Тимофей МАРТЫНОВ: «Не могу подолгу быть вне рынка»

Возможно, любой, кто имеет хоть какое-то отношение к русскому фондовому рынку, знаком с Тимофеем Мартыновым. Хотя бы заочно. Специалист, трейдер с долгим стажем, ведущий канала РБК-ТВ, один из создателей популярнейшего интернет-проекта sMart-lab.ru поделился собственными взорами на рынок, жизнь и трейдинг с читателями F&O.
– Тимофей, возможно заявить, что к своим тридцати годам Вы, непременно, добились успеха. Вы популярный телеведущий, журналист, прибыльный трейдер. Откройте секрет: как становятся Тимофеем Мартыновым? – Не такое уж это громадное счастье – быть Тимофеем Мартыновым. (Смеется.) В первую очередь, нужно быть самим собой, делать то, что сам вычисляешь верным, не оглядываясь на вторых. Не обращать через чур много внимания на разного рода авторитетов, гуру и других, суть существования которых только в том, дабы вовлечь в собственную орбиту как возможно больше людей.

Кстати, мои слова также не нужно принимать как руководство и догму к действию. (Смеется.) Искать собственный путь, быть критичным к окружающему миру и, в первую очередь, к самому себе. – Из-за чего фондовый рынок? Как вышло, что именно он стал Вашей профессией? – Еще на протяжении учебы в политехе один привычный как-то заявил, что имеется две перспективные темы: фондовый рынок и недвижимость (страно, это все сейчас знают – во какое количество раз с того времени подорожали российские акции и недвижимость – а тогда на дворе был 2001 год).

Я неоднократно об этом говорил. Сперва отправился трудиться риэлтером, занимался недвижимостью около полугода. Нельзя сказать, что удачно: 19 лет – через чур юный для этого рынка возраст. Мне и по сей день говорят, что молодо выгляжу, а тогда – тем более. (Смеется.) Практически нереально завоевать доверие, вынудить людей принимать тебя действительно.

Единственная сделка, которую я закрыл, принесла мне около $350.

– Разочаровались в работе?
– Нет, , что нужно искать второй путь, отыскал в памяти про фондовый рынок. Появился вопрос: с чего начать? В то время я не знал о бирже, трейдинге и акциях по большому счету ничего.

Кто-то дал совет взять аттестат ФСФР, собрал материалы, начал готовиться к экзаменам. Из этих материалов я и взял базисные знания о рынке. Подготовился достаточно без шуток, просматривал законы «О рынке ценных бумаг», «Об акционерных обществах» и без того потом. – Первый персональный счет открыли тогда же?
– Приблизительно одновременно с этим (летом 2003-го), еще будучи студентом, начал искать работу в смежной области с довольно свободным графиком. Типично для новичка наткнулся на форексную компанию. Как впоследствии выяснилось, вместо работы они предлагали заплатить за обучение и открыть счет. Какое-то время совершил в том месте, позже осознал, что это, мягко говоря, не совсем то, что мне было необходимо. Залез в интернет (он тогда был не так распространен, как на данный момент) и по окончании пяти часов изучения имел полную картину этого бизнеса. В итоге, снова же, посредством интернета начал искать надежного брокера, трудящегося на Северо-Западе, и открыл счет (размером тысяча рублей) в компании, которая потом выросла в «КИТ Финанс».

На Сбербанк не хватало кроме того с плечом, но были другие бумаги (это было еще до сплита, акция «сбера» стоила около 8 тыс. рублей, с учетом разделения сейчас их цена образовывает приблизительно 100 тыс. рублей). Так я начал торговать ценными бумаги.

"В первую очередь, нужно быть самим собой, делать то, что вычисляешь верным, не оглядываясь на вторых" – А что с работой?
– Трудиться устроился, как ни необычно, в форекс-компанию. Но отправился в том направлении уже не просто «на лекцию», а переводчиком денежных новостей. Навыков особенных работа не потребовала, график меня устраивал: сутки через сутки по 12 часов. Новости нужно было переводить каждые 15 мин..

Платили за это в 2004 году сто долларов: не ахти, но студенту для начала хватало. – Британским хорошо владели?
– Так себе, но это и не требовалось. Дабы переводить денежные новости, нет необходимости в совершенстве владеть языком. В случае если что-то неясно, возможно посмотреть в словарь. – Какие конкретно были впечатления от работы?
– В форекс-компании в первый раз заметил людей, каковые «реально торгуют». Я вычислял учителей небожителями: рисовали такие результаты, что складывалось чувство, словно бы они вправду знают, куда отправится рынок. В то время я полагал, что имеется средство в любую секунду угадать, расти либо падать будет денежный актив.

И если ты взял убыток, единственная обстоятельство этого – недочёт информации либо неумение верно ее трактовать. – Сами торговали на форексе?
– Всевышний миловал: открыл маленькой счет, благополучно слил и больше к этому вопросу не возвращался. Я думал, что не осознаю данный «рынок», мне он казался каким-то ненастоящим, виртуальным. Акции – это все-таки что-то материальное, думал я, и торговля ими имела, с моей точки зрения, какой-то фундамент, базу. Форекс был чем-то наподобие полностью оторванного от действительности виртуального «мира в себе», живущего по непостижимым для моего понимания законам.

Два полностью различных по собственной природе рынка – это было через чур. Выбрал акции. Наряду с этим я в то время понятия не имел, как в конечном итоге трудится форекс-компания, но какие-то интуитивные сомнения в действительности этого «рынка» были. – Как дальше развивалась карьера?
– В 2005-м взял диплом, параллельно с окончанием университета подыскивал работу в инвестиционной сфере. Инвестиции, денежные рынки – это было то, что мне нравилось и чем я желал заниматься. Отыскал вакансию аналитика в брокерской компании: как выяснилось потом, она получала по большей части на скупке недорогих акций у населения с последующей перепродажей бумаг на организованном рынке. Собеседование заняло приблизительно месяц, но в итоге меня забрали. Дали обещание заработную плат $500 в месяц по окончании испытательного срока, до его окончания – $200.

Через три месяца заявили, что я «пока не дотягиваю», и внесли предложение $400. Я отказался, и мы расстались. До тех пор пока дорабатывал положенные 14 дней, отыскал вакансию аналитика в форекс-компании.

В том месте проработал около года. – Какие конкретно впечатления?
– Было хорошее время: свобода творчества, да и того «совка», что в брокерской компании, типа «с девяти до шести, с двух до трех обед» не было. Это принципиально важно: в случае если тебе нравится то, что ты делаешь, сам будешь вкалывать и, в случае если нужно, сидеть на работе до ночи. А вдруг нет, графики «и» никакие «режимы» не окажут помощь. В общем, было весьма интересно: просматривал лекции, писал аналитические обзоры по рынку… Параллельно торговал ценными бумаги на личном счете. – «Нереальность» рынка форекс не мешала? – Я занимался анализом валютных направлений, а не торговлей. Просматривал источники, отчеты, массу разнообразной информации, составлял аналитические обзоры.

Это было ново, весьма интересно и полезно как с позиций понимания структуры мировых рынков (а также, валютного, но не только), так и с позиций опыта аналитической работы. – Как себя ощущал Ваш персональный счет?
– Особенных удач не было. Как и какой-то вразумительной стратегии. В базе торговли лежала маразматическая мысль о том, что я в состоянии за счет собственного отличного ума делать верные прогнозы чаще, чем неправильные. В случае если мне казалось, что бумага вырастет, брал, в случае если думал, что будет дешеветь, то шортил.

Счет болтало в обе стороны от начального значения с амплитудой в десятки процентов. – Что делали неправильно?
– Я был уверенный в том, что в любую секунду, при любой цене акции, владея средствами и достаточной информацией ее обработки, возможно совсем совершенно верно угадать, куда двинутся котировки. И в случае если взят убыток по сделке, значит, ты совершил ошибку и чего-то не учел. Ясно, что это полная ерунда. – Но начальный счет оставался жив?
– Иногда довносил деньги, да и счет был маленьким – около 50 тыс. рублей. Какие-то важные средства с зарплаты на торговлю акциями откладывать не получалось. – Как в первый раз попали на РБК?
– Как аналитик я должен был два раза в месяц ездить в Москву на эфир РБК-ТВ и давать комментарии по рынку. Канал был кабельным и не так широко известным, как сейчас. Ведущими тогда были Олег Богданов и Григорий Бегларян. – Нервничали в эфире?
– Сначала сильно: запинался, сбивался, иногда по большому счету казалось, что несу какую-то чушь. Но эфиры стали твёрдым стимулом к формированию. Дабы не смотреться некомпетентным идиотом, приходилось большое количество и усердно обучаться.

Как профессии, так и умению вести себя перед телекамерой.

– По окончании этих эфиров Вы и переехали в Москву?
– Да. В августе 2006-го Константин Бочкарев, с которым мы познакомились именно на РБК, привел меня в FIBO Group, где он сам тогда трудился. Позиция та же, что и в Питере, заработная плат вдвое выше. Платили по столичным меркам не довольно много, но и не мало.

Так же систематично ездил на РБК, а в марте 2007-го стал ведущим программы «Рынки». – Торговали на личном счете?
– Да. Кстати, как на данный момент не забываю, 3 января 2007-го залез на форекс. Обстоятельство – десять дней закрытых рынков, без торговли, и я не выдержал.

Эта тяга обязательно быть в рынке, торговать довольно часто – заболевание, с которой борюсь до сих пор. – Удачно поторговали?
– Нет, все, как неизменно: сперва череда прибыльных сделок, а после этого одна убыточная убивает счет. – Из-за чего так?
– Главная неточность моей торговли в тот период – с 2003-го по, возможно, 2008 год – отсутствие системного контроля рисков. В случае если фондовый рынок такое может прощать довольно продолжительное время, на форексе выносит сходу, достаточно одной сделки. Возможно довольно продолжительное время получать, а позже одновременно все утратить. – С какого именно времени Вы начали торговать прибыльно?
– По окончании августа 2007-го. Тогда показались первые показатели надвигающегося кризиса: прошла новость о том, что BNP Paribas приостанавливает вывод средств из нескольких собственных фондов, и котировки пошли вниз. Рыночные перемещения разрешали прекрасно получать. – Вы торговали ценными бумаги, на срочный рынок не наблюдали?
– Нет. А для чего? Я тогда по большому счету понятия не имел о том, что такое FORTS.

Было большое количество динамичных бумаг, на которых возможно было зарабатывать деньги: «Газпром», Сбербанк, РАО ЕЭС ходили превосходно, ликвидности было даже больше чем нужно, плечи в полной мере устраивали. На FORTS пришел в 2008-м, по большей части вследствие того что провалились сквозь землю акции РАО ЕЭС, поскольку трудился по большей части с этими бумагами (в хороший сутки «рая» свободно имела возможность взлететь либо упасть процентов на пять, в противном случае и больше). Взглянул: плечи больше, ликвидность сопоставимая либо выше – все устраивает. – Избавились от неприятностей с контролем рисков?
– Последний раз, в то время, когда не фиксировал убыток, был в августе 2008-го. Как и многие, пробовал «ловить ножи», за что и поплатился счетом. Урок был хороший: с того момента, как все совсем просело, я уже не разрешал себе подолгу держать убыточные позиции.

Как следствие, результаты быстро улучшились. Кроме контроля рисков, стал систематично выводить деньги со счета, независимо от результатов торговли. Легко чтобы почувствовать, что деньги на торговом счете – это такие же настоящие деньги, как и те, что в бумажнике.

Как следствие, начал относиться к торговому капиталу более аккуратно, что кроме этого срочно сказалось на итогах. До того момента я принимал его как цифры на мониторе, не более того, и держал позицию , пока или не осуществится прогноз, или утраты не станут катастрофическими. – Торговали так же бессистемно, как и раньше?
– К тому же моменту – в осеннюю пору 2008-го – сформировалось что-то наподобие торговой системы. Чистый интрадэй, тогда это было особенно актуально: гэпы в 5 тыс. пунктов по фьючерсу на индекс РТС были не уникальностью. Сейчас месячный диапазон чуть шире, а тогда рынок скакал на такую величину за ночь. – Что еще, на Ваш взор, кроме недостаточного внимания к рискам, может мешать успешной торговле?
– Личная жизнь. (Смеется.) В конце 2007-го и практически целый 2008 год она у меня была бурная, и это сказывалось на итогах. Повышенная эмоциональность не разрешает концентрироваться на рынке, уделять ему должное внимание. Другое дело, в то время, когда появляются устойчивые, сформировавшиеся отношения, занявшие собственный, четко определенное место в жизни. Это лишь плюс, такие отношения оказывают помощь лучше трудиться и получать результатов. Еще один момент, что может мешать – непонимание того, что не на всяком рынке возможно получать. Рынок не редкость различный, он всегда меняется, переходя из состояния «возможно зарабатывать деньги» в состояния «возможно делать большие деньги» и «нереально зарабатывать деньги».

Это не зависит от трейдера, в его силах только осознать текущее состояние и функционировать соответственно. То, что возможно стабильно получать на любом рынке, на мой взор, миф. По крайней мере, для частного трейдера, не вооруженного совокупностями алготрейдинга.

Лучшее, что трейдер может сделать на «нехорошем» рынке – это просто не торговать. Этому, кстати, я до тех пор пока так и не обучился.
– Как с этим боретесь?
– Весьма легко: в случае если рынок невнятный, захожу меньшими количествами и с меньшими рисками. Теряю на «пиле» какие-то деньги. Когда рынок получает динамику, увеличиваю ставки.

Я именую это «грамотным распределением риска во времени». – Из-за чего просто не дождаться динамичного рынка?
– Во-первых, то, что рынок куда-то прекрасно идет, делается светло уже по окончании того, как он прошел приличное расстояние. Заходить тут возможно уже поздно: нельзя исключать, что перемещение всецело отыграно. А во-вторых, как я уже сказал, не могу подолгу сидеть вне рынка. Знаю, что это неправильно, но сделать ничего не в состоянии. Это как курение: знаю, что курить вредно, но иногда все равно курю.

Это я, и с этим, наверное, ничего не сделаешь. У каждого имеется собственные «тараканы», с которыми тяжело бороться: значительно несложнее и разумнее их . Об этом, кстати, отлично написано в «Воспоминани-ях биржевого спекулянта» Эдвина Лефевра. – Прекрасно известна история о том, как Вы организовали Клуб трейдеров на Кутузовском.

Из-за чего, на Ваш взор, проект закончился ничем? – Изначальная мысль была неоригинальна: арендовать помещение и торговать совместно. Дабы, во-первых, привнести в серые трейдерские будни живое общение, а во-вторых, постараться за счет таковой совместной работы улучшить торговые результаты. Второе не так принципиально важно, как первое.

Трейдинг – занятие, располагающее к замкнутости, и с этим приходится что-то делать. Как-то компенсировать недостаток обычного, живого людской общения. Изначально старались собрать тех, кто показывает стабильно хорошие результаты: кроме того, что нужно платить аренду за помещение, необходимо еще и на что-то жить. Потом стало известно, что мало кто способен стабильно получать столько, дабы кроме того собственную часть взносов в «неспециализированную кассу». В итоге оказалось, что снять в аренду помещение под Клуб очевидно нерентабельно. – Имеется две точки зрения: «торговать оптимальнее в одиночку» и «совместная торговля положительно воздействует на результаты». Вы как вычисляете? – Не пологаю, что совместный трейдинг способен как-то позитивно оказать влияние на торговые результаты.

По крайней мере, по себе я этого не подмечал. Быть может, в теории таковой подход дисциплинирует, но меня от тильтов он не выручал. Я всетаки приверженец одиночной торговли: имеется возможность отвлечься от потока ненужной информации, что постоянно присутствует при совместном трейдинге, от точек зрения «авторитетов», каковые как правило губительны для результатов. Принимать торговые ответы нужно самостоятельно, и чем меньше внешних факторов на них воздействует, тем лучше. Вспоминая те же «Воспоминания биржевого спекулянта», я прекрасно осознаю, из-за чего Ливермор предпочитал торговать, изолировав себя от мира в наглухо закрытом помещении. – Вы упомянули, что иногда впадаете в тильт.

Как-то бороться с этим пробовали? – Да никак с этим бороться не получается. Как тильтовал в начале карьеры, так и по сей день иногда не редкость. на данный момент реже, но обеспечивать, что этого не случится снова, не могу. Тильт может привести к тому, что многомесячный доход испарится в следствии одной либо двух неудачных сделок. Возможно прописать самые строгие правила контроля рисков, но, в то время, когда дело доходит до тильта, уже плевать на все правила, идея одна: нужно отыграться.

По данной причине счет проседал и на 40%, а также на 60%. Действительно, все подобные провалы я потом отыгрывал многократно, но не факт, что так не будет прекращаться до бесконечности. – На что смотрите, в то время, когда торгуете?
– График инструмента. без сомнений, нужно быть в курсе неспециализированного фона, воображать себе то, что происходит на рынках и в мире, но ни за что не давать потоку информации манипулировать собой. В этом потоке довольно много шума, фильтровать его очень сложно. Несложнее сократить влияние всего потока в целом. – Вы пара лет торгуете фьючерсами.

На опционы смотрите?
– Пока не вижу себя на этом рынке, он через чур сложен для меня. При работе с линейными инструментами имеется только одна переменная – цена, с опционами все в противном случае. Опционный трейдер, кроме стоимости базисного актива, торгует еще и время, и волатильность.

Нужно быть весьма без шуток подкованным, дабы удачно выступать на этом поле. Знаю, что такие люди имеется, знаю их лично и осознаю, что вряд ли в в обозримом будущем смогу потягаться с ними. Иначе, а для чего? У меня хорошо получается зарабатывать деньги на фьючерсах, так для чего усложнять? Торговать нужно тем, что осознаёшь. – Возможно, имеется какие-то другие направления, в которых Вы желали бы развиваться как трейдер? – Быть может, алготрейдинг. Мне весьма импонирует подход к торговле людей, каковые им занимаются.

Он весьма далек от чувств, постоянных перепадов настроения, которые связаны с «ручной» торговлей. Скорее, таковой подход напоминает научные изучения, а сами люди – ученых, нормально, скрупулезно и методично препарирующих рынок в отыскивании возможностей для дохода. Где-то я им питаю зависть к и, возможно, все-таки сам в итоге приду к алготрейдингу. – Ваших нынешних торговых доходов хватило бы на хорошую судьбу? – Доходы за последние годы значительно выросли, но стабильность не радует. В случае если сказать о том, что, возможно, кинуть главную работу и посвятить себя только торговле – вряд ли я на это отправлюсь.

Доводов большое количество, главных два. Во-первых, я отлично осознаю, что, попав в полосу очередного тильта, могу нанести счету непоправимый урон. А во-вторых, жить одним трейдингом скучно. В жизни должно быть то самое живое человеческое общение, среди них и с сотрудниками-трейдерами. Работа, кроме стабильного дохода, меня им снабжает. – Ваш последний на сегодня проект sMart-lab.ru появился из рвения к этому самому общению? – А также.

В рунете имеется и другие трейдерские площадки, но, на отечественный взор, мы выбрали самый эргономичный формат. Так, кстати, думаем не только мы: динамика визитёров говорит сама за себя.