В каких случаях России нужно обращаться за помощью?

Сейчас исполняется пять лет со дня смерти подводного атомохода "Курск". Основной урок, что извлекли политические и армейские власти из данной трагедии, — в чрезвычайных событиях, в то время, когда речь заходит о жизни людей, не зазорно обратиться за помощью к к другим странам, если они в состоянии спасти обстановку. В следствии несколько дней назад при помощи английской техники был извлечен из-под воды экипаж батискафа АС-28.

Но распространяется ли это правило на другие области судьбы?

Прокуратура вести войну с зарубежными усыновителями русских сирот, многие из которых обречены на смерть в родной стране. Президент обвиняет в противодействии формированию русском экономики интернациональные экологические организации, каковые оказывают помощь отечественным борцам за живую природу в проведении экспертиз. Многие госслужащие и "силовики" не скрывают собственной шпионофобии по поводу работы защитников прав человека, приобретающих западные гранты.

Так в каких случаях все-таки необходимо обращаться за зарубежной помощью?

Дмитрий Рогозин, руководитель партии "Отчизна" "Необходимо, в то время, когда гуманитарная цель перевешивает вопросы нацбезопасности"

За зарубежной помощью мы должны обращаться, в то время, когда гуманитарная цель перевешивает вопросы нацбезопасности, в то время, когда спасение посредством зарубежных экспертов не повлечет раскрытия тайных данных оборонного характера. Мы знаем массу примеров, в то время, когда в советское время, да и в современной России сами солдаты принимали ответ о собственном неспасении, поскольку спасение имело возможность бы привести к раскрытию военной тайны. Армейский человек, непременно, обречен на вероятную смерть в защиту Отечества. Подводники — люди мужественные, знают, на что идут.

Я рад, что парни спасены, но на их лицах мы видели некую подавленность: они, по всей видимости, осознавали, что случилось что-то, могущее позднее повредить интересы страны.

Жизнь людей серьёзна, но оберегать ее нужно на предварительном этапе — создавать современные средства спасения. А применять американцев, британцев, да хоть марсиан, всецело раскрывая отечественные секреты, — тут больше политики, чем рациональной оценки обстановки.

Денис Драгунский, научный руководитель Университета национального проекта "Публичный контракт" "Обращаться за помощью необходимо лишь в катастрофических обстановках"

Обращаться за помощью возможно в любом случае, если человек ощущает, что сам он с решением проблемы не справится. В случае если же речь заходит о жизни людей, то молить о помощи не только необходимо, но и нужно. В этом смысле меня поразило собственной жестокостью выступление адмирала Балтина, что негодовал по поводу раскрытия отечественных секретов при со спасением батискафа АС-28 и, напротив, понравилось заявление командующего Тихоокеанским флотом Федорова — это настоящий человек. Что же касается остального, то я бы поставил вопрос в противном случае — обращаться за помощью необходимо в вправду катастрофических обстановках, а в остальных случаях Российская Федерация обязана сотрудничать с мировым сообществом, причем не со всем, а с его самый "продвинутой" частью.

И сотрудничать необходимо во всем, в чем лишь возможно: и в политике, и в экономике, и в развитии разработок. По-моему, Российская Федерация так совершает, не смотря на то, что процесс сотрудничества имел возможность бы идти интенсивнее и действеннее.

Надежда Аграновская, несколько "ВИА Гра", "Российская Федерация не должна ни у кого молить о помощи"

Российская Федерация не должна ни у кого молить о помощи. Такая замечательная и великая страна и сейчас в полной мере может и обязана сама оказывать помощь вторым. Кроме того не обращая внимания на ее нынешнее экономическое положение.

Это мы на Украине нуждаемся в чьей-то помощи и зависим в чем-то от вторых, а Российская Федерация не должна зависеть. А что касается помощи под водой, то мне думается, что раньше ваша страна имела возможность оказывать такую помощь всем нуждающимся.

Олег Кулик, живописец "Опасаться обращаться за помощью — это прямой путь к трагедии"

Конечно, необходимо молить о помощи. Так как самое ответственное, что имеется, — это взаимопомощь, на этом все строится. Я считаю, что в случае если опасаться, не обращаться за помощью и не помогать вторым, то это прямой путь к трагедии. Ясно, что это не всегда приятно, не всегда комфортно, но в действительности это обоюдный процесс. Сейчас мы поможем, на следующий день нам окажут помощь.

Такие ситуации, я считаю, лишь снимают напряженность в самых различных областях.

Людмила Алексеева, глава Столичной Хельсинкской группы "Стыдно молить о помощи на то, что сами уничтожили"

Прибегать к зарубежной помощи необходимо для спасения наших соотечествеников — тут ничего зазорного нет. Для меня основное, дабы люди были спасены, и какое имеет значение, будут лишь отечественные выручать либо всем миром. Но мне, к примеру, стыдно, в то время, когда просят денег на восстановление Чечни.

За собственные средства перевоплотили в руины, а сейчас: помогите нам вернуть! Да и то, дают деньги, значит, заинтересованы. Не смотря на то, что, слава всевышнему, у нас у самих имеется средства на восстановление.

Но молить о помощи, в то время, когда идет обращение о людских судьбах, ни при каких обстоятельствах не стыдно.

Андрей Исаев, глава комитета Государственной думы по социальной политике и труду, "Единая Россия", "Мы не должны уподобляться Северной Корее"

Мы должны обращаться в любых ситуациях, в то время, когда без помощи не удается спасти жизни наших соотечествеников. Думаю, мы не должны уподобляться Северной Корее, которая бережёт собственную идеологическую невинность кроме того ценой жизни собственных граждан. В случае если речь заходит о спасении судьбы россиян, а соответствующая аппаратура либо близкоидущее морское судно принадлежат зарубежному стране, нужно не колебаться.

В случае если же речь заходит не о срочном спасении судеб, а о более долговременных вопросах, то нужно в каждом случае обсуждать ситуацию .

Елена Чернышкова, глава совета "Форума доноров" (ассоциация наибольших благотворителей) "В то время, когда не совладать собственными силами"

Возможно ответить легко: в то время, когда не смогут совладать собственными силами. А в остальном — Российская Федерация отличается от других стран тем, что ресурсов по всем направлениям у нее предостаточно: не только нефти и денег, но и людей, территории. Беда в том, что ими неграмотно и неэффективно руководят.

Еще принципиальный момент — обмен опытом с Западом. Нам думается, что самая основная судьба происходит в Москве, но большинство экономики находится за ее пределами, а Москва живет по своим законам. Не считая больших городов, у нас мало территорий, каковые включены в мировые интеграционные процессы.

И в то время, когда требуется знания и зарубежный опыт, нужно обращаться за ними.

Владимир Валуев, командующий Балтийским флотом "Мы обязаны предпринять все для спасения судьбы людей"

Я не осознаю появившегося ажиотажа по поводу помощи извне. Возможно, легко без внимания систематически остаются нештатные обстановки. К примеру, на Балтике сравнительно не так давно мы наградили британских летчиков, каковые вовремя доставили отечественного моряка с приступом аппендицита прямо с корабля в английский военного госпиталь и тем самым спасли ему жизнь.

Частенько обращаются соседи за помощью и к нам. Считаю, в то время, когда речь заходит о жизни людей, мы обязаны принять все меры для их спасения. Но нужно учитывать, что в определенных обстановках речь заходит об обороноспособности нашей страны, и рассекречивание того либо иного объекта ставит под угрозу саму жизнь и безопасность тысяч и тысяч людей.

Нужно это соизмерять. Что касается защитников прав человека, то время от времени мне неясно, чьи права они воображают и чьи защищают.

Алексей Митрофанов, народный депутат, фракция ЛДПР "Никакого сотрудничества с чужестранцами тут быть не должно"

Честно говоря, страна, владеющая ядерным флотом, должна иметь личные возможности для спасения собственных моряков. Я считаю, что ВПК и совокупности оборонного комплекса должны быть всецело самодостаточны и никакого сотрудничества с чужестранцами тут быть не должно. В то время, когда поднимали "Курск", чужестранцы (норвежцы и англичане. — "Известия") спускались и наблюдали гидроакустическую совокупность, совокупность координации, сотрудничества, управления. "Западники" практически совершили разведоперацию.

Лишний раз давать им такие возможности — это неправильно.

За помощью должны обращаться и государство, и граждане

За помощью к чужестранцам оперативно и вовремя должно обращаться государство в обстановках, угрожающих потерей и катастрофическими последствиями людских судеб. Тут нельзя стесняться, тащить время, амбициозно и тупо чураться квалифицированной помощи. Нужно срочно взывать к ней, в случае если мы бессильны либо не уверены в благоприятном финале, действуя лишь сомостоятельно, в то время, когда самим не успеть спасти людей — при техногенных и антропогенных авариях, трагедиях, вызванных природными катаклизмами (землетрясениях, наводнениях, селях)…

За помощью к чужестранцам (в Европейский суд по защите прав человека в Страсбурге, разные интернациональные правозащитные организации) должны, и это происходит все чаще, обращаться граждане РФ при нарушении национальными органами их прав и свобод, в то время, когда все национальные средства правовой защиты исчерпаны, в случаях национального преследования; при судебных неточностях или злонамеренном предвзятом судействе; в случаях, в то время, когда русский Фемида осуждает невинных, наказывает их за нелояльность либо неуступчивость или катится по людским судьбам подобно асфальтовому катку.

Федор Немчанинов, г. Пермь

Нужна помощь в оценке опасных объектов

В советское время аварий было не меньше. Но в условиях тоталитарного страны информация оставалась недоступной для населения. И зарубежной помощи государство не просило.

Мол, сами с усами. Еще опасались, что чужестранцы секреты отечественные разузнают — неприятелями они считались. Сейчас интернациональная ситуация вторая. И русский власть легко обязана, коль сама не осилит, обращаться за помощью к чужестранцам не только в то время, когда жареный петух клюнет в одно место, но и для оценки состояния опасных объектов — АЭС, плотин ГЭС, хранилищ химического и биологического оружия, военных объектов с ядерным оружием и т. д. У нас чуть не на каждом квадратном километре заложены такие мины замедленного действия. Дабы они не стали спонтанно взрываться, нужно оценить их состояние, предпринять меры для обезвреживания.

Тут без зарубежной помощи не обойтись.

Алексей Циглинцев, г. Осташков Тверской обл.

Это нужно чужестранцам для их же безопасности

Чужестранцы в период СССР через расстояния и океаны помогали и выручали третируемых коммунистическим режимом врагов народа, диссидентов, инакомыслящих: "обменяли хулигана (В. Буковского) на Луиса Корвалана", предоставили убежище и сохранили для всемирный культуры Солженицына, Бродского, Довлатова, Войновича, Барышникова, Нуриева… И по сей день срочно приходят на помощь, выручают тех, кто уже бредит от удушья в прямом и переносном смысле.

В Америке в 40-е годы прошлого века уже были телевизоры, сигнализация и кондиционеры, срабатывающая при выносе из магазинов неоплаченного товара (это мне говорил тесть, что на протяжении войны был кочегаром на морском челноке, переправлявшем американские грузы из Сиэтла во Владивосток). Так что нам до их технического уровня — не 7, а 777 верст, да все лесом. И нечего надувать щеки и строить из себя самодостаточную державу, не нуждающуюся ни в чьей помощи.

Прекрасно, что при с затонувшим батискафом мы не отказались от зарубежной помощи.

Мы переживаем один из сложнейших периодов отечественной истории. Для того чтобы не было ни у одной страны, ни у одной нации. По окончании 70 лет безвременья и коммунистического террора медлительно, с откатами и рецидивами поправляемся, как по окончании тяжелейшей болезни.

Конечно, не все члены организма функционируют четко и слаженно. Накопившиеся неприятности иногда прорываются в виде социальных язв и нарывов, технических и катастроф и военных аварий. Нам нужна помощь, мы в ней нуждаемся.

И не в виде эпизодических экспедиций чужестранцев наподобие пожарной команды, а в совместной работе и постоянной помощи для постепенной полноценной интеграции России в мировую экономику. Это необходимо не только нам. Это легко нужно чужестранцам для их же безопасности, чтобы Российская Федерация прекратила быть источником потенциальной опасности — то ли ядерная подводная лодка потонет, то ли ядерная бомба рванет.

Игорь Селиверстов, г. Владивосток

Требуется интернациональная организация

Российская Федерация не заявила траур по окончании террористических актов в Лондоне. Мне тогда было стыдно за нас. В то время, когда появилась угрожающая обстановка с затонувшим батискафом АС-28, мы попросили помощи. И слава всевышнему — спасли людей. Молодцы англичане, что отозвались. Огромное благодарю им и всем чужестранцам, каковые помогали выручать отечественных подводников.

Думаю, имеется суть создать интернациональную организацию по спасению терпящих бедствие на воде, под водой, на земле и в воздухе, которая бы объединенными упрочнениями выручала людей, ликвидировала последствия аварий и не допускала проведения страшных технических военных и экспериментов учений без надлежащей подготовки к спасательным действиям при аварийных обстановках.

Сергей Кожевников, г. Москва

Подозрительность в крови

Обращение за помощью к к другим странам при природных и техногенных трагедий одобряет большинство русского общества. По окончании аварии подлодки "Курск" 89% граждан назвали ответ о привлечении к спасательным работам британских и норвежских экспертов верным, но запоздалым. Среди обстоятельств, по которым власти не решились пойти на данный ход сходу, участники изучения, совершённого Фондом "Публичное вывод" (ФОМ), именовали не только боязнь выдать военную тайну, но и рвение скрыть подлинные обстоятельства аварии, нежелание и самонадеянность "ронять престиж Отчизны". Все эти факторы, согласно точки зрения большинства опрошенных, представляются ничтожными если сравнивать с шансом на спасение моряков. Но 14% участников опроса, совершённого "Левада-центром", придерживались прямо противоположной точки зрения.

Они полагали, что смерть подлодки случилась благодаря "враждебных действий со стороны армейских сил НАТО и США", и исходя из этого обращаться за помощью к Западу в данной ситуации было преступно.

Нежелание идти за поклоном к "чужим" при ответе всех остальных неприятностей страны, пускай кроме того неспособность совладать с ними сомостоятельно без шуток угрожает будущему страны, обширно распространено среди всего общества. хороший тому пример — неприятность миграции. По расчетам русского Совбеза, к середине текущего столетия население страны благодаря роста смертности и снижения рождаемости уменьшится на треть и будет равна около 100 млн человек, что приведет к катастрофической обстановке в экономике — на многих фирмах трудиться станет легко некому.

Но граждане до тех пор пока данной угрозы не поймут и с нескрываемой неприязнью относятся к мигрантам, каковые заполняют рабочие вакансии. Согласно данным "Левада-центра", 40% россиян неприязненно относятся к гастарбайтерам, трудящимся на отечественных стройках. За ограничение притока приезжих высказывается больше половины коренного населения страны, причем особенно своим негативным отношением к рабочим мигрантам выделяется Москва.

А противоположные мнения значительно чаще высказывают обитатели Дальнего Востока — региона, где в далеком прошлом поняли: сохранять надежду лишь на помощь из центра бессмысленно.

Еще резче проявляется склонность россиян к автаркии (опоре на личные силы) в вопросе финансирования отечественных правозащитных и — шире — по большому счету публичных организаций. "В народе сохраняется странное отношение к его намерениям и Западу; на вопрос о том, должны ли российские правозащитные организации иметь право пользоваться денежной помощью западных государств, 38% россиян высказались за запрет на получение таковой помощи и только 35% поддержали это их право", — утверждают социологи .

Георгий Ильичев Написать комментарий

// пятница, 12 августа 2005 года

В каких случаях России необходимо обращаться за помощью?

Сейчас исполняется пять лет со дня смерти подводного атомохода "Курск". Основной урок, что извлекли политические и армейские власти из данной трагедии, — в чрезвычайных событиях, в то время, когда речь заходит о жизни людей, не зазорно обратиться за помощью к к другим странам, если они в состоянии спасти обстановку. В следствии несколько дней назад при помощи английской техники был извлечен из-под воды экипаж батискафа АС-28.

Но распространяется ли это правило на другие области судьбы?
скопируйте данный текст к себе в блог:

// пятница, 12 августа 2005 года

В каких случаях России необходимо обращаться за помощью?

Сейчас исполняется пять лет со дня смерти подводного атомохода "Курск". Основной урок, что извлекли политические и армейские власти из данной трагедии, — в чрезвычайных событиях, в то время, когда речь заходит о жизни людей, не зазорно обратиться за помощью к к другим странам, если они в состоянии спасти обстановку. В следствии несколько дней назад при помощи английской техники был извлечен из-под воды экипаж батискафа АС-28.

Но распространяется ли это правило на другие области судьбы? Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru