже некуда ходить или в то время, когда любой следующий движение заведомо ведет к поражению. "Нестяжатели" в погонах Что смогут предложить новые? У них громадное преимущество: в глазах народа они не выглядят "обогатившимися на нищете народной буржуями", они не вывозили десятки миллиардов за кордон, в то время, когда вся страна бедствовала.

Как раз нелюбовь народная к богатеям (поздновато предприниматели отыскали в памяти о нестяжательстве и любви к ближнему) — их основной козырь. Но имеется у них и одно не сильный место: они до сих пор — практически за 4 года собственного нахождения во власти — не показали ни одного успешного экономического предприятия в широком смысле этого слова. Восстановление силовой составляющей — да, произошло. Но она не может быть стержнем страны, о которой говорит Путин.

Она возможно только инструментом, действенным либо неэффективным, но — одним из многих. Необходимы примеры в других сферах: экономической и социальной в первую очередь. Дабы те, кто сейчас бьет во все колокола по поводу того, что "наилучших и прогрессивных сажают", убедились: "новые" имеют некие правила, систему ценностей, цели и стратегию. До тех пор пока этого не видно.

До тех пор пока на этот счет имеются только плохие подозрения, навеянные прошлыми знаниями о том, что такое ВЧК-НКВД-КГБ в экономике и политике. Их предстоит или развеять, или, увы, укрепить. До тех пор пока просматривается только тактика: зарвавшихся приглушить, вывоз капитала остановить, отъявленных нахалов посадить.

Сами по себе лозунги выглядят несомненно. Сатана, как неизменно, в подробностях. Тактика трудится только на маленьком отрезке, не проясняет, для чего "все это", и так же, как и прежде никак не соотносится с заботами миллионов. Которым необходимы спокойные улицы, утепленные дома, нормальные зарплаты и хорошие школы.

Изгнание Гусинских-Березовских, посадки предпринимателей из "золотой дюжины" ни на каплю не подвинули до тех пор пока страну к тому, что необходимо ей. Она спокойна так же, как и прежде благодаря большим стоимостям на нефть, отсутствию системной оппозиции высшей власти, которая имела возможность бы подтачивать стабильность, и национальному пофигизму (во власти же пока не отмечается никакого жажды признать как раз полезность оппозиции для развития общества). Из этого, кстати, прогнозы, что элита будет не изменяться, а только "преображаться". "Они будут рекрутировать из обоих лагерей", — увидел большой чин президентской администрации.

Новая элита: вопросы без ответов Совокупность олигархического капитализма непременно должна была быть демонтирована. Мы — свидетели этих "строительных работ". Каски не окажут помощь, балки сыплются на головы независимо от того, стоишь ты "под стрелой" либо нет. Один из фаворитов русского бизнеса на встрече с сотрудниками недавно пошутил: "О каком заявлении мы тут говорим? (Обсуждали именно письмо РСПП прося Путину выслушать предпринимателей. — "Известия".) Об уходе бизнеса с занимаемой должности?.." Но что приходит на смену? Подправленная управляемая народовластие?

Бархатный авторитаризм? Юго-восточная модель, с действенными корпорациями, управляемыми высшими государственный служащими, и полным табу на несогласие с "политикой партии"? Ответа нет. Приходящие ни словом, ни делом не обозначили собственных стратегических планов.

Мы не знаем, как они относятся к тому, дабы: — большие компании были частными (либо все же национальными?); — чужестранцы брали российские фирмы, а зарубежные менеджеры трудились на русских фирмах, а также на главных позициях; — неэффективных банкротили, а не наделяли льготами; — люди были в праве на защиту в честных справедливом суде и правоохранительных органах (таковых до тех пор пока нет, давайте не будем лукавить); — граждане ездили отдыхать за границу если не без въездной визы стран шенгенского договора, то хотя бы без выездной визы с печатью парткомиссии, а по телевизору наблюдали не только российские фильмы, а те, что хорошие; — обитатели больших городов отмечали хоть бы и Хэллоуин, а не только Троицу; — наконец, депутаты были независимыми, но важными, а финансирование их избирательных кампаний осуществлялось бы не по необычным госрасценкам ВЦИК, а просто открыто для общества; В отношении уходящей (правильнее, уходимой) элиты мы можем поставить однозначное "да" против всех пунктов. Сомнение вызывает только последний, не смотря на то, что сами они говорят, что заняться этим позднее, при более зрелом стране. В отношении элиты приходящей мы не знаем настоящего ответа ни на один вопрос. Публичность не их стезя, не смотря на то, что и с непубличными мнениями о том, какой бы они желали видеть Отчизну, негусто.

До тех пор пока о них возможно сообщить мало. Итак, первичные показатели "силовика": — жёсткая любовь к Отчизне (с неприятелями боремся, но где сейчас неприятели — на Западе иль на Востоке?); — жёсткая нелюбовь к магнатам (действительно, умело сочетается с различными внебюджетными фондами помощи, окружающими силовые структуры, и собственным, столь же теневым бизнесом); — чувство локтя и по большому счету понятие команды на порядок выше, чем у "домашних". Лояльность обычно ставится выше профессионализма; — гордость "новичков", выраженное в демонстрации принадлежности к новой "касте" — "сейчас мы главные", но наряду с этим никакого кича — костюмы и золотые запонки "Зенья" не являются определяющими. Замечание одного из представителей "новых" о том, что не так долго осталось ждать страна будет вторая, возможно, справедливо. Но какой она будет, узнаем позже.

Исходя из этого нынешнее осеннее ухудшение, последний либо один из последних боев, может иметь минимум 2 сценария. Сценарий первый. Силовые действия правительства предержащих непременно поспособствуют тому, дабы в ответ на "наезд" предприниматели не только спешно выводили деньги за кордон, но и обучались трудиться по новым правилам. К примеру, инвестировать в Россию, а не в экономику вторых стран. Второе.

Обновление верхнего предпринимательского слоя разрешит продвинуться среднему звену, которое не стояло у национального пирога в 90-х. Наконец, испуг от активности людей в погонах может все же послужить толчком к действиям тех, кого принято именовать социально активными. Это смогут быть региональные организации, отслеживающие соблюдение прав человека либо воюющие с зарвавшимися государственный служащими, это возможно часть губернаторского сословья. По большому счету тех, кто примет новые правила игры. Второй сценарий куда менее приятен.

Ушедших будут добивать комплектом классических средств, уже демонстрируемых на предпринимателях и экс-министрах. Машина кроме того выборочных репрессий отличается той нехитрой изюминкой, что она не имеет ни тормозов, ни кроме того "коробки передач". Это лишь думается, что ею руководишь и любой момент можешь остановить.

Разогнавшись, она может переехать кого угодно. Кроме того водителя. А так как общество грубо говоря возражать не будет (скорее — злорадствовать), то подобные механизмы смогут стать обыденностью, в особенности политической. Такими же они останутся к моменту начала поиска преемника — 2006-2007 годам.

И вот тут может начаться "мясорубка": потому, что сейчас все знают: до 2008 года борьбы Путину быть не имеет возможности, главные силы будут концентрироваться на выдвижении преемника. "Битва титанов" может пойти не на судьбу, а на смерть. Если сравнивать с ней разборки бизнеса с привлечением "тяжелой артиллерии" в виде силовых органов 1997 года покажутся райским садом, спокойным и благостным. Их облагородит аудит Как смогут оказать влияние на оба эти сценария внешние события? Многие из тех, кто выступает в протест действий Генеральной прокуратуры в отношении Ходорковского, по привычке апеллируют к Западу. Дескать, он не должен покинуть без внимания угрозы политическим свободам, кои несут в себе и выборочное использование закона против политически активных олигархов, и наступательные действия людей в погонах против бизнеса в целом. Такие апелляция сейчас наивны.

По нескольким обстоятельствам. 1) Путин уже наладил приличные контакты с западным фаворитами и убедил их, что Российская Федерация под его управлением уже не станет неприятелем, но есть привлекательным местом для инвестиций. 2) Завязнув в борьбе с "интернациональным терроризмом" (в частности, в Ираке) Запад во главе с США испытывает недостаток в Российской Федерации под твёрдым контролем нынешнего президента — как союзнике в таковой борьбе. Российская Федерация — альтернатива поставкам источников энергии из менее предсказуемого исламского мира. На фоне Саудовской Аравии, на чьи деньги произошло "11 сентября", Российская Федерация будет побеждать неизменно, даже в том случае, если посадят несколько сотню ходорковских.

Кто как раз будет поставлять нефть — "ЮКОС" либо "Роснефть" — не имеет значение. 4) Запад уже "накушался" таких плодов несовершенной российской демократии, как поток мигрантов, вызывающих большие сомнения капиталов и еще более вызывающих большие сомнения их обладателей. Запад кроме того готов приветствовать борьбу Путина с "олигархической экономикой". Никакого пиетета ее столпы на Западе не вызывают. 5) Запад готовься играться с новой элитой по аналогичной схеме, что игрался с брежневским СССР либо играется сейчас с той же Саудовской Аравией, Пакистаном, наконец, коммунистическим Китаем: в случае если условия бизнеса привлекательны, то беседы про права человека возможно покинуть Совету Европы, они не сломают отечественных совместных проектов. И сделка "ЮКОСа" и "Экссона" состоится.

Вот заметите, через некое время начнутся попытки с обеих сторон договориться в обход Ходорковского. В отношениях с Западом имеется, действительно, незаметная ловушка. Придется принять кое-какие условия. Новой элите нужно будет отказаться от всяких резких враждебных выпадов — будь то ядерные договора с Ираном либо попытка поставить под "имперский" контроль кое-какие страны бывшего СССР.

Помимо этого, новая элита, как ни дико это покажется иным ее представителям сейчас, чтобы врасти в мировую экономику (а данный вектор представляется необратимым, в случае если лишь данной элитой не овладеет суицидальный синдром наложить на себя руки и со страной в нищете автаркии), обязана будет пойти по пути Михаила Борисовича Ходорковского. Другими словами придерживаться совсем отчётности и определённых принципов аудита, принятых во всем мире. В самом широком смысле этих понятий. Грамотный "контроль и бухгалтерский учёт" еще не из таких людей делал в полной мере цивилизованных космополитов… Станислав Белковский, генеральный директор Университета национальной стратегии: — Еще в пятницу отставка Волошина была нереальна, но за последние дни обстановка как следует изменилась. Были приняты 2 политических ответы, каковые Путин не согласовал с Волошиным: арест Ходорковского и прошение о неосуществимости торга с большим капиталом.

в течении всех лет его нахождения у власти Волошин позиционировал себя как человека, что наделен эксклюзивными функциями осуществления контактов между президентом и различными слоями элиты. Ни одно главное ответ не могло быть принято без согласования с Волошиным и не учитывая его точки зрения. В последние дни элитам был отправлен сигнал, что Волошин больше не есть посредником между верховной властью и политико-экономической элитой страны.

На политической ситуации случившееся отразится благотворно, потому, что Волошин есть знаком манипулятивной демократии, пренебрежения к политике как такой, подмены ее аппаратными ходами. Ольга Крыштановская, Университет социологии РАН: Бизнес-элиты не будет — Настает эра, в которой будут функционировать другие правила. Это будут радикальные перемены. Территория контроля страны над обществом будет существенно расширена. Все те либеральные сокровища, о которых мы уже привыкли думать, что они фактически незыблемы, больше не будут незыблемыми. Личная собственность а также.

Я знаю, в президентской команде имеется люди, каковые создали замысел: стратегические отрасли будут национализированы. Это, в первую очередь, коснется нефтяной отрасли. Вероятен пересмотр итогов не всей приватизации, а лишь залоговых аукционов 1995 года. Среди оставшегося частного бизнеса будут совершена селекция: одни будут признаны лояльными и патриотичными, другие — космополитами, каковые защищают интересы интернационального капитала.

Бизнесом была совершена глобальная, как сейчас уже видно, неточность. Он не соединил упрочнения всех демократических партий, не создал вправду сильную партию. Бизнес всегда диверсифицировал собственный политическое влияние, всем давал денег, а в то время, когда ему говорили, что необходимо объединяться, отговаривался.

Бизнес-элиты больше не будет. Не составит большого труда бизнес. Перемещение к авторитаризму уже не вызывает никаких сомнений. Будет строиться модель капиталистического авторитарного общества.

Не хочется вспоминать 30-е годы в Италии, Германии… Лучше забрать пример нынешнего Китая либо Республики Корея: большие чеболи под полным национальным контролем, но при наличии частной собственности. Интернациональная критика, непременно, будет.

Но умеренная. Президент достаточно эластичный человек, он останется влиятельным интернациональным фаворитом. И влияние его будет тем посильнее, чем большей будет территория его контроля над собственной территорией, и чем больше будет военная мощь.

Кто придет на место Волошина? Источники в Кремле говорят: нынешнее заявление Волошина третье и станет последним. "Он уйдет в конце данной семь дней, никаких выборов ждать не будет, и это верно в нынешней обстановке", — сказал день назад один из довольно часто захаживающих за зубчатые стенки политических менеджеров. Говорят, первое заявление Волошин подавал еще на гребне первой волны противостояния с силовым крылом, второе — в июле, по окончании ареста Платона Лебедева. Третье — по окончании Ходорковского. Но это только предлог. Последний год, говорят очевидцы, в репликах главы администрации все чаще проскальзывали шуточки: "Вы что желаете, дабы я до пенсии тут трудился?

Ну, сколько же возможно?" (весной было 4 года, как Волошин командует АП.) Волошин видел, что он меньше может противостоять идущим процессам. Ответственность за последствия этих процессов он нести не желает. Справедливо: если не можешь оказывать влияние на обстановку, нужно покинуть должность. Второй вопрос, что ответственность за ситуацию и курс в будущем Волошин разделяет со всеми, как раз исходя из этого на данный момент всех тревожит уже не вопрос, уйдет либо не уйдет Волошин, а кто придет на смену. — Неужто курс зависит от одного человека? — задал в среду вопрос обозреватель "Известий" одному влиятельному госслужащему, не тяготеющему к силовому крылу. — От человека, занимающего такую должность, зависит довольно много. В ней довольно много функций и символов.

А также в случае если на данный момент будет назначен некоторый временный человек, если он будет из "либерального" крыла, это крайне важно для всех. До тех пор пока именуют трех преемников. Первый — Владислав Сурков, один из сильнейших политтехнологов страны, соратник Волошина, прагматичен, либерален, как это вероятно в сегодняшних условиях, прекрасно разбирается в тенденциях. При наличии де-юре первого зама Волошина как раз Сурков, "легко" зам, играется эту роль практически.

Совершает время от времени неточности, каковые позже бьют по нему же, но все равно не сомневается в собственной правоте и начинает с присущей ему жесткостью разгребать то, что оказалось. Под ним на данный момент две главные темы — Дума и Чечня. Первую он взял сравнительно не так давно, но многие уверены в том, что отработал блестяще. Со вторым сложнее: как раз его, говорят, Путин назначил важным за итог "Единой России" на декабрьских выборах.

Наряду с этим ресурсы и рычаги все больше "утекают" в сторону силового крыла. Путин не вмешивается. Второй кандидат — Медведев. Питерец из "путинского призыва", но нейтральный, к силовому крылу не тяготеющий. Первый зам Волошина, которого раньше уже именовали преемником.

Возглавлял избирательный штаб Путина на прошлых выборах. Не смотря на то, что говорят, что ему не достаточно жесткости и он скорее похож на аккуратного государственного служащего, чем на политического менеджера. Как промежуточная фигура (причем не обязательно до будущей весны) может устроить многих.

Под ним на данный момент — формирование встреч и графика президента. По аппаратным меркам — громадный кусок полномочий, в свое время потребовалось много упрочнений, дабы забрать их у другого питерца, но уже "силовика" — Игоря Сечина. Медведев кроме этого занимается реформой госслужбы, но злые языки утверждают, что в данной реформе очень сильно ощущается влияние другого зама, исконно силового питерца — Виктора Иванова.

Реформа госслужбы идет до тех пор пока медлительно, но без радикализма. Кандидат третий — Игорь Шувалов. Сейчас ассистент президента, до недавнего времени — глава аппарата правительства.

Умелый бюрократ. Говорят, Шувалов "мало заигрался" в самостоятельность, и Касьянов, с весны очень близкий к президенту, от него избавился. Волошин трудоустроил его в АП, быть может, с предстоящей кадровой возможностью. Не смотря на то, что отнести Шувалова к теснейшим сподвижникам Волошина не рискнул бы никто: говорят, Шувалов в первую очередь "сам по себе". на данный момент занят темой консолидации политических сил, поиском общенациональных проектов, около которых объединились бы и "красные", и "белые", а попутно — удвоили бы ВВП, как приказал президент.

Именуют, но, еще 3 фамилии кандидатов. Уже принадлежащих к "силовому" блоку. Первый, которого вот уже 2 дня именуют все как чуть ли не предрешенного назначенца, — железнодорожник Владимир Якунин. Питерец, помогал Путину еще в мэрии, завлекал зарубежные инвестиции в ранние 1990-е, после этого перешел вместе с ним в Основное контрольное управление. В то время, когда Путин стал президентом, отправился по транспортной части, сперва нёс ответственность за портовые хозяйства в Российской Федерации, после этого был переброшен к железнодорожникам. Говорят, к нему обращались многие как раз из-за близости к президенту.

Президент ее ни при каких обстоятельствах не скрывал. Ожидалось, что именно Якунин возглавит созданное сравнительно не так давно РАО "РЖД", и для многих громадной неожиданностью стал приход в том направлении министра Геннадия Фадеева. Быть может, Якунина уже готовили для другого поста… Кандидат второй, именуемый в далеком прошлом, не смотря на то, что многие в Кремле уверяют, что это не более чем шутка и "уж его не будет совершенно верно", — сегодняшний глава ФСБ Николай Патрушев.

Его причисляют к столпам силового блока, многие уверены в том, что Генеральная прокуратура тяготеет как раз к Работе безопасности, не смотря на то, что другие возражают: ерунда, Устинов слушает лишь Путина. Как и Патрушев. Наконец, еще одна персона — кадровик, питерец, Виктор Иванов.

Зам Волошина, курирует кадры и Наградное управление. Персона закрытая и оттого — кажущаяся некоторым чуть ли не зловещей. Иванова причисляют к костяку путинской команды, не смотря на то, что последние два дня пошли и противоположные беседы: что, мол, его "сдадут" вместе с иными уходящими волошинцами, дабы "соблюсти баланс". Написать комментарий

// среда, 29 октября 2003 года

Смена элит

Отставку главы президентской администрации Александра Волошина ожидают со дня на сутки. Это уже больше чем слух: в среду показалось соответствующее прошение за его подписью, не смотря на то, что официально пресс-служба президента все продолжала скорее отрицать. Его уход станет знаком смены элит в Российской Федерации.

Но только знаком — не обстоятельством. Приведет ли смена элит к смене курса, как о том уже поспешили заявить кое-какие политики и комментаторы? Волошина в ближайшем окружении президента возможно отнести к немногим экспертам, разбирающимся в экономике.

До кремлевского кресла он посвятил ей пара лет судьбе, а также на стезе бизнеса. В связи с последним событием кое-какие кроме того предполагают, что к нему по окончании отставки смогут появиться вопросы со стороны Генеральной прокуратуры
скопируйте данный текст к себе в блог:

// среда, 29 октября 2003 года

Смена элит

Отставку главы президентской администрации Александра Волошина ожидают со дня на сутки. Это уже больше чем слух: в среду показалось соответствующее прошение за его подписью, не смотря на то, что официально пресс-служба президента все продолжала скорее отрицать. Его уход станет знаком смены элит в Российской Федерации. Но только знаком — не обстоятельством. Приведет ли смена элит к смене курса, как о том уже поспешили заявить кое-какие политики и комментаторы?

Волошина в ближайшем окружении президента возможно отнести к немногим экспертам, разбирающимся в экономике. До кремлевского кресла он посвятил ей пара лет судьбе, а также на стезе бизнеса. В связи с последним событием кое-какие кроме того предполагают, что к нему по окончании отставки смогут появиться вопросы со стороны Генеральной прокуратуры Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru