Военное, но не высшее

Сразу после ужасных событий на Дубровке было решено внести в Концепцию нацбезопасности и Военную теорию России значительные трансформации. Эти поправки станут идеологической базой предстоящего проведения реформы Армии, в частности реформы совокупности армейского образования

Но вот вопрос: а на чьи, фактически говоря, плечи ляжет задача проведения данной самой реформы на практике? Ясно, что это должны быть армейские новой формации, могущие думать и функционировать на уровне современных требований.

Но откуда таковых забрать? Где и как подготовить? "Совокупность армейского образования не отражает существующего сейчас характера армейских угроз, не соответствует замыслам реформирования Армии РФ и других силовых структур", — годом ранее заявил глава МинОбороны Сергей Иванов. Но в программе реформы армейского образования так же, как и прежде нет кроме того наиболее значимого компонента: трансформаций в подготовке опытных младших начальников — прапорщиков и сержантов. А необходимо ли это Генштабу? "Более чем 20 тысяч первичных офицерских должностей остаются неукомплектованными лишь по Минобороны.

Отчисление курсантов из академий и военных институтов образовывает до 30 процентов", — говорит генерал Иван Найденов, глава научно-методической рабочей по информатизации армейского образования при Управлении армейского образования (УВО) МО. Значительная неприятность Русском армии, которую предстоит решать посредством реформы образования, — воссоздание полноценного опытного офицерского корпуса. На сегодня увольнение офицеров по известным обстоятельствам — низкое перегруженность и материальное обеспечение работой — в несколько раз превышает пополнение из армейских институтов. Из-за оттока умелых учителей происходит и понижение качества самой подготовки офицеров.

В некоторых военных округах, дабы заткнуть дыру, создают 10-месячные направления по подготовке младших лейтенантов из тех, кто отслужил срочную работу. Расчетная норма естественной убыли офицеров Фактическая убыль офицеров в конце 90-х годов 5-6% До 10% Средняя длительность работы офицеров 70-80-е годы 1996 г. 20-25 лет 10-15 лет Отчисление курсантов за цикл обучения Середина 80-х годов 1996 г. 2001 г. 10-12% До 40% До 30% Ведущий координатор проведения реформы армейского образования — Основное управление кадров и входящее в него Управление армейского образования являются по существу научными органами. Практически вузами руководят могущественные Главкоматы видов армии. Еще 4 года назад основной армейский советник при глава правительства генерал Валерий Миронов призывал отказаться от планирования развития армии по видам оружий и перейти к планированию национальных армейских задач. Конкретно это указывает создание объединенных руководств. Так как боевые действия ведут не виды ВС и не армейские округа, а группировки разнородных средств и сил.

Но тогда Генштабу невольно было нужно бы поделиться частью собственных полномочий с этими самыми объединенными руководствами. Это в корне поменяло бы организацию подготовки армейских экспертов и, кстати, уменьшило бы общее число армейских институтов. Но интересы Главкоматов и Генштаба перевесили.

Исходя из этого и по сей день Основное оперативно-мобилизационное управление (ГОМУ) Генштаба решает вопрос о числе экспертов, а Главкоматы выдают заказ и сами же его делают. Наряду с этим количество армейских институтов уменьшается только на бумаге: небольшие институты начинают именовать филиалами больших — к примеру, военно-инженерные училища в Петербурге, Нижегородской области и Тюмени превратились в филиалы Военно-инженерного университета в Москве. Первый этап реформы армейского образования, 2003-2005 годы, отводится под изучения и выработку рекомендаций (цена — 403 млн рублей). Завершить реформу планируется к 2010 году.

Но при нынешних позициях Главкоматов и Генштаба этого не произойдёт. А ведь через пять лет должно начать поступать новое оружие, в 2004 году начнется деятельный переход на контрактную работу. Кто будет руководить контрактниками, овладевать новой техникой? Меньше институтов — хороших и различных Для современного офицера серьёзна кроме того не столько сумма его знаний, сколько умение самообучаться. И возможность от 30 до 50 процентов собственного времени отдавать этому занятию. Он всегда имеет дело с людьми, что требует понимания мотиваций поведения человека, а это достигается только широким гуманитарным образованием.

Так же, как и прежде требуются начальникам любого ранга знания по тактике, своевременному мастерству, стратегии. Все большее значение, в особенности для слушателей академий, покупают экономика и право. Никуда не уйти и от общих технических дисциплин, от знания компьютера и техники связи. Откуда забрать деньги и время? Кроме того армейским педагогам то и дело приходится подрабатывать на стороне, а что уж сказать о курсантах, разгружающих вагоны, либо об офицерах, подрабатывающих на постройке дач. По словам бывшего военного министра Игоря Сергеева, содержание только одного военного училища требует средств, на каковые существует развернутое соединение.

Как решается неприятность? Верно, "как неизменно". Во второй половине 90-ых годов двадцатого века на академии и военные училища обрушивается шквал административных сокращений. Результат — из 103 армейских институтов, которыми распоряжалось МО, осталось 55. Были упразднены кое-какие учебные заведения, дублировавшие друг друга.

Но выплеснули и ребенка — высококлассные преподавательские кадры. Так, еще во второй половине 90-ых годов двадцатого века по окончании объединения академии им. Фрунзе с Бронетанковой одна из технических кафедр последней в полном составе ушла в большую нефтяную компанию. Из-за понижения тарифных званий и разрядов учителей академий в декабре 2001 года 150 офицеров Общевойсковой академии — около трети состава! — подали рапорты о досрочном увольнении.

И все же в случае если сравнить количество отечественных военных институтов с числом институтов американских… У них, в Мичигане В Соединенных Штатах профильных армейских колледжей и училищ… менее десятка. Из-за чего?

По причине того, что неспециализированное либо либеральное, как говорят американцы, образование офицер приобретает в гражданском институте за собственный счет. В понятие "либеральное образование" включается изучение как гуманитарных, так и правильных наук. В будущем американский офицер (не проводящий полжизни в казарме, по причине того, что в том месте его заменяет сержант) всегда занимается самообразованием. Изучает зарубежные языки, проходит краткие направления увеличения квалификации, по окончании чего сдает соответствующие экзамены.

Такая совокупность армейского образования была создана на базе закона о военной реформе, принятого конгрессом США в 1973-м. У нас аналогичного закона нет и не предвидится. Американский офицер, в большинстве случаев, не служит на одном месте более 3 лет, оттого-то ему и приходится непрерывно обучаться. Он может (как, к примеру, атташе по вопросам обороны американского консульства в Москве генерал Райан) руководить бригадой ПВО, после этого стать армейским дипломатом. Позже перейти к научной деятельности и — возвратиться на командную должность в боевое соединение. Американский офицер, начиная с лейтенанта, имеет высшее военное образование, а не среднее, как в Российской Федерации.

Дабы выбиться в майоры, ему нужно иметь ученую степень (у нас — высшее образование). Уровень качества неспециализированного либерального образования уже в академиях первой ступени, по словам исследователя организации зарубежных армий Виталия Шлыкова, ни в чем не уступает взятому в лучших университетах США — Гарвардском, Стэнфордском, Йельском. Кстати, это же подтверждают и опросы публичного мнения: согласно данным газеты The Princeton Review, в десятку самые престижных учебных заведений США вошли Академия ВВС, Военная академия в Вест-Пойнте, Академия ВМС США. Страны СНГ пробуют сделать выводы из негативного опыта СССР и забрать за границей все, что апробировано временем. 30 казахских офицеров учатся в Соединенных Штатах по американским программам IMET (интернациональное подготовка и военное образование) и FMF (зарубежное военное финансирование).

В октябре этого года американцы создали школу сержантов в Киргизии. Держись, курсант! Что греха таить — кое-кто у нас поступает в армейские институты, дабы "закосить" от армии и в один момент взять бесплатное высшее образование. Дабы прекратить безобразие, ГУК МО предлагает разглядывать недисциплинированность, неуспеваемость либо нежелание обучаться как невыполнение либо отказ от исполнения курсантом условий арестанта им договора. Со всеми вытекающими.

Сам договор предполагается расширить с 5 до 10 лет. Нарушил — возвращай деньги за образование из расчета пара сот тысяч рублей за год. (Глава МинОбороны сравнительно не так давно приводил размеры цены подготовки офицеров: от 400 тыс. руб. для Сухопутных армий до 7 млн для ВВС.) Но вряд ли так уж действен на данный момент ветхий армейский принцип: "Не можешь — научим, не желаешь — вынудим". Единственный выход — повысить заинтересованность офицеров в работе. Кстати, в случае если раньше до 40 процентов курсантов увольнялось из институтов по окончании двух лет учебы (они приравнивались к срочной работе), то по окончании того, как во второй половине 90-ых годов двадцатого века год работы приравняли к 2 годам учебы, увольняться стали по окончании четвертого-пятого направлений. Молодежь продолжает хотеть попасть в армейские институты.

Главные мотивации — или расчет посредством родственных связей сделать военную карьеру в Москве, или отсутствие возможностей на гражданке, или желание пройти срочную работу с минимальными утратами. В Столичный армейский университет (МВИ), бывшее Училище кремлевских курсантов, конкурс — три человека на место. В большинстве случаев, выбор карьеры делается под влиянием родственников, которые связаны с армией. 19-летний третьекурсник Роман из Воронежа: "Мои отец и дед армейские, брат преподает тут же, в МВИ. Из отечественного университета офицеры не обязательно идут в армию.

Из этого отбирают и в другие ведомства, к примеру, в ФСБ". 20-летний Евгений из деревни под Омском: "О военной работе мне говорил дядя. Сохраняю надежду остаться в городе либо Столичной области. Так как отличники есть в праве выбора из присылаемых заявок.

Помимо этого, у меня первые разряды по бегу, лыжам". Старший сержант Денис, 21 год: "Мой товарищ по окончании курса молодого бойца сходу написал прошение о поступлении в армейский университет. И его приняли. Я отслужил срочную и также решил сделать карьеру офицера. Кстати, тут стипендия вдвое выше, чем у студентов на гражданке, отличникам дают раз в квартал премию".

Из 33 человек первого взвода второй роты 8 третьекурсников поступили в МВИ по окончании суворовского училища, остальные — из школы либо со срочной работы, один кроме того с третьего курса педагогического института во Владикавказе. Парни еще не обструганы военным судьбой. Около 10 процентов уже отчислились из-за тягот военной дисциплины.

Но в случае если оставшимся разрешить возможность развиваться, они смогут превратиться в самостоятельно мыслящих офицеров. В МВИ курсанты приобретают высшее гражданское и высшее военно-особое образование (по новой терминологии — высшее профобразование двойного — гражданского и военного — назначения, специальность "Управление персоналом"). С таким багажом возможно дорасти до майора. Дальше нужно второе высшее — военное образование. Для Сухопутных армий это бывшая академия им.

Фрунзе, сейчас — Общевойсковая. Отмененная в 94-м году совокупность заочного образования медлено восстанавливается и дает самоё амбициозным шанс на предстоящий служебный рост. Так, кроме того при увеличении срока договора до 10 лет и ограничении обстоятельств, разрешающих его расторгнуть, конкурс в армейские училища вряд ли уменьшится.

Другое дело, увеличится ли оттекание из них на гражданку? В случае если безработица уменьшится, офицерская работа станет менее привлекательной. Наряду с этим практически у 40 процентов молодых офицеров, выходящих на данный момент в отставку, нет гражданской профессии — значит, новые затраты на адаптацию. "Военки" на "гражданке" "Беспокойство сухопутчиков приводит к состоянию, в котором пребывают многие армейские кафедры гражданских институтов. Никто толком их не осуществляет контроль, не оказывает методической, информационной и материально-технической помощи.

Программы в большинстве собственном устарели", — заявил сравнительно не так давно помощник Главнокому Сухопутными армиями генерал Владимир Попов. По словам военного министра, взявшие "якобы военное образование" на военных кафедрах гражданских институтов лейтенанты запаса никому не необходимы. Резерв Минобороны видит среди другого и в сокращении количества армейских кафедр.

Вправду, сейчас институтов с "военкой" 225, и трудится в них около 4 тысяч армейских учителей, что равноценно 25 фактически армейским институтам. С 1 сентября 2002 года в трех гражданских университетах идет опыт по подготовке офицеров для срочной работы. На его базе планируется принять закон об участии высшей школы в армейском образовании. Подготовка гражданских экспертов стоит в несколько раз меньше, чем военных, и как раз неспециализированное образование образовывает до двух третей образования армейского.

Значит, гуманитарные и технические предметы будущие офицеры имели возможность бы изучать в гражданских вузах, а специальность — на военных кафедрах, которым нужно было бы оказывать методическую, информационную и материально-техническую помощь. Но пока, по словам одного из сотрудников армейского факультета ГВТУ им. Баумана, число учителей на кафедрах уменьшается — не обращая внимания на некое повышение окладов, призванное компенсировать отмену льгот армейским, а число военно-учетных профессий с весны этого года выросло в 3 раза.

Что, напротив, требует соответствующего повышения количества, а основное, качества преподавательского состава. В Соединенных Штатах подготовка кадров на начальные офицерские должности на 85-90 процентов возложена на гражданские институты. У нас — на Минобороны. В том месте военную кафедру студенты посещают добровольно.

У нас — также. Лишь цели различные. У нас — дабы, в случае если "загребут" в армию, по крайней мере не являться рядовым. (Потому и эксперты у нас получаются плохие.) У них — для получения гарантированного трудоустройства, вначале в армии, позже на гражданке.

Офицеры с опытом ценятся высоко. Написать комментарий

// вторник, 3 декабря 2002 года

Военное, но не высшее

Сразу после ужасных событий на Дубровке было решено внести в Концепцию нацбезопасности и Военную теорию России значительные трансформации. Эти поправки станут идеологической базой предстоящего проведения реформы Армии, в частности реформы совокупности армейского образования
скопируйте данный текст к себе в блог:

// вторник, 3 декабря 2002 года

Военное, но не высшее

Сразу после ужасных событий на Дубровке было решено внести в Концепцию нацбезопасности и Военную теорию России значительные трансформации. Эти поправки станут идеологической базой предстоящего проведения реформы Армии, в частности реформы совокупности армейского образования Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru