Вынырнули из путчины

Сейчас исполняется 15 лет с момента провала попытки переворота самопровозглашенным Госкомитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП). Несколько главных начальников СССР собиралась вернуть страну на рельсы советского развития. В прошлую пятницу эксперты и петербургские политики за "круглым столом" разбирали события 15-летней давности, а простые жители вспоминали те дни.

Сейчас исполняется 15 лет с момента провала попытки переворота самопровозглашенным Госкомитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП). Несколько главных начальников СССР собиралась вернуть страну на рельсы советского развития. В прошлую пятницу эксперты и петербургские политики за "круглым столом" разбирали события 15-летней давности, а простые жители вспоминали те дни.

Александр Беляев, в первой половине 90-ых годов двадцатого века — глава Ленсовета:

“По окончании провала ГКЧП демократические процессы стали необратимы, общество начало развиваться по своим законам, а не по законам коммунистической идеологии, и по сей день мы живем лучше, чем до 1991-го”.

Михаил Амосов, депутат ЗакСа от партии “Яблоко”:

“Члены ГКЧП желали централизации страны. на данный момент эта цель достигнута — регионы последовательно лишаются всех вероятных полномочий, каковые концентрируются в федеральном центре. ГКЧП посягнул на выборную власть. на данный момент губернаторов и других государственныхы служащих назначает конкретно президент.

СМИ в начале 90-х воображали различные точки зрения, сейчас они фактически монолитны. Ответ на вопрос, кто в следствии взял верх, очевиден”.

Валерий Островский, историк, политолог:

“Пятнадцать лет назад произошла контрреволюция — противоположность той, что случилась в 1917-м. По сути контрреволюция была правой, под лозунгами национальной независимости, рыночной экономики и политических свобод. Но делали ее люди по взорам левые, не воображавшие себе, как, например, выжить в условиях рынка”.

Сергей Шелин, журналист:

“1991-й стал годом образования национального страны Российская Федерация. Но на сегодня в нем имеется, как обожают выражаться отечественные власти, население, имеется этносы, но нет гражданской нации, готовой принимать яркое участие в принятии ответов. А потому демократии тут не может быть по определению — за отсутствием ее субъекта”.

Владимир Чуров, народный депутат:

“Из-за чего в 1991-м граждане заняли активную позицию? А также вследствие того что вычисляли примером стабильно и нормально развивающиеся западные государства и желали жить, “как в том месте”. Сейчас же внешнеполитическая обстановка пугает людей, и они желают защиты страны”.

В открытом эфире

Владимир Изотов, корреспондент радио “Российская Федерация”, в первой половине 90-ых годов двадцатого века — обозреватель радио “Балтика”:

— Утром 19 августа я, пребывав в полном неведении, отправился в Ленметрострой записывать сюжет о запуске пробной вагонетки. В том месте стали говорить что-то невнятное про насущную обстановку в стране и ее несочетаемость с репортажами про вагонетки, но я настоял: журналист во время общих августовских отпусков рад любому сюжету. По прибытии в редакцию начал отчитываться — материал, дескать, имеется, все нормально.

Сотрудники взглянуть на меня, как на ненормального: “Ты что, ничего не знаешь? Какие конкретно вагонетки? Мы не в эфире и неизвестно, в то время, когда будем”.

Дежурили на радио всю ночь. Коллеги из ИМА-пресс приносили листовки, мы их размножали, слушали выступление Анатолия Собчака по телевидению — было разумеется, что политическое сопротивление в городе имеется. В 6 утра звонок слушателя: “Радио “Открытый город” в эфире, а вы из-за чего нет?” Выход в прямой эфир по окончании информационной блокады как для радио, так и для тогда еще общесоветского Ленинградского телевидения стал вероятен по окончании издания Ленсоветом в ночь с 19 на 20 августа особого разрешительного распоряжения. “Открытый город” возобновил вещание в четверть шестого утра 20 августа.

Мы присоединилсь к сотрудникам; говорили попеременно, сменяя друг друга каждые 4 часа. Обо всем говорили “с колес”, излагали кроме этого то, что говорилось на западных радиостанциях. Трудились весь день, принимали звонки жителей, из Гатчины сказали, что к городу идут танки.

К утру 21 августа стало ясно — ГКЧП отступает.

Анатолий Равикович, актер:

— Я был тогда в Москве на съемках. Мы жили в отеле ВДНХ — “Байкал”, думается, именуется. Жили мы в соседних номерах с Александром Демьяненко. Я поднимаюсь рано, и вот по телевизору передали это сообщение и продемонстрировали этих людей. Зашел к Саше, совсем потрясенный, говорю — вот, Саша, кошмар какой. Но вся другая публика в отеле как-то равнодушно отреагировала.

И я отправился в центр Москвы — на Пушкинской площади, наоборот “Известий”, была издательство и типография “Столичных новостей”, весьма популярной тогда газеты. И в том месте неизменно такое толковище было — политический клуб. И там-то это дело, само собой разумеется, быстро обсуждали. Говорили — все, п…ц, финиш. По окончании чего возвратился в отель, а вечером мы выезжали на съемки в район Внуковского аэропорта. И в то время, когда ехали, видели совсем безлюдный город.

А уже за муниципальный чертой нам навстречу — огромная танковая колонна. Армейские были страшно злые, им очевидно не хотелось в эту заварушку влезать. Мат мчался над колонной.

В то время, когда приехали в район Внуково, то стало известно, что отсутствуют Лева Лия и Дуров Ахеджакова — не смотря на то, что также должны были быть на съемках. Они приехали лишь на следующий сутки и заявили, что были у Белого дома и стали свидетелями всех этих событий. Дуров говорил про плывущую в темноте баржу. Поразмыслили, внезапно это гэкачепэшный десант. В то время, когда баржа подошла поближе, рассмотрели на корме не красный, а красно-светло синий-белый флаг.

Все облегченно набрались воздуха, стали кричать — эй, в том месте, на “Авроре”!

Владимир Ходырев, в первой половине 90-ых годов двадцатого века — пенсионер, незадолго до событий покинул пост главы Ленгорисполкома:

— Я был на теплоходе, в рейсе — на Волго-Балтийском водном пути. Связи у нас не было. Возвратились через три дня, выяснили, что был путч, и все закончилось. Как отреагировал пост-фактум? Ну, произошло и произошло. А по большому счету не нужно было затевать все это дело.

Лучше бы не нервничали. Также мне — с трясущимися руками выступали. А уж в случае если затеяли, нужно было все доводить до конца!

Андрей Кравченко, репатриант:

— В начале 90-х я трудился стюардом на теплоходе “Анна Каренина”. Он каждую семь дней ходил из Ленинграда в Киль и обратно. 19 августа мы встретили в германском порту. Чуть сошли на берег, нас обступили журналисты, уговаривали остаться.

65 человек — 18 из пассажиров и 47 команды — дали согласие. Нас поселили в “Трагедий-центре”, в двух помещениях. Это строение для временного проживания людей, у которых квартира, к примеру, сгорела.

Спустя семь дней “Анна Каренина” снова пришла в Киль. Капитан внес предложение нам возвратиться в  Все пассажиры и 12 членов экипажа дали согласие. Я остался. Гражданства мне так и не дали.

Пособие — 190 в месяц — выплачивали не марками, а чеками, “шайнами”. Их возможно было отоварить лишь в определенных магазинах. Из-за чего не возвратился?

В интервью германским журналистам я поведал о злоупотреблениях тогдашнего управления БМП. Исходя из этого назад пути не было. Опасался мести. В 1993 -м мне вручили отказ в виде на жительство и «настойчиво попросили» покинуть страну. Но я прожил в ФРГ до конца прошлого года.

Денег хватало лишь на жилье и скудную еду. В ноябре осудили на полтора месяца за нарушение правил проживания, и прямо в тюремной робе отвезли в аэропорт Франкфурта. Из Москвы на электричках добрался до Питера. Тут стало известно, что бывшая супруга меня из квартиры выписала.

Устроился плотником, ЖЭК выделил комнатенку под лестницей. Жалею лишь об одном. О том, что на протяжении путча я был в Киле. Знать бы, что все так повернется.

Я большое количество утратил тут, а в том месте ничего не купил.

Написать комментарий

// понедельник, 21 августа 2006 года

Вынырнули из путчины

Сейчас исполняется 15 лет с момента провала попытки переворота самопровозглашенным Госкомитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП). Несколько главных начальников СССР собиралась вернуть страну на рельсы советского развития. В прошлую пятницу эксперты и петербургские политики за "круглым столом" разбирали события 15-летней давности, а простые жители вспоминали те дни.
скопируйте данный текст к себе в блог:

// понедельник, 21 августа 2006 года

Вынырнули из путчины

Сейчас исполняется 15 лет с момента провала попытки переворота самопровозглашенным Госкомитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП). Несколько главных начальников СССР собиралась вернуть страну на рельсы советского развития. В прошлую пятницу эксперты и петербургские политики за "круглым столом" разбирали события 15-летней давности, а простые жители вспоминали те дни. Iiainoe NIE2 ? Новости net.finam.ru