Спорт и балет — братья навек

Премьер La Scala Роберто Болле выступил на зимних Олимпийских играх 2006 года. Не на лыжне либо санной автостраде, а в собственном простом танцевальном амплуа. На церемонии открытия прекрасный итальянец зажег публику впечатляющим техно. Русские зрители знают этого танцора по выступлениям на Мариинских фестивалях балета, где он, действительно, предпочитает классику.

Но дело не в разнообразных талантах Болле. Нечасто в олимпийском разделе "мастера искусств — спортсменам" появляются балетные звезды, тогда как вокалисты, выполняющие олимпийский гимн, — практика привычная. Достаточно отыскать в памяти фантастический дуэт Монтсеррат Фредди и Кабалье Меркьюри на открытии Игр в Барселоне.

В том, что Италия, великая певческая держава, ограничилась одним тенором (гимн Турина пел Клаудио Бальони) и сделала ставку на танцора, имеется некоторый глубинный суть. Олимпиада в сути собственной — грандиозный балет, поразительно насыщенная симфония перемещений. С той отличием, что играется олимпийский спектакль раз в четырехлетие и повторить его с тем же составом запрещено. Исходя из этого страсти тут неподдельные, эмоции обнажены до предела и каждому "артисту", независимо от места в итоговом протоколе, веришь. Но и в простом, не олимпийском режиме, спорт — воздействие целенаправленное. Упрочнения спортсменов сконцентрированы на паре-тройке наиболее значимых стартов сезона.

Желаемого "пика формы" нужно достигнуть в необходимое время и в нужном месте. Для этого трудятся не покладая рук тренеры, фармакологи, диетологи и, очевидно, сами спортсмены. Танцоры распределяют силы от спектакля к спектаклю. Их карьера, не измеряемая числом "пиков", менее интенсивна и от того более продолжительна. Артист мирового уровня в 40 лет еще в состоянии показывать большой класс.

В спорте высших достижений 40-летнего чемпиона в самый раз заносить в Книгу рекордов Гиннесса.

В остальном балетная и спортивная биографии имеют много неспециализированного. Сперва физические нагрузки, иногда непосильные для детского организма, безжалостная селекция и ранние травмы. В разгар карьеры — кому как повезет. Под финал — чувство выработанности и ужас перед будущим. Действительно, в спорте имеется счастливчики-фигуристы, продлевающие жизнь в опытных ледовых шоу. Время от времени они кроме того возвращаются в любители и побеждают, как это сделала на Олимпиаде-1994 отечественная пара Екатерина Гордеева — Сергей Гриньков и желали, но не смогли сделать в Турине итальянские танцоры Барбара Фузар-Поли и Маурицио Маргальо.

Что касается балетных, то они уходят раз и окончательно. Только в один раз за всю балетную историю хореограф Иржи Килиан организовал труппу танцоров-пенсионеров, но выдумка успеха не имела.

А вот мысль балетных конкурсов была плодотворной. У бессчётных танцевальных соревнований также имеется собственная иерархия, неудачники и свои победители. Но в спорте соревнование — суть и цель, а в балете — хобби отдельных, спортивно настроенных артистов. Для спортсмена победа на Олимпийский играх — вершина пути, в случае если о чем и возможно грезить, то только о еще одной таковой победе. Для танцора побеждённый конкурс — лишь эпизод. Часто конкурсные триумфаторы имеют незавидную театральную судьбу, а артисты, ни при каких обстоятельствах не участвовавшие в соревнованиях, делают блистательную карьеру.

Как чудо-мальчик Андрей Баталов, обладатель Гран-при Столичного конкурса 1997 года, так и не пробившийся в премьеры. Как Ульяна Лопаткина, без конкурсных регалий ставшая примой. Несопоставима и цена победы.

Любой русский чемпион Турина возьмёт 100 тысяч долларов (50 тысяч от правительства и 50 — от Олимпийского комитета), а украинец Денис Матвиенко, завоевавший Гран-при последнего Столичного конкурса, увез из столицы всего лишь $15 000.

Но у Матвиенко и его сотрудников нет неприятностей, которые связаны с допингом. Артисты выпивают и колют все, что рекомендует их доктора. Никаких антидопинговых комитетов, объявлений, ограничений и, следовательно, допинг-скандалов в балете не существует. Самый сильный допинг для танцора — интересный репертуар и достойная зарплата. Стимуляция лекарствами не имеет смысла.

Уровень качества подачи элементов от применения стимуляторов не улучшается, а повысить эмоциональный тонус перед выступлением возможно и глотком коньяка. В благословенные времена, в то время, когда о допинговой эре еще не помышляли, этим неспециализированным для балета и спорта методом взбадривались отечественные хоккеисты, несмотря на тренерские запреты. Ветераны ледового дворца "Лужники" не забывают, как Валерий Харламов, выходя на игру, подмигивал буфетчице: "Марина, холодного чая!.."

Олимпиада питает адреналином не только нас, зрителей. Хореографу, озабоченному постановочными проблемами, самое время черпать воодушевление в олимпийских картинах. К примеру, лыжная гонка с неспециализированным стартом: катится по склону многоликая и многоцветная пульсирующая масса. Чем не пример для ансамблевой сцены? Либо хоккейный матч с хитро запутанными перемещениями игроков — вот где поучиться пластической геометрии, одновременно и логичной, и непредсказуемой.

Я уже не говорю о множестве идей, таящихся в традиционно "балетных" слаломе, фристайле и, очевидно, законной отечественной гордости — фигурном катании.

Тут нужен реверанс в сторону русского балета. Быть может, русские фигуристы ни при каких обстоятельствах не были бы в первых рядах планеты всей, если бы не творческое применение балетного опыта. Как в организационном, так и в артистическом качествах. Организационная сторона дела (с фигуристами, как и с артистами, трудится тандем хореографов — репетитор и постановщик программы) сейчас принята во многих государствах. Но "артистическое" было и остается фирменной отечественной маркой. Начиная с олимпийского золота 1964 года, с легендарных Милы и Протопопова — и Олега Белоусовой.

Благодаря им в фигурном катании закончилась эра разнополых исполнителей и показались влюбленные женщина и мужчина. Так с того времени и повелось, впредь до нынешних чемпионов, неподражаемых Тотьмяниной и Маринина, с блеском отразивших нашествие бессчётных китайцев.

Любовь на льду балет предвосхитил еще во второй половине 20-ых годов XX века, в дягилевской «Кошке», поставленной молодым Джорджем Баланчиным на музыку Андре Соге. История о печальном парне, чью возлюбленную ожесточённая Афродита перевоплотила в кошку, была декорирована прозрачными целлулоидными конструкциями и исполнялась на клеенке. "Данный скользкий материал информирует перемещению совсем новые свойства тягучести, конькобежной удлинённости и лёгкости", — со знанием дела писал экс-директор Императорских театров Сергей Волконский, сам хороший конькобежец.

"Кошка", будучи эстетским изыском, канула в небытие. Но "Матч" и "Футболист" стали воистину народными мини-балетами. Тем более что танцевали в них заслуженый артисты. Первый, где смышленая дебютантка наказывала самовлюбленного мэтра, Том Шиллинг поставил для Владимира Васильева и Екатерины Максимовой. Второй придумал для себя Асаф Мессерер. С мнимым мячом он управлялся так, что публика крутила головами: куда делся мяч?

Оба шедевра запечатлены на кинопленке, а "футбольный" балет Дмитрия Шостаковича, без оговорок вычислявшего футбол мастерством, скоро возможно будет заметить и на сцене.

Собственный "Золотой век" композитор окончил в первой половине 30-ых годов двадцатого века, в то время, когда отечественный балет жил по олимпийскому принципу: "Стремительнее, выше, посильнее". Танцоры вращались, как винты самолета, и прыгали, как каучуковые мячики. В Олимпиадах Советская республика в то время не принимала участие, и тяга к интернациональному соперничеству выплеснулась на театральные подмостки. С фотографий ушедшего "Века" сурово наблюдают крепконогая девушка и мускулистые парни в пыжиках — комсомолка и спортсменка Галина Уланова.

В соответствии с либретто, все они — участники некоего зарубежного форума, в котором отечественная футбольная команда одерживает сокрушительную победу. Но в новой постановке Громадного театра (премьера — 23 марта) спортсменов не будет. В версии Юрия Григоровича спортивные страсти уступят место бандитским разборкам.

А жаль. балет и Спорт прекрасно уживаются совместно. Написать комментарий

// среда, 22 февраля 2006 года

балет и Спорт — братья навек

Премьер La Scala Роберто Болле выступил на зимних Олимпийских играх 2006 года. Не на лыжне либо санной автостраде, а в собственном простом танцевальном амплуа. На церемонии открытия прекрасный итальянец зажег публику впечатляющим техно.

Русские зрители знают этого танцора по выступлениям на Мариинских фестивалях балета, где он, действительно, предпочитает классику. Но дело не в разнообразных талантах Болле. Нечасто в олимпийском разделе "мастера искусств — спортсменам" появляются балетные звезды, тогда как вокалисты, выполняющие олимпийский гимн, — практика привычная.

Достаточно отыскать в памяти фантастический дуэт Монтсеррат Фредди и Кабалье Меркьюри на открытии Игр в Барселоне.
скопируйте данный текст к себе в блог:

// среда, 22 февраля 2006 года

балет и Спорт — братья навек

Премьер La Scala Роберто Болле выступил на зимних Олимпийских играх 2006 года. Не на лыжне либо санной автостраде, а в собственном простом танцевальном амплуа. На церемонии открытия прекрасный итальянец зажег публику впечатляющим техно. Русские зрители знают этого танцора по выступлениям на Мариинских фестивалях балета, где он, действительно, предпочитает классику.

Но дело не в разнообразных талантах Болле. Нечасто в олимпийском разделе "мастера искусств — спортсменам" появляются балетные звезды, тогда как вокалисты, выполняющие олимпийский гимн, — практика привычная. Достаточно отыскать в памяти фантастический дуэт Монтсеррат Фредди и Кабалье Меркьюри на открытии Игр в Барселоне. Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru