Так начиналась война

"Фаза операции, которая началась прошедшей ночью, значительно меняет обстановку в Афганистане и усиливает позиции Северного альянса", — заявил "Известиям" глава Русского университета стратегических изучений Евгений Кожокин. — Учитывая, что Российская Федерация открыто поддерживает альянс, думается, удалось отыскать разумную формулу сотрудничества, нам необходимы не показательные действия, а итог. Итог — Афганистан обязан прекратить быть базой террористов, причем любой масти: бен Ладена, Хаттаба. Но новый режим возможно установлен лишь самими афганцами, не американцами, не британцами и не русскими"

Путин обозначил параметры участия России в операции: масштабная гуманитарная помощь Афганистану и совместно с европейскими и американскими партнерами.

Аммериканский посол в Российской Федерации Александр Вершбоу в понедельник объявил, что Российская Федерация "имеет крайне важное значение для успеха коалиции" и "руководство США высказывает признательность за разностороннюю помощь в войне против терроризма". Но ступать в войну обеими ногами Российская Федерация пока не желает. В министерстве Обороны России повторяют, что Северному альянсу поставляются только оружие и техника. Влиятельные сотрудники армейского ведомства исключили возможность участия в операции вертолётов и самолётов с русскими экипажами на борту. "До тех пор пока мы больше — сторонние наблюдатели", — заявил собеседник, добавив, что США с дополнительными запросами к русским армейским не обращались. Российские политики действия официальной Москвы в основном одобряют, считая, что она выбрала верную линию поведения: помогать, но не втягиваться, помогая коалиции в количестве, что не нанесет ущерба России и не втянет ее в новую войну при кровоточащей ране в Чечне. Как заметил один из политологов, "на данный момент в коалиции фаворит выяснен на долгое время — это США, но вопрос в том, кто станет "сатаной номер 2"; весьма не хотелось бы, дабы этим "номером 2" стала Российская Федерация, не смотря на то, что до тех пор пока больше всех рискует Британия, столицу которой уже именуют Лондонстан".

Президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов "подозревает", что военная машина США не справится с ответом всего комплекса задач: оказать помощь наступлению Северного альянса, стереть с лица земли военную инфраструктуру активистов движения Талибан, поддержать Узбекистан и не допустить дестабилизацию ситуации в Пакистане. Значит, России нужно будет участвовать в операции "более интенсивно, чем предусматривалось в начальном заявлении Путина". Согласно его точке зрения, пригодится не только упрочнение группировки в Таджикистане, но и отправка русских частей в Узбекистан.

По причине того, что в случае если активисты движения Талибан все-таки перейдут узбекскую границу, никто, не считая России, не сможет оказать помощь режиму Ислама Каримова. В армейском ведомстве, но, поставили под сомнение возможность вторжения активистов движения Талибан в Узбекистан, не смотря на то, что не исключили ее всецело. Согласно точки зрения армейских, в случае если активисты движения Талибан и постараются вторгнуться в Узбекистан, это будет несколько, не превышающая 200 человек, в это же время на данный участок границы Ташкент стянул "чуть не половину узбекской армии". Согласно главному нормативному документу вопросы применения армейских контингентов за границей решает Совет федерации. на следующий день он соберется на совещание, но пока в повестке дня вопроса об Афганистане нет.

Как сказал "Известиям" заместитель председателя комитета по интернациональным делам Михаил Маргелов, во вторник обстановка в Афганистане будет обсуждаться на совещании комитета и, быть может, будет рекомендовано внести "афганскую тему" в повестку дня совещания. Но обсуждение, считает Маргелов, будет идти не с законодательных, а с общечеловеческих позиций. Другое дело, если бы был запрос от президента об применении армии за пределами РФ. Запроса до тех пор пока нет.

Согласно точки зрения Маргелова, "национальным заинтересованностям России не соответствует сейчас посылка "ограниченного контингента" в Афганистан", а отечественное военное присутствие в Средней Азии и без того "достаточно важное". В Кремле позволяют понять, что президент деятельно поддерживает сообщение с фаворитами других государств, но большего содействия, чем на данный момент, Российская Федерация до тех пор пока оказывать не планирует. Вряд ли кроме того Путин отменит собственную завтрашнюю поездку в Оренбург на совещание президиума Государственного совета.

Однако в понедельник утром секретарь Совбеза Владимир Рушайло вылетел в Душанбе на дополнительную встречу секретарей совбезов стран — участников Соглашения о коллективной безопасности (ДКБ). На протяжении недавней поездки по Центральной Азии Рушайло оговаривал с первыми лицами государств необходимость проведения таковой встречи. Душанбинские переговоры отличаются от простых мероприятий в рамках ДКБ еще и тем, что в этом случае в них в качестве наблюдателей принимают секретари и участие совбезов тех бывших советских республик, каковые не входят в Соглашение. Основная тема — предстоящая линия поведения СНГ. По словам Рушайло, подразделения сил стремительного развертывания уже приведены в состояние повышенной готовности.

В министерстве Обороны "Известиям" сказали, что в повышенную полная боевая готовность приведена 201-я дивизия в Таджикистане. В остальном — "ситуация спокойная". Оперативная группа представителей разных ведомств, включая МО, находится в Таджикистане и на месте принимает решения. Таджикистан выбран из-за его большой близости к позициям Северном альянса, помимо этого, он есть членом ДКБ, в отличие от Узбекистана. "Фаза операции, которая началась прошедшей ночью, значительно меняет обстановку в Афганистане и усиливает позиции Северного альянса", — заявил "Известиям" глава Русского университета стратегических изучений Евгений Кожокин. — Учитывая, что Российская Федерация открыто поддерживает альянс, думается, удалось отыскать разумную формулу сотрудничества, нам необходимы не показательные действия, а итог.

Итог — Афганистан обязан прекратить быть базой террористов, причем любой масти: бен Ладена, Хаттаба. Но новый режим возможно установлен лишь самими афганцами, не американцами, не британцами и не русскими". "Российская Федерация поступает верно, — заявил "Известиям" глава комитета по безопасности Государственной думы Александр Гуров. — Было бы непростительно, если бы мы вступили в боевые действия, не разобравшись с Чечней, не залечив раны от последней афганской войны. У США существует оправдание их действиям.

Для России боевые действия наравне с американцами смогут обернуться непредсказуемыми последствиями и внутренней смутой. Как ни необычно, но мы находимся в более затруднительном положении, чем США. Мы — евразийское государство, на территории которого живут 20 млн мусульман". Будут ли русские вести войну в Афганистане? Анатолий ШКИРКО, бывший командующий ВВ МВД РФ генерал в отставке: — Сложный лично для меня вопрос.

Принимать ответ по данной проблеме должно высшее политическое управление страны. Мое вывод — нет: президент России уже выяснил собственную позицию. Другое дело, в случае если активисты движения Талибан начнут войну Узбекистану, я просматривал сейчас об этом в массмедиа, не знаю, как эта информация верна. По-моему, мы с ними связаны Контрактом о коллективной безопасности. Исходя из этого будем помогать Узбекистану, причем скорее не армиями, а бронетехникой. Валерий МИРОНОВ, завотделом военной и внешнеполитической безопасности Университета неприятностей интернациональной безопасности РАН: — Думаю, нет.

Президент Путин достаточно определенно высказался по этому поводу. Синдром той афганской войны еще достаточно силен, дабы политическое управление решилось на таковой ход. Андрей НИКОЛАЕВ, глава комитета Государственной думы по обороне: — Российские армии не должны принимать яркого участия в военных действиях.

А будут либо нет — это решает правительство России и утверждает Совет федерации. Непременно, нужно сотрудничество на уровне разведслужб по обмену информацией, в обязательном порядке участие в гуманитарных акциях, в первую очередь по беженцам, которых будут десятки тысяч. Но в военных действиях российские армии не должны принимать участия — это мое вывод.

Олег НАУМОВ, член комитета ГД по интернациональным делам: — Мы уже имеем десятилетний печальный опыт афганской войны. И наступать второй раз на те же грабли было бы непростительной глупостью. Наряду с этим разгром наркомафии и баз террористов в Афганистане непременно отвечает национальным заинтересованностям России. И мы должны поддерживать действия антитеррористической коалиции всеми средствами, не считая яркого участия в боевых действиях.

Александр ГУРОВ, глава комитета Государственной думы по безопасности: — Кое-какие участники интернационального сообщества желали бы, дабы Российская Федерация принимала участие в боевых действиях. Но направляться учитывать, что это привело бы к неконтролируемым и тяжелым последствиям в стране. Другое дело, в случае если угрозы активистов движения Талибан в адрес Узбекистана прекратят быть декларативными.

Тогда это будет совсем другая обстановка. Российская Федерация, которая подписала Контракт о коллективной безопасности бывших советских республик, при таком раскладе окажется уже стороной потерпевшей. И тогда мы легко обязаны оказать помощь Узбекистану и будем принимать участие в боевых действиях и на суше, и в воздухе. Тут обращение уже идет не об агрессии, а о защите.

Сергей ЮШЕНКОВ, член комитета Государственной думы по безопасности: — На начальной стадии нет, а вдруг ситуация будет развиваться так, что "Талибан" начнет войну против Узбекистана, и потребуется оказание помощи данной стране, я не исключаю возможности, что Российская Федерация примет участие в отражении атак активистов движения Талибан на Узбекистан. Не считая всего, в полной мере вероятно отечественное участие в особых операциях по поиску. Написать комментарий

// понедельник, 8 октября 2001 года

Так начиналась война

"Фаза операции, которая началась прошедшей ночью, значительно меняет обстановку в Афганистане и усиливает позиции Северного альянса", — заявил "Известиям" глава Русского университета стратегических изучений Евгений Кожокин. — Учитывая, что Российская Федерация открыто поддерживает альянс, думается, удалось отыскать разумную формулу сотрудничества, нам необходимы не показательные действия, а итог.

Итог — Афганистан обязан прекратить быть базой террористов, причем любой масти: бен Ладена, Хаттаба. Но новый режим возможно установлен лишь самими афганцами, не американцами, не британцами и не русскими"
скопируйте данный текст к себе в блог:

// понедельник, 8 октября 2001 года

Так начиналась война

"Фаза операции, которая началась прошедшей ночью, значительно меняет обстановку в Афганистане и усиливает позиции Северного альянса", — заявил "Известиям" глава Русского университета стратегических изучений Евгений Кожокин. — Учитывая, что Российская Федерация открыто поддерживает альянс, думается, удалось отыскать разумную формулу сотрудничества, нам необходимы не показательные действия, а итог. Итог — Афганистан обязан прекратить быть базой террористов, причем любой масти: бен Ладена, Хаттаба. Но новый режим возможно установлен лишь самими афганцами, не американцами, не британцами и не русскими" Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru