Сон варвара родил "Гамлета"

Для того чтобы "Гамлета" на сцене МХАТа имени Чехова еще не было. Шекспир тут ни при чем, представление не похоже и на драматический спектакль: действо составлено из живых картин, сменяющих друг друга, как будто бы кинокадры. «Наверное,» его создатель пристально наблюдал постановки известного американца Боба Уилсона, и тот оказал влияние на него так, как архитектура Версаля оказывала влияние на строителей сельских украинских усадеб. Представьте, что персонажи безупречно изысканных, выверенных и холодноватых сценических композиций Уилсона внезапно начали отплясывать гопака.

На фестиваль NET приехал еретик и варвар, его кличут Андрей Жолдак…

Для того чтобы "Гамлета" на сцене МХАТа имени Чехова еще не было. Шекспир тут ни при чем, представление не похоже и на драматический спектакль: действо составлено из живых картин, сменяющих друг друга, как будто бы кинокадры. «Наверное,» его создатель пристально наблюдал постановки известного американца Боба Уилсона, и тот оказал влияние на него так, как архитектура Версаля оказывала влияние на строителей сельских украинских усадеб. Представьте, что персонажи безупречно изысканных, выверенных и холодноватых сценических композиций Уилсона внезапно начали отплясывать гопака. На фестиваль NET приехал еретик и варвар, его кличут Андрей Жолдак. (Правильнее, Андрей Жолдак Тобилевич IV — три прошлых Тобилевича входят в число знатных основоположников украинского театра). Жолдак командует Харьковским отвлечённым драмтеатром имени Шевченко, театральная Москва относится к нему сложно.

Одни вычисляют его создателем нового сценического языка, другие — ловкачом, присваивающим все, что не хорошо лежит. В "Гамлете" Жолдак очень многое позаимствовал у Боба Уилсона и Феллини. А в "Одном дне Ивана Денисовича" (о скандале с этим спектаклем отечественная газета писала день назад) видна и ранняя Таганка, и кое-какие мотивы из фильма "Догвилль" Ларса фон Триера.

А свести все это воедино харьковский режиссер, согласно точки зрения недоброжелателей, не имеет возможности — суть его работ расплывчат, их структура напоминает коллаж. Но упрекнуть в этом как раз "Гамлета" запрещено — умный Жолдак добавил к заглавию пьесы слово "сны". Череде появляющихся невесть откуда видений не нужен сюжетный стержень, суть им ни к чему. Нужно расслабиться и наблюдать то, что показывает Жолдак, — к концу первого действия внимательный зритель впадет в медитативный транс. Вы не запомните то, что сменяет друг друга на сцене: эпизоды, где появляются обнажённый и позолоченный красивый мужчина Гамлет (накачанные мускулы, львиная грива, узкая набедренная повязка) и Офелия в трусиках и шапочке, карлик с большой бородой и крыльями, Клавдий в гангстерском плаще, размахивающая флажками железнодорожница и две мелких девочки (на одной тёмное, на другой белое платьице), сольются воедино. Девочки иногда кличут: "Гамлетэ!" — в микрофонах звучат переведенные на украинский отрывки из шекспировского текста.

С таким же успехом его возможно произносить по-марсиански: чувство шаманского камлания стало бы более полным. Жолдак, непременно, человек вдохновенный. Правильнее — вдохновенный дикарь: его "Гамлет" перегружен образностью, режиссерская фантазия не только необузданна, но и грубовата, а иногда и не в меру гламурна; осознать, куда летит спектакль, запрещено. Железнодорожница задает ритм, размахивая флажками; храбрецы спектакля — две Гертруды, два Клавдия, не значащийся у Шекспира отчим Офелии и иже с ними — загорают, размахивая ногами, как на протяжении синхронного плавания, а позже дружно пробуют прыгнуть в море (море — это мы, зрители). Офелия и Гамлет застывают на постаменте, и с небес на них сыплется снег — отливающее золотом и серебром конфетти.

Тёмный задник сцены, покрытое золотом стройное мужское тело, золотая метель, затаившаяся в углу чёрная фигура… Это прекрасно — хоть вырезай картину да вешай на стену — а свирепый волевой напор режиссера гипнотизирует зрителей. Действо летит вперед, образы наслаиваются друг на друга, и ты чувствуешь себя частью появляющейся на сцене волшебной действительности. Жолдак, само собой разумеется, дикарь. Но варвары приносят свежую кровь; его "Гамлет" решительно отличается от всего, что возможно заметить на столичной сцене.

В случае если, само собой разумеется, не брать в расчет шедшего в том же МХАТе Боба Уилсона. Сравнения с его работами "Гамлет" не выдерживает — картины Жолдака куда беднее. Он сооружает их, отталкиваясь от театральной мизансцены: Гамлет справа, Офелия слева, сверху падает конфетти.

Перевоплотить театр в иное, граничащее с живописью мастерство Жолдак не имеет возможности. К тому же кроме того самые изысканные его сцены довольно часто напоминают фотосъемку из дорогого актуального издания. Жолдак силен не знающей удержу, напоминающей о деревенском празднике витальностью — Боб Уилсон чуть ли закончил бы "Гамлета" сценой в публичной бане. А Жолдак дал в руки Клавдию, разнообразным Гертрудам и железнодорожнице блестящие алюминиевые шайки: актеры шустро намыливаются, во все стороны летит пухлая пена. В финале происходит маленькое чудо: театральный свет делается ласковее и прозрачней, обнаженные тела — кроме того немощные и дряблые — кажутся божественно красивыми. В Москву пожаловал еретик и варвар, о его работах возможно и необходимо спорить.

И все же Андрей Жолдак — очень гениальный человек. Написать комментарий

// среда, 12 ноября 2003 года

Сон варвара родил "Гамлета"

Для того чтобы "Гамлета" на сцене МХАТа имени Чехова еще не было. Шекспир тут ни при чем, представление не похоже и на драматический спектакль: действо составлено из живых картин, сменяющих друг друга, как будто бы кинокадры. «Наверное,» его создатель пристально наблюдал постановки известного американца Боба Уилсона, и тот оказал влияние на него так, как архитектура Версаля оказывала влияние на строителей сельских украинских усадеб.

Представьте, что персонажи безупречно изысканных, выверенных и холодноватых сценических композиций Уилсона внезапно начали отплясывать гопака. На фестиваль NET приехал еретик и варвар, его кличут Андрей Жолдак…
скопируйте данный текст к себе в блог:

// среда, 12 ноября 2003 года

Сон варвара родил "Гамлета"

Для того чтобы "Гамлета" на сцене МХАТа имени Чехова еще не было. Шекспир тут ни при чем, представление не похоже и на драматический спектакль: действо составлено из живых картин, сменяющих друг друга, как будто бы кинокадры. «Наверное,» его создатель пристально наблюдал постановки известного американца Боба Уилсона, и тот оказал влияние на него так, как архитектура Версаля оказывала влияние на строителей сельских украинских усадеб.

Представьте, что персонажи безупречно изысканных, выверенных и холодноватых сценических композиций Уилсона внезапно начали отплясывать гопака. На фестиваль NET приехал еретик и варвар, его кличут Андрей Жолдак… Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru