Вечер упоительных встреч

В отличие от вторых театральных учебных заведений, генеалогия коих представляется очень вызывающей большие сомнения (например, тот же ГИТИС, якобы ведущий собственную родословную от Филармонического училища и насчитывающий вследствие этого аж 125 лет), Школа-студия МХАТ совершенно верно знает год собственного рождения. У Художественного театра было, как мы знаем, большое количество студий. В 1943-м по инициативе Немировича-Данченко показалась собственная Школа.

Немаленький зал МХАТа в прямом смысле этих слов не смог вместить всех желающих. Те, кто не поместился, расположились в буфете, где происходящее на сцене показывали на громадный экран

В отличие от вторых театральных учебных заведений, генеалогия коих представляется очень вызывающей большие сомнения (например, тот же ГИТИС, якобы ведущий собственную родословную от Филармонического училища и насчитывающий вследствие этого аж 125 лет), Школа-студия МХАТ совершенно верно знает год собственного рождения. У Художественного театра было, как мы знаем, большое количество студий. В 1943-м по инициативе Немировича-Данченко показалась собственная Школа. Немаленький зал МХАТа в прямом смысле этих слов не смог вместить всех желающих. Те, кто не поместился, расположились в буфете, где происходящее на сцене показывали на громадный экран.

Юбилейные вечера — неинтересный, я бы кроме того сообщила вымученный жанр. На душе делается липко от текущей со сцены патоки. На юбилее Школы-студии было радостно.

Время от времени было весьма безрадостно. Один раз (об этом позднее) стало весьма неудобно. Скучно (не смотря на то, что вечер по обыкновению затянулся) не было вовсе. Хороший парный конферанс Игоря Золотовицкого и Юлии Меньшовой сначала задал торжеству подернутый легкой дымкой ностальгии, но все же задорный и ироничный тон. Художественный руководитель МХАТа Олег ректор и Табаков Школы-студии Анатолий Смелянский не раздували щеки, а радовались как имели возможность.

Поздравляльщики от родственных учебных заведений — "Щуки", "Щепки" и, по остроумному определению конферансистов, РАТИ имени ГИТИСа — также не отставали. Дивертисмента было мало. Особенно порадовала интермедия артиста "Современника" Александра Берды, истерически смешно поздравившего юбиляров от имени Романа Виктюка. То, как известный режиссер в его выполнении прыгал с метафизических высот в пучину материально-телесного низа, как прихотливо строил силлогизмы, как наслаждался фасоном ботинок Золотовицкого и намекал на цена собственного, увенчанного золотой цепью прикида, достойно войти в театральные анналы.

Отыскали в памяти всех, кого нужно было отыскать в памяти в данный сутки, — от преподавателей и основателей до выпускников первого комплекта. Вручили диплом недоучившемуся ученику этого комплекта, ушедшему с головой и всем отпущенным Всевышним талантом в кино, — Михаилу Пуговкину. Совершили пара вступительных экзаменов на актерский факультет. Их сдавали — сам сегодняшний ректор Школы-студии (позорно провалился), и — Олег Басилашвили, Игорь Дмитриев, Вячеслав Невинный, Светлана Крючкова, Леонид Броневой, Михаил Козаков, ну и, само собой разумеется, сам Табаков. Куда же без Табакова! Увенчанные наградами и лаврами служители Мельпомены просматривали то, что вправду просматривали на вступительных экзаменах уж и не сосчитаешь какое количество лет назад.

По большей части — с завываниями Маяковского и характерными — рыками и Симонова. Броневой спел "В бананово-лимонном Сингапуре". Табаков выполнил с характерным прищуром визгливо-протяжную народную песню. Все в конечном счете поступили.

Их гениальное радость наводило на невеселое антропологическое наблюдение — мельчает театральный народ. Рядом с тряхнувшими стариной "абитуриентами" сегодняшний студенческий люд с кислым капустным хитом "Станиславский в стиле рэп" смотрелся как-то жалко. И это не брюзгливое ворчание, а неумолимый и который нуждается в пространных мыслях факт. Но, все красивые, в основном, капустные номера померкли на фоне главного события вечера, произошедшего уже ближе к финалу.

Сделав ясную паузу, Анатолий Смелянский пригласил на сцену художественного руководителя недружественного МХАТу им. Чехова МХАТа им. Горького Татьяну Доронину.

Зал затаил дыхание. О сложных отношениях истерически-патриотического театра на Тверском и отливающего всеми цветами, не считая красно-коричневого, театра в Камергерском знают далеко за пределами театрального цеха. О неимоверно сложных отношениях ректора и Дорониной Смелянского известно в узких кругах. Но известно большое количество. Т.В. Доронина в духе пророка Иеремии столько раз обличала известного театроведа в чудовищных интригах и работе по изничтожению русской духовности, что отношения, казалось, не будут налажены вовек.

И вот преграды пали. Смелянский (а в его лице и чеховский МХАТ) протянул недоброжелательнице руку. Перед прошлым все равны. Стало известно, что не все.

Доронина была настроена не по-доронински добродушно. Для себя самой — практически что не пафосно. Она постаралась что-то отыскать в памяти из времен собственной молодости. Раскрыть душу. Как-то пошутить. Было не смешно, а страшно.

До боли очевидна была ее полная неуместность на этом празднике театра. Человек не только прекратил слышать голос времени. Он не слышит кроме того шум судьбы. Потому что совсем изнемогший к концу ее долгого, заунывного и маловразумительно выступления зал начал уже дерзко захлопывать некогда выдающуюся актрису. Она же, как будто бы не подмечая либо не осознавая происходящего, вещала что-то со сцены, не ощущая ни стиля вечера, ни его настроения, не смотря на то, что попадание в верный тон и имеется помой-му главное уровень качества настоящего артиста.

Между ней и сидевшими на сцене известными выпускниками Школы-студии было не просто взаимонепонимание. Между ними была историческая (и эстетическая) пропасть. Неспециализированное — кажущееся таким несложным и понятным — прошлое не имеет возможности отменить сложного настоящего.

Это и был самый серьёзный вывод нескучного и в целом, непременно, удавшегося вечера. Написать комментарий

// четверг, 30 октября 2003 года

Вечер упоительных встреч

В отличие от вторых театральных учебных заведений, генеалогия коих представляется очень вызывающей большие сомнения (например, тот же ГИТИС, якобы ведущий собственную родословную от Филармонического училища и насчитывающий вследствие этого аж 125 лет), Школа-студия МХАТ совершенно верно знает год собственного рождения. У Художественного театра было, как мы знаем, большое количество студий. В 1943-м по инициативе Немировича-Данченко показалась собственная Школа.

Немаленький зал МХАТа в прямом смысле этих слов не смог вместить всех желающих. Те, кто не поместился, расположились в буфете, где происходящее на сцене показывали на громадный экран
скопируйте данный текст к себе в блог:

// четверг, 30 октября 2003 года

Вечер упоительных встреч

В отличие от вторых театральных учебных заведений, генеалогия коих представляется очень вызывающей большие сомнения (например, тот же ГИТИС, якобы ведущий собственную родословную от Филармонического училища и насчитывающий вследствие этого аж 125 лет), Школа-студия МХАТ совершенно верно знает год собственного рождения. У Художественного театра было, как мы знаем, большое количество студий. В 1943-м по инициативе Немировича-Данченко показалась собственная Школа.

Немаленький зал МХАТа в прямом смысле этих слов не смог вместить всех желающих. Те, кто не поместился, расположились в буфете, где происходящее на сцене показывали на громадный экран Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru