"Трещины и провалы не изучают, а камуфлируют асфальтом и сетками"

В Москве существует две оползни угрозы — и поверхности реальные провалы земли, почему кроме того разваливались целые дома. Так, лет двадцать назад в Хорошеве практически сложились две пятиэтажки. В Москве более ста лет откачивают воду из-под почвы промышленным методом, понижая уровень пластовых вод, что стало причиной осушению и "оживлению" древних известняков.

К тому же их разрушают нескончаемые протечки водопровода, канализации, сливных стоков, из которых в почву практически попадает не вода, а разбавленная кислота. На поверхности почвы и появляются новые просадки земли с бесчисленным числом прорех, около которых и образуются воронки.

Сообщения о упавших под почву грузовиках и треснувших благодаря провальных процессов древних и жилых домах храмах становятся для Москвы обыденностью. Из-за индифферентного отношения к проблеме со строителей и стороны властей события будут лишь ухудшаться. О том, где ожидать провалов и оползней, обозревателю "Известий" Богдану СТЕПОВОМУ поведал доктор наук географического факультета московского университета профессор Андрей Лукашов.

Андрей Лукашов: В Москве существует две оползни угрозы — и поверхности реальные провалы земли, почему кроме того разваливались целые дома. Так, лет двадцать назад в Хорошеве практически сложились две пятиэтажки. В Москве более ста лет откачивают воду из-под почвы промышленным методом, понижая уровень пластовых вод, что стало причиной осушению и "оживлению" древних известняков. К тому же их разрушают нескончаемые протечки водопровода, канализации, сливных стоков, из которых в почву практически попадает не вода, а разбавленная кислота.

Поверхность прочных известняков под городом является системой куполообразных выступов, покрытых песками либо глиной, каковые неспешно, но неуклонно вымываются. В следствии чего на поверхности почвы и появляются новые просадки земли. Все это стало причиной тому, что данный слой напоминает половую тряпку с бесчисленным числом прорех, около которых и образуются воронки.

известия: То и дело появляются беседы о том, что центр Москвы готов уйти под почву. В июле 2004 года на Громадной Дмитровке рядом со строением Совета федерации случился провал.

Лукашов: Восточнее Громадной Дмитровки — практически параллельно данной улице — течет в трубе речка Неглинка. В погребенной людьми равнине реки, ширина которой образовывает приблизительно полкилометра, размыты толщи юрских глин, каковые неспешно уплотняются, создавая провалы на поверхности. Однако это небесспорная интерпретация событий. Мы порою неадекватно реагируем на появляющиеся угрозы. Стараемся поскорее извлечь машину и закопать яму, не разбираясь, из-за чего она показалась.

Сами прячем концы в воду, вместо того дабы изучить проблему.

известия: Этим летом на Садовом кольце рядом с зоопарком провалился еще один грузовик.

Лукашов: В этом районе, где под бульварами и прудами находится равнина реки Пресня, происходят те же процессы, что и на Громадной Дмитровке. Таких мест множество. К примеру, бугор, где находится Дом Пашкова и Ленинская библиотека, пронизан тремя уровнями метро, нарушившими гидрологическое равновесие.

На устойчивости строений отражается замечательнейшая вибрация от метропоездов, каковые курсируют 20 часов в день.

Известия: Складывается чувство, что провалы — неприятность последних десятилетий.

Лукашов: Нет, это неприятность ветхая. Легко раньше замечательно знали, где "подложить соломку". Но и неточности были. Белокаменные стенки кремля Дмитрия Донского развалились через пара десятков лет не вследствие того что камень нехорошей либо каменщики кладку не умели класть.

Легко предки не учли оползневые процессы, происходящие по берегам Москвы-реки и Неглинки. Сегодняшний кремль строили уже с учетом печального опыта. Вы взглянуть на Архангельский собор, стенки которого со стороны Тайницкого сада портят уродливейшие контрфорсы — необычные наклонные кирпичные подпорки.

В Александровском саду, а в том месте когда-то текла Неглинка, в случае если приглядеться, кремлевская стенки также имеет контрфорсы. Берем Красную площадь — также у стенки мелкие, в два кирпича, контрфорсы, по причине того, что в том месте когда-то был ров.

известия: При современных строительных разработках городу оползни, возможно, не страшны.

Лукашов: Именно страшны. По большей части оползневые склоны проходят по крутым бортам равнины Москвы-реки. самые тревожные точки — Воробьевы и Коломенское горы. В Коломенском начинается разрушение с храма Усекновения головы Иоанна Предтечи. Храм постройки времени Ивана Грозного, другими словами XVI века. А по собственной архитектуре данный собор был собственного рода пробой сил перед возведением храма Василия Блаженного.

Строение строили на столетия, но столетия прошли, а оползневая ситуация ухудшилась. Последний раз в том месте боролись с оползнями лет 20 назад, на данный момент стенки храма пошли трещинами, а восточная часть церковного погоста сползает в близлежащий овраг.

известия: А что происходит на Воробьевых горах?

Лукашов: Дабы продолжительнее эксплуатировать лыжную автостраду, в том месте проводили неестественное оснежение — из "пушки" подавали снег чуть ли не до конца апреля. Стол приземления под трамплином лыжники так выбили, что прошедшей весной в том месте появилось мелкое озеро. В итоге промочили склон, почему оторвался пласт почвы, что начал медлительно сползать в сторону реки. Место разрыва засыпали почвой. Но это не окажет помощь — разрыв проходит чуть восточнее трамплина. Причем на данный момент в том месте планируют строить какие-то грандиозные спортивные сооружения, хотя здесь нужно вести любую деятельность с особенной осторожностью.

Достаточно взглянуть на асфальтовые дорожки, каковые по весне практически "зажевывают" оползни.

известия: Говорят, высотное строение Президиума РАН, расположенное рядом со станцией метро "Ленинский проспект", сползает в реку.

Лукашов: Со строением, по крайней мере до тех пор пока, ничего не произойдёт, но обстановка в том районе сложная. Имеется предание, что академик Евгений Сергеев, что возглавлял кафедру инженерной геологии МГУ, лично в болотных сапогах обследовал затопленные подвалы строившегося строения. Так вот, прямо рядом с этим комплексом и зданием Андреевского монастыря "воткнули" элитный коттеджный поселок, подрубив крутой склон равнины Москвы-реки.

В июне склон пополз, обнажив громадную трещину. Рваную "рану" тут же закамуфлировали сеткой.

известия: Получается, строители не могут обращаться с оползневыми склонами?

Лукашов: Вообще-то, чтобы нарушить естественное равновесие, достаточно промочить либо подрезать склон. Кстати, протоиерей Борис Даниленко, настоятель храма в Андреевском монастыре, показывал мне сравнительно не так давно показавшиеся трещины в стенках строений, не смотря на то, что монастырь находится в стороне от коттеджного поселка. Воробьевы и Коломенское горы — примеры того, что для работ на оползневых склонах нужно в обязательном порядке завлекать экспертов.

Строить и поддерживать обычный дренаж — совокупность скважин либо галерей, каковые отводили бы излишние грунтовые воды. Написать комментарий

// понедельник, 26 сентября 2005 года

"Трещины и провалы не изучают, а камуфлируют сетками и асфальтом"

В Москве существует две оползни угрозы — и поверхности реальные провалы земли, почему кроме того разваливались целые дома. Так, лет двадцать назад в Хорошеве практически сложились две пятиэтажки. В Москве более ста лет откачивают воду из-под почвы промышленным методом, понижая уровень пластовых вод, что стало причиной осушению и "оживлению" древних известняков. К тому же их разрушают нескончаемые протечки водопровода, канализации, сливных стоков, из которых в почву практически попадает не вода, а разбавленная кислота.

На поверхности почвы и появляются новые просадки земли с бесчисленным числом прорех, около которых и образуются воронки.
скопируйте данный текст к себе в блог:

// понедельник, 26 сентября 2005 года

"Трещины и провалы не изучают, а камуфлируют сетками и асфальтом"

В Москве существует две оползни угрозы — и поверхности реальные провалы земли, почему кроме того разваливались целые дома. Так, лет двадцать назад в Хорошеве практически сложились две пятиэтажки. В Москве более ста лет откачивают воду из-под почвы промышленным методом, понижая уровень пластовых вод, что стало причиной осушению и "оживлению" древних известняков.

К тому же их разрушают нескончаемые протечки водопровода, канализации, сливных стоков, из которых в почву практически попадает не вода, а разбавленная кислота. На поверхности почвы и появляются новые просадки земли с бесчисленным числом прорех, около которых и образуются воронки. Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru