Стал бы вторым Малевичем

Чекрыгин — один из самых таинственных и самых гениальных русских живописцев. Его мастерство тяжело отнести к какому-то определенному направлению — он не был ни авангардистом в строгом смысле слова, ни реалистом. Но дружил практически со всеми.

Юный, да ранний: в 16 лет подружился с футуристами (Маяковский, Бурлюк), позже с Ларионовым, позже с Владимиром Фаворским и Павлом Флоренским, вместе с которыми основал объединение "Мастерство-жизнь" ("Маковец"). Испытал замечательнейшее влияние философии Николая Федорова, которому посвятил собственную статью "О Соборе Воскрешающего музея" (она размещена в вышедшей только что монографии о живописце, написанной Еленой Муриной и Василием Ракитиным).

Первая практически за сорок лет экспозиция одного из легендарных русских живописцев воображает 78 произведений из фондов Константина музея и собрания Григоришина. Василий Чекрыгин погиб в первой половине 20-ых годов XX века в возрасте 25 лет (попал под поезд). Исходя из этого любой разговор о нем начинается с сослагательного наклонения: а что если бы он не погиб так рано…

Чекрыгин — один из самых таинственных и самых гениальных русских живописцев. Его мастерство тяжело отнести к какому-то определенному направлению — он не был ни авангардистом в строгом смысле слова, ни реалистом. Но дружил практически со всеми. Юный, да ранний: в 16 лет подружился с футуристами (Маяковский, Бурлюк), позже с Ларионовым, позже с Владимиром Фаворским и Павлом Флоренским, вместе с которыми основал объединение "Мастерство-жизнь" ("Маковец").

Испытал замечательнейшее влияние философии Николая Федорова, которому посвятил собственную статью "О Соборе Воскрешающего музея" (она размещена в вышедшей только что монографии о живописце, написанной Еленой Муриной и Василием Ракитиным). В апреле 1922 года в Музее красивых искусств (сейчас — ГМИИ) прошла его огромная выставка. А через месяц он погиб. Не обращая внимания на собственную юность, Чекрыгин всегда был признан и глубоко глубокоуважаем в художественных кругах. Он переписывался с Николаем Пуниным, в 20-е годы самым влиятельным художественным критиком страны.

В 60-е он стал чуть ли не главным храбрецом либеральной арт-критики.

Его внучка живет в Гаване. 25 лет назад она передала в дар ГМИИ, Русскому музею, Пермской галерее и музею в Нукусе пара сотен произведений Чекрыгина. Но по техническим обстоятельствам (бюрократическая волокита) дар до этих музеев до сих пор не дошел. Выставка в ГМИИ хоть и посвящена лишь картинкам (картин в его творчестве по большому счету было мало), но воображает его достаточно полно.

Мастерство очень религиозное (он именовал себя "учеником Рублева"), ужасное и достаточно мрачное, кроме того депрессивное (большая часть страниц нарисовано тёмным углем). О чем говорят уже заглавия его графических циклов — "Расстрел", "Сумасшедшие", "Голод в Поволжье", "Воскрешение мертвых". Что, само собой разумеется, отвечало времени (и не только в Российской Федерации, но и в Германии, где подобные сюжеты применяли экспрессионисты), но, возможно, и высказывало темперамент самого живописца.

Но мастерство Чекрыгина — по-гойевски (отыщем в памяти "Тёмную серию" Гойи) весьма замечательное и ясное, страстное, экспрессивное. Так что в случае если возвращаться к сослагательному наклонению, то, быть может, не погибни Чекрыгин так рано, его авторитет на развитие русского мастерства выяснилось бы более значимым, чем кроме того Малевича. Написать комментарий

// четверг, 26 января 2006 года

Стал бы вторым Малевичем

Чекрыгин — один из самых таинственных и самых гениальных русских живописцев. Его мастерство тяжело отнести к какому-то определенному направлению — он не был ни авангардистом в строгом смысле слова, ни реалистом. Но дружил практически со всеми.

Юный, да ранний: в 16 лет подружился с футуристами (Маяковский, Бурлюк), позже с Ларионовым, позже с Владимиром Фаворским и Павлом Флоренским, вместе с которыми основал объединение "Мастерство-жизнь" ("Маковец"). Испытал замечательнейшее влияние философии Николая Федорова, которому посвятил собственную статью "О Соборе Воскрешающего музея" (она размещена в вышедшей только что монографии о живописце, написанной Еленой Муриной и Василием Ракитиным).
скопируйте данный текст к себе в блог:

// четверг, 26 января 2006 года

Стал бы вторым Малевичем

Чекрыгин — один из самых таинственных и самых гениальных русских живописцев. Его мастерство тяжело отнести к какому-то определенному направлению — он не был ни авангардистом в строгом смысле слова, ни реалистом. Но дружил практически со всеми.

Юный, да ранний: в 16 лет подружился с футуристами (Маяковский, Бурлюк), позже с Ларионовым, позже с Владимиром Фаворским и Павлом Флоренским, вместе с которыми основал объединение "Мастерство-жизнь" ("Маковец&на данный момент;). Испытал замечательнейшее влияние философии Николая Федорова, которому посвятил собственную статью "О Соборе Воскрешающего музея" (она размещена в вышедшей только что монографии о живописце, написанной Еленой Муриной и Василием Ракитиным). Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru