Владимир МАСОРИН: "Черноморский флот и Севастополь неразделимы"

— Севастополь известен всему миру как город русском славы. Без Черноморского флота город уже ни при каких обстоятельствах не будет таким, как сейчас. Представим лишь на минутку, что флот ушел. Что будут делать ВМС Украины? Переписывать боевую историю российского Севастополя и Черноморского флота под себя?

Уже имеется такие попытки. К примеру, петь на украинском языке песню "Легендарный Севастополь". Либо писать песни и лозунги, что они — Черноморский флот державы.

Но так как исторические факты налицо. Не были они им и ни при каких обстоятельствах не станут. Они — всего лишь ВМС

Украина и Россия должны создать новые предложения по последовательности положений об условиях нахождения баз Черноморского флота (ЧФ) в Крыму. Об этом в пятницу заявил в Киеве Виктор Андреевич Ющенко. Подтвердив неизменность соглашений о нахождении ЧФ в Крыму до 2017 года, Ющенко однако объявил, что многие из существующих договоренностей "не отвечают действительности", и внес предложение "формализовать" отношения с Москвой. Как пример он привел несогласованность условий аренды 170 объектов береговой навигации, около 70 земельных участков, 170 объектов недвижимости. Согласно точки зрения Ющенко, $98 миллионов, каковые Российская Федерация выплачивает каждый год Украине за их аренду, не хватает и сумма должна быть поднята минимум до $200 млн.

О том, что происходит около ЧФ, глава Главного штаба ВМФ России адмирал Владимир МАСОРИН говорит обозревателю "Известий" Дмитрию ЛИТОВКИНУ.

известия: Владимир Васильевич, складывается чувство, что при прошлом президенте Леониде Кучме неприятностей с базированием Черноморского флота не существовало, но стоило прийти Виктору Андреевичу Ющенко — и начались чудеса. То русские моряки самовольно выполняют учения, то оказывается, что Российская Федерация не желает отдавать Украине гидрографическое оборудование, что лишает Киев возможности делать ее интернациональные обязательства. Что изменилось?

Масорин: Из четырех флотов ВМФ России Балтфлот возможно назвать седой и умудренной головой, Северный и Тихоокеанский флоты — еще достаточно уверенными и сильными руками, а Черноморский флот возможно сравнить с ласковым и трепетным сердцем, которому характерно время от времени болеть. Кстати, в пятницу, 13 мая, ему исполнилось 222 года.

С момента подписания соглашений по Черноморскому флоту во второй половине 90-ых годов двадцатого века и до начала этого года ситуация около нахождения ЧФ в Крыму была стабильной и полностью обычной с позиций его жизнедеятельности и эффективного функционирования. Трудились согласительные комиссии, решали появляющиеся неприятности, каковые в силу событий не были учтены на протяжении раздела флота. Но нужно честно заявить, что в прошедший период мы не весьма деятельно пробовали их решать. С одной стороны, всегда менялись главы согласительных рабочих групп, с другой — было личностное познание отечественных неприятностей со стороны представителей украинских правительства, что в неспециализированном-то расхолаживало. Сейчас в связи со сменой управления Украины полного понимания пока не достигнуто.

Разговор несложной: положено — платите. Фактически, около этого все и крутится. В плане же повседневной жизни флота ничего не изменяется.

Совокупность боевого управления действует отлаженно, силы флота делают задачи с высокой долей эффективности.

известия: Однако происхождение претензий со стороны украинских правительства может сделать весьма затруднительным предстоящее нахождение ЧФ в Крыму. Возможно, не напрасно украинский президент увидел, что ранний вывод флота до 2017 года вероятен, в случае если этого захочет Российская Федерация. Создать предпосылки для этого так как не неприятность?

Масорин: В принципе, нет. Заберём кроме того элементарный бытовой вопрос. В связи с новыми нормами и законами, показавшимися как в русском, так и в украинском законодательстве, военнослужащим было отказано в прописке по месту жительства по так называемой "справке № 5".

Из-за введения общегражданских паспортов для солдат она сперва была отменена в российских Вооруженных силах, после этого и в украинских. Сейчас у отечественных офицеров паспортов еще не было. Появились неприятности с пропиской. В то время, когда писался текст соглашения, кто думал о личном автотранспорте офицеров? Сейчас у отечественного военнослужащего с русским паспортом, по сути, нет права иметь в Севастополе машину. Приходиться оформлять ее на родственников либо привычных.

В итоге, имея машину с украинскими номерами, отечественный офицер не имеет возможности на ней выехать в Россию. Таможня не пропускает: украинская машина, а за рулем гражданин другого страны. Казалось бы, мелочь, но и она весьма без шуток осложняет жизнь.

Я осознаю, что такие вопросы мы должны были бы решать прежде всего, но они как-то спускались на тормозах.

Сейчас имеется и более значительные неприятности, которые связаны с обеспечением флота материальными ресурсами. На Украине мы закупаем фактически все — от продовольствия до стройматериалов и топлива. Но имеется вещи, каковые мы вынуждены завозить из России, к примеру, особое имущество, нужное флоту. За провоз этого имущества мы платим огромные таможенные пошлины, как словно бы мы везем их не для себя, а на продажу. Не можем, к примеру, совершить ротацию оружий. Другими словами заменить выслужившие собственный суда на более современные.

Сделать это возможно лишь с разрешения украинских правительства, а разрешение такое не дается. Тут также, действительно, нужно покритиковать и самих себя. Мы знали про данный вопрос, пробовали его решить все эти долгие годы, но так и не довели до конца.

Возможно, не показали нужной настойчивости.

Исходя из этого, в то время, когда мы слышим, что нужно еще раз взглянуть на соглашение, что-то пересмотреть, упорядочить, совсем ясно, что параметры принятых основных договореностей и дополнений к ним пересматриваться не должны. Это незыблемо. А существующие накопившиеся неприятности смогут и должны решаться на протяжении переговоров согласительных рабочих групп.

известия: По каким вопросам сейчас смогут поработать согласительные комиссии?

Масорин: По большей части по тем, что касаются материальных претензий. К примеру, с требованиями дать то, чего ни при каких обстоятельствах на флоте не было и что исходя из этого дать нереально. В большинстве случаев, извлекаются какие-то акты либо ведомости с указанием чего-либо, а этого у нас ни при каких обстоятельствах и не было — кроме того в момент раздела флота.

Откуда показались эти документы, не знаю: то ли неосторожность, то ли еще что. В общем, нужно разбираться.

известия: Обоснованны ли требования Украины по увеличению арендной платы за Севастополь?

Масорин: В случае если исходить в вопросе ее определения из занимаемых флотом квадратных метров, то ее, само собой разумеется, возможно сделать безграничной. Но мы же не можем сказать о том, что мы имеем с позиций квадратных метров. Это совсем неправильно. Исторически так сложилось, что Севастополь создавался только в интересах флота.

флот и Город неразделимы.

В свое время была выяснена сумма в $98 млн — она большая и адекватная. Сейчас Украина говорит нам о том, что флот занимает 100 тысяч гектаров территории Севастополя. В действительности — не более 18,5 тысячи. Мы же четко знаем, сколько у нас почвы. К тому же не вся почва, которую мы занимаем, возможно по большому счету когда-то использована в иных потребностях.

И вычислять, что она воображает какую-то большую сокровище, и мы, ее занимая, приносим какой-то вред, на мой взор, совершено неправильно.

известия: Какие конкретно еще претензии существуют с Украины?

Масорин: По сути, претензий нам никаких и не предъявлено. Неприятности не распознаны. До тех пор пока все на уровне бесед.

Быть может, нам нужно поразмыслить о том, что обсуждение этих неприятностей принесет нам больше пользы, чем вреда.

известия: Имеется требование Украины вернуть ей гидрографическое оборудование, находящееся в ведении Черноморского флота. Из-за чего мы не желаем этого сделать?

Масорин: Данный вопрос поднялся в далеком прошлом, и еще неизвестно, сколько он будет решаться. на данный момент он всегда муссируется в судах. Гидрографические объекты требуют важного внимания. Содержание маяков обходится в солидные деньги и в принципе нам ничего не дает (с позиций доходов). Мы лишь несем затраты за их содержание, а пользуются этим, как во всем мире, те, кто ходит в их районе. Судоводителю все равно, кто обслуживает маяк либо совокупность, основное — дабы она трудилась и снабжала безопасность судоходства (а оно в а акватории Черного моря достаточно интенсивное).

По моему точке зрения, сейчас мы прекрасно содержим эти совокупности и совсем не уверены в том, что те структуры, каковые желают у нас их отобрать, будут делать это так же. К примеру, на Каспийском море по окончании раздела маяков оказалось, что они трудятся лишь на российской стороне. Ни в Азербайджане, ни в Туркмении, ни в Казахстане они по-настоящему, как требуется, не трудятся. Огни погашены кроме того в самых сложных для навигации районах.

Их содержание требует громадных затрат. Маяки потребляют огромное количество электричества, это же замечательнейшие прожектора, и вдобавок нужно содержать строения, топить зимний период, платить заработную плат смотрителям маяков, ремонтировать оборудование.

Помимо этого, вместе с маяками и другими радионавигационными совокупностями на Черноморском флоте были выстроены другие системы, каковые применяет лишь ВМФ. К примеру, с целью проведения разных замеров. Но без них у нас появится такая масса неприятностей в обеспечении жизнедеятельности флота, которую мы вряд ли сможем решить.

Исходя из этого мы до тех пор пока думаем, что передача гидрографических объектов не имеет возможности принести никому пользы, а лишь ослабит навигационную безопасность в этом регионе.

известия: А зарубежные суда, входящие в акваторию Украины, платят какие-то налоги за пользование гидрографическим оборудованием?

Масорин: Нам — ничего. Все, что касается применения гидрографических объектов, собирает Украина. Мы несем одни затраты. А также в то время, когда мы спрашиваем, для чего вам необходимы эти объекты, четко обоснованного ответа не приобретаем.

Нужно осознавать, что любой неосторожный ход в вопросе ответа судьбы гидрографического оборудования на побережье может создать важные предпосылки для аварийности и нарушить годами отлаженную совокупность безопасности судоходства.

известия: Власти Севастополя требуют передать им часть причального фронта, занимаемого Черноморским флотом. Говорят, что из 517 занимаемых причалов флот реально применяет не более 300.

Масорин: Ну, данный разговор ведется уже много лет. И ветхий глава горадминистрации города, и новый заявляли, что у ЧФ большое количество всего и нужно поделиться. Большое количество либо мало — мы на данный момент оценку давать не будем.

Все причалы были поделены соглашением от 1997 года, и сейчас нет никакого юридического основания для передачи их части кому бы то ни было. Причальные фронты употребляются и будут употребляться флотом. Возможно предъявлять претензии, но вычислять это верным запрещено, поскольку это противоречит существующим соглашениям, каковые разрабатывались на долгую возможность.

известия: Говорят, что Украина в недалеком будущем может стать членом североатлантического альянса. Не станет ли это обстоятельством, по которой России вправду нужно будет уйти из Севастополя?

Масорин: На мой взор, это легко нереально. Севастополь известен всему миру как город русском славы. Без Черноморского флота город уже ни при каких обстоятельствах не будет таким, как сейчас.

Представим лишь на минутку, что флот ушел. Что будут делать ВМС Украины? Переписывать боевую историю российского Севастополя и Черноморского флота под себя? Уже имеется такие попытки. К примеру, петь на украинском языке песню "Легендарный Севастополь". Либо писать песни и лозунги, что они — Черноморский флот державы.

Но так как исторические факты налицо. Не были они им и ни при каких обстоятельствах не станут. Они — всего лишь ВМС. Оспаривать историю Черноморского флота и Севастополя безтолку. Она золотыми буквами внесена в летопись нашей страны и в мировую летопись. Необходимо помнить и о том, что бюджет ЧФ — это 5 млрд рублей.

Это в 3 раза больше суммарного бюджета Севастополя, Феодосии и Гвардейского.

Довольно вступления Украины в блок НАТО могу привести один пример. Как-то в беседе командующий ВМС Турции мне заявил, что у них с Грецией кроме этого существуют разногласия и определённые проблемы, но это совсем не мешает им пребывать в одном армейском блоке. Совершенно верно так же мы можем заявить, что рвение Украины взаимодействовать с НАТО запрещено ни за что связывать с нахождением ЧФ России в Крыму. Сейчас в Севастополь приходят и американцы, и немцы. Неизменно базируются отечественный ЧФ и украинские ВМС. Стоят и не мешают друг другу.

Были, само собой разумеется, попытки представить обстановку так, что ЧФ творит в Крыму все что захочет. Неправда. Ни один выход в море, ни одно боевое упражнение не выполняются без ведома ВМС Генерального штаба и Украины Украины. Любой выход любого корабля, кроме того базирующегося в Севастополе, за пределы акватории и его возвращение докладываются на Центральный командный пункт ГШ ВС Украины. Исходя из этого никакого в том месте своевольства нет.

У нас все вопросы под контролем. Кроме того очевидная внутрифлотская перевозка оружий. Мы же докладываем о ней предварительно в ГИБДД города — что мы везем, к примеру, ракету с одного объекта на другой. Совершенно верно так же, как если бы мы были в Российской Федерации. Флот живет по двум законодательствам — это предусмотрено соглашением 1997 года.

Время от времени нам это мешает, но что делать. А в то время, когда нас обвиняют в нарушениях, то это скорее всего те вопросы, каковые до сих пор не были каким-то образом урегулированы. Они урегулировались взаимоотношениями и жизнью с разными ветвями власти, но не были закреплены юридически.

И я считаю, что эти вопросы возможно и нужно решать.

К примеру, сейчас нас больше всего тревожит неурегулированность вывоза и ввоза с территории Украины оружий ЧФ. В случае если мы за любой боеприпас при пересечении границы будем платить таможенную пошлину, то . Возможно вынудить нас подавать за 30 дней заявку во внешнеполитическом ведомстве Украины (мы ее и по сей день подаем, но за трое дней) на вход и выход какого-либо отечественного корабля в Севастополь. Но это же вздор. Мы не с официальным визитом приходим. Мы тут живем.

Да и такое отношение никому ничего не позволит. Это напряжет обстановку не только в городе, но и в Крыму. В итоге возможно будет утратить больше, чем купить.

Особенно в денежном замысле. В Севастополе в интересах флота трудится более 23 тысяч гражданского персонала. А сейчас представьте на миг, что мы уходим.

Муниципальные власти Севастополя сейчас в год увеличивают количество рабочих мест на 1000-1200. В то время, когда эти люди смогут взять работу — лет через 15-20?

По моему точке зрения, на данный момент идет легко притирка взоров новых начальников, каковые со временем больше и больше будут осознавать, что нахождение ЧФ в Крыму никоим образом не причиняет урона Украине, а, напротив, содействует экономическому росту. И нужно осознавать, что ЧФ не разъединяет Россию и Украину, а, напротив, соединяет. Это то, что у нас вправду имеется неспециализированного. Мы знаем отечественные неприятности. С Украины они будут в недалеком будущем сформулированы.

И я пологаю, что в течение ближайшего года мы их все снимем. И Черноморский флот будет функционировать равно как и раньше. Написать комментарий

// понедельник, 16 мая 2005 года

Владимир МАСОРИН: "Севастополь и Черноморский флот неразделимы"

— Севастополь известен всему миру как город русском славы. Без Черноморского флота город уже ни при каких обстоятельствах не будет таким, как сейчас. Представим лишь на минутку, что флот ушел.

Что будут делать ВМС Украины? Переписывать боевую историю российского Севастополя и Черноморского флота под себя? Уже имеется такие попытки.

К примеру, петь на украинском языке песню "Легендарный Севастополь". Либо писать песни и лозунги, что они — Черноморский флот державы. Но так как исторические факты налицо.

Не были они им и ни при каких обстоятельствах не станут. Они — всего лишь ВМС
скопируйте данный текст к себе в блог:

// понедельник, 16 мая 2005 года

Владимир МАСОРИН: "Севастополь и Черноморский флот неразделимы"

— Севастополь известен всему миру как город русском славы. Без Черноморского флота город уже ни при каких обстоятельствах не будет таким, как сейчас. Представим лишь на минутку, что флот ушел. Что будут делать ВМС Украины? Переписывать боевую историю российского Севастополя и Черноморского флота под себя?

Уже имеется такие попытки. К примеру, петь на украинском языке песню "Легендарный Севастополь". Либо писать песни и лозунги, что они — Черноморский флот державы. Но так как исторические факты налицо.

Не были они им и ни при каких обстоятельствах не станут. Они — всего лишь ВМС Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru