Возможны варианты

Закончилась "Золотая маска", начались гастроли Театра имени Руставели; в один момент проходит фестиваль театров малых ретроспектива спектаклей и городов России театра "Ильхом". Но в театральной Москве также длится жизнь: выходят пьесы, до которых у театральных критиков просто не доходят руки. Исходя из этого мы начинаем публиковать театральную хронику и для начала предлагаем вам коктейль из двух пьес — классического и другого

Арцибашев без Арцибашева "Старший сын" одна из самых известных вампиловских пьес. Сюжет у нее практически классицистский, выполняющий единство действия, места (храбрецы топчутся на одном и том же провинциальном пятачке) и времени — все заканчивается за выходные. Два подгулявших молодых человека задерживаются на последнюю электричку, звонят в первую попавшуюся квартиру, и один из них выдает себя за прижитого на стороне, а сейчас нашедшегося сына хозяина. К концу спектакля простодушный псевдоотец и фальшивый сын вправду почувствуют себя родными: хорошие люди образуют особенное братство. Годом ранее основной режиссер Театра на Покровке Сергей Арцибашев сыграл бы в этом спектакле ключевую роль.

Сейчас он взял Театр Маяковского, но собственный мелкий, собственноручно выстроенный театральный дом не покинул. Новый художественный руководитель театра принимал хозяйство, продолжая репетиции на Покровке: заслуженный артист России Геннадий Чулков сыграл музыканта Сарафанова, и оказался Арцибашев без Арцибашева. Правильнее говоря — эрзац-Арцибашев: Геннадий Чулков на собственного главного режиссера не похож, но его храбрец быстро напоминает арцибашевские роли.

Режиссер так же, как и прежде ставил спектакль на себя: в данной роли имеется то сочетание бытовой обстоятельности, крепкой ранимости и мужской породы, что свойственно персонажам Арцибашева. Вот лишь их убедительности и силы в Сарафанове нет. А в остальном это обычнейший Театр на Покровке. В спектакле имеется задушевность и теплота, и практически нет сильных актерских работ (исключением стал Сергей Чудаков, играющий Сильву); имеется и постановочная наивность — воздействие вампиловской пьесы происходит в семидесятые, а режиссер приметы времени не обозначил. В следствии оно зависло вне времени и пространства: Сарафанов бывший фронтовик, а нынешним ветеранам войны в лучшем случае под восемьдесят, их детям — за пятьдесят…

Да и психотерапевтический сюжет "Старшего сына" Сейчас неосуществим — по крайней мере, в то время, когда театр понимает его так практически. Но для публики, заполняющей мелкий зал, все это не имеет значение: ей быстро и внятно поведали занимательную историю, а простодушная вера в хэппи-энд весьма ко двору отечественному раздрызганному времени. Камерное помещение, негромкая интонация, ясная мораль… Такое мастерство непотопляемо. Обломов и пустота Эту пьесу Михаил Угаров написал для ефремовского МХАТа. Но в том месте ее будущее не сложилась, и Угаров поставил собственный произведение сам — "Облом off" вышел в Центре режиссуры и драматургии.

Заметить спектакль возможно на сцене Центра имени Высоцкого: закинутый переулок за Театром на Таганке, колдобины, развалины, аскетичное помещение Центра Высоцкого… Совершенный антураж для театральной альтернативы. Мораль пьесы, но, традиционна для отечественного "обломоведения".

Обломов — цельная личность, все другие персонажи являются что-то дробное и человечески менее полезное: за этим поднимается давешняя, недоброжелательная по отношению к гешефтмахерам штольцам мысль. Умом Россию не осознать, а личность нельзя измерить неспециализированным аршином — будь дело лишь в этом, пьеса не заслуживала бы особенного внимания. Но у Михаила Угарова имеется стиль и твёрдый современный взор — вся вещь тут не в точке, а в угле зрения. Лень оборачивается недеянием, недеяние пытается к абсолюту, абсолют оборачивается исчезновением. Иван Ильич Обломов идеален, а полное и законченное совершенство равняется пустоте.

В спектакле прекрасно играются Владимир Скворцов (Обломов) и Артем Смола (придуманный Михаилом Угаровым пра-фрейдист, врач Аркадий Михайлович). Но основное преимущество данной, не весьма ровной работы в другом: тут, в отличие от пьес солидных репертуарных театров, нет ощущения коммерческого, поставленного на поток продукта. Все как пятьсот лет назад: имеется коврик (Центр Высоцкого), имеется ставящий личный текст создатель, имеется играющие для самой игры лицедеи… И имеется появляющийся в следствии всего этого живой театр.

А что вы думаете об этом? Написать комментарий

// понедельник, 22 апреля 2002 года

Вероятны варианты

Закончилась "Золотая маска", начались гастроли Театра имени Руставели; в один момент проходит фестиваль театров малых ретроспектива спектаклей и городов России театра "Ильхом". Но в театральной Москве также длится жизнь: выходят пьесы, до которых у театральных критиков просто не доходят руки. Исходя из этого мы начинаем публиковать театральную хронику и для начала предлагаем вам коктейль из двух пьес — классического и другого
скопируйте данный текст к себе в блог:

// понедельник, 22 апреля 2002 года

Вероятны варианты

Закончилась "Золотая маска", начались гастроли Театра имени Руставели; в один момент проходит фестиваль театров малых ретроспектива спектаклей и городов России театра "Ильхом". Но в театральной Москве также длится жизнь: выходят пьесы, до которых у театральных критиков просто не доходят руки. Исходя из этого мы начинаем публиковать театральную хронику и для начала предлагаем вам коктейль из двух пьес — классического и другого Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru